15 февраля 2017 года 13:07

Подставить плечо
и не подставиться

3 истории воронежцев,
занимающихся благотворительностью вопреки всему
Заместитель главного редактора De Facto Наталья Андросова
Мы поднимаем тему, которую замалчивают многие. На самом деле благотворительность в Воронеже — далеко не самое благодарное дело, многие занимаются им вопреки огромному количеству обстоятельств. И если мы с вами сможем изменить мнение хотя бы части тех, кто влияет на качество благотворительной помощи, то проект состоится. Начнем с историй трех горожан, которые безвозмездно помогают окружающим под градом критики, бюрократии и ненависти. И все равно не опускают рук.
Денис Рогачев
председатель фонда «Жизнь детям»
денис юрьевич рогачев
Сегодня принято говорить о совместной среде для здоровых детей и детей с ограниченными возможностями (хотя мы в DF предпочитаем другую формулировку — повышенные потребности). Мало кто помнит, что первая такая игровая площадка в Воронеже появилась возле парка у ТЦ «Арена» в 2015 году по инициативе фонда «Жизнь детям», учредителем которого выступает Денис Рогачев. Сам он не любит говорить о благотворительности, считает это слишком личным. Вероятно, он прав: о благотворительности должны говорить дела. И наиболее красноречивым ответом стал его проект «Детство — это для всех!».
детская площадка у тц арена
Первая в Воронеже площадка для детей с повышенными потребностями установлена
фондом «Жизнь детям» в 2015 году
На красивой игровой площадке с мягким, прорезиненным покрытием установили качели и карусели для колясочников, игры для развития моторики и мышления. Все игровые элементы оснащены пандусами и удерживающими устройствами, приспособлениями для самостоятельного раскачивания. В общем, всем, чтобы дети-инвалиды почувствовали себя полноценными, могли играть без помощи взрослых. А главное — ощутили себя частью общей детской среды, именно с этой целью площадка размещена рядом с обычной детской зоной. Однако, несмотря на красивые разговоры о необходимости интеграции и о других таких действительно важных и нужных вещах, Воронеж оказался не готов к их воплощению в жизнь… И это проявилось еще до открытия площадки.

«Мы приезжали на место, где велась установка, и ужасались поведению не столько детей, сколько их родителей, — рассказывают представители фонда. — Невзирая на то, что везде висели таблички, что оборудование для инвалидов, что оно требует специального использования, родители с невозмутимым видом помогали своим вполне здоровым детям пролезать под строительные ограждения и раскачиваться на еще незакрепленных качелях. На все наши замечания большинство отвечало откровенным хамством. Пришлось пригласить охрану торгового комплекса. Но даже это остановило не всех: одна, видимо, очень любящая мать, бросилась на охранника с кулаками. Денис Юрьевич смотрел, как на его глазах губят его еще не рожденное детище. Многим хватило бы уже этого зрелища, чтобы потерять охоту заниматься благотворительностью. Но он продолжил».

Площадку открыли. Провели развлекательное мероприятие для детей и серьезное для взрослых — объяснили, как пользоваться инвентарем. Часть оборудования довезли, заменили на более удобное. Однако вандализм продолжался. Пока молодые мамы щебетали на лавочках с подругами, их здоровые дети толпами набрасывались на качели для колясочников, не понимая, что они не только ломают его, но могут травмировать и себя.

Чтобы снизить риск травматизма (не колясочников, для которых было предназначено оборудование, а вполне здоровых детей, использовавших его не по назначению), фонд обратился к производителю с просьбой заменить часть каруселей. Оборудование привозили из Новосибирска, переговоры шли по телефону и почте. Сотрудники фонда и лично сам Рогачев потратили несколько месяцев на споры с производителями, однако, оборудование заменили. Чтобы обезопасить детей, здоровье которых, видимо, не волновало даже их родителей.
Но неадекватное поведение детей и взрослых, напряженное общение по замене оборудования — все это показалось ничем в сравнении с огромной бюрократической машиной, которая, как асфальтовый каток проехалась по фонду.
Значимый для города проект — это, несомненно, хорошо. Но не менее значимым в этом случае будет и контроль. А в российской действительности он, к сожалению, иногда возводится в слишком надуманный абсолют. И одно дело, если бы проверки касались безопасности площадки непосредственно на месте ее установки. Но проверять стали все, только не саму площадку. Проверка приходила за проверкой.

«Мы целый год сдавали различные документы. Проверяли даже точки и запятые. Одной не хватает — все заново. Если ты через такое прошел, то уже не забудешь, — вспоминают в фонде. — Если честно, хотелось просто все бросить и больше уже никаких крупных проектов не реализовывать. Но Денис Юрьевич не дал ни бросить, ни опустить руки. Мы каждый день помогаем детям, которые находят в себе силы бороться с тяжелыми заболеваниями. Так разве нам самим не хватит сил преодолеть и бюрократические преграды? Какой бы высоты и сложности они не были».
Владимир Бубнов
предприниматель, меценат
владимир бубнов
Культурные и благотворительные проекты Владимира Бубнова невозможно пересчитать по пальцам. Как и недооценить: многие без них уже не представляют современный Воронеж. Музей Есенина, памятник Высоцкому, помощь в ремонте здания «Паруса надежды», хореографическое училище… Сам меценат с трудом помнит всех, кому помог. Не потому что каждый проект не был значимым, а, наверное, потому что их было немало. Длинные списки тех, кто нуждался в помощи и ее получал.

Бубнов чаще всего перечислял средства на благотворительность от себя лично или от лица предприятий, которые возглавлял. По его словам, так проще, чем создавать специальную благотворительную организацию — слишком уж много бумажной волокиты и мало результатов. Каждый проект в рамках такой организации нужно детально согласовывать.
«Это должно оформляться по щелчку пальцев, а на деле выходит так, что не дай Бог с этим столкнуться. Все чиновники начинают сомневаться, а действительно ли благотворительностью ты собираешься заниматься? Ищут кошек в темных комнатах. Да, контроль нужен, но нельзя же запрещать людям делать добро?», — удивлен Бубнов.
Но, видимо, черных кошек ищут даже в тех комнатах, где их вообще нет. Несмотря на солидный послужной список Владимира Бубнова, некоторые продолжают ставить под сомнение и его участие в благотворительности.

«Я не раз встречал формулировку в СМИ: «так называемый меценат», — с горечью говорит Владимир Александрович. — Но это полбеды, я человек не гордый, хоть и неприятно. Но дело зашло дальше: мое имя постоянно упоминают с теми предприятиями, из которых я давно вышел или вообще не был причастен. Стоит разразиться какому-то скандалу или банкротству, как тут же вспоминают о моем «так называемом» меценатстве. Не знаю, что это — зависть или намерение получить и на свои издания «спонсорскую помощь».
памятник высоцкому в воронеже
Памятник Владимиру Высоцкому в Воронеже установлен при поддержке мецената Владимира Бубнова
Дурная молва в ответ на добрые дела — не самая лучшая плата. Но в разы хуже, когда их просто не дают делать.

«Я всегда занимался благотворительностью независимо от власти — мне от нее ничего не нужно, — констатирует Бубнов. — Надеялся, что она будет не трогать и меня. Однако, оказалось по-другому. Мы с супругой реализуем проект «Зеленая улица» — образовательный центр, где дети обучаются иностранным языкам. Да, это не совсем благотворительный проект, но, на мой взгляд, важный и нужный для города, для детей. И некоторое время назад начались массовые проверки этого центра. Я не буду перечислять все контролирующие инстанции, которые к нам приходили. Скажу лишь, что, пожалуй, ни одна школа в городе такому не подвергалась. Зато не так далеко от одного из зданий школы открывается бар! А как вы знаете, продажа алкогольных напитков вблизи образовательных учреждений запрещена. Нет ли здесь взаимосвязи?».

На вопрос, не опускаются ли после этого руки, есть ли желание делать добро и дальше, Владимир Бубнов отвечает философски: «Время собирать камни, время разбрасывать камни. Да нас в семье шестеро детей было! Мы воспитывались в школе-интернате. Нас одевали, кормили. Как я могу после этого другим не помогать?!».
Вадим Кривошеев
главный режиссер Театра юного зрителя
вадим кривошеев воронеж
Сегодня «Театр равных», в котором наряду с обычными актерами-непрофессионалами играют девушки и парни с ограниченными возможностями, активно приглашают на гастроли по всей стране. На его счету III исторический фестиваль им. В. Столля, Международный детский фестиваль театров «Большая перемена» и другие. А в планах — премьера «Денискиных рассказов», поэтическая постановка «Век» и пластический спектакль. Как успевает руководить проектом с такой насыщенной творческой жизнью Вадим Кривошеев, который только недавно был назначен главным режиссером ТЮЗа, а также участвует в спектаклях Камерного театра в качестве актера? Для него самого загадка. Примечательно, что эта работа не приносит ему почти никакого дополнительного заработка. Однако, не это смущает художественного руководителя.
«Проблем с финансированием нет. Так, декорации к последнему спектаклю «Дикий» оплатил ВТБ. И сегодня банк дал нам понять, что не против взять нас под свое постоянное покровительство, — рассказывает Вадим Кривошеев. — Отзывчивых людей на самом деле много. Да, они поверили в нас не сразу, были и сомнения. Самая расхожая фраза, которой нас встречали в начале нашего творческого пути: «Ну хорошо, один раз у вас случайно получился неплохой спектакль, а дальше? А что будет с ними, когда вы их бросите?» Но у нас получилось уже не один раз. И почему я буду бросать своих актеров? Я ни чуть не чувствую себя ущемленным, более того, получаю удовольствие от творчества».
Однако, если тех, кто готов помогать театру материально, достаточно, то с самим способом получения средств возникли серьезные трудности. Чтобы спонсоры могли легально перечислять проекту деньги, необходима была регистрация НКО. На нее ушел целый год.
«Нам 4-5 раз возвращали документы», — рассказывает Вадим Кривошеев. А без регистрации невозможны были постановки спектаклей — не было денег на декорации. Но актеры и режиссеры — не только люди творческие, но и оптимисты.

«Зато мы получили незабываемый опыт, теперь знаем все бумажные тонкости при оформлении», — не унывает Кривошеев. Кто знает, может когда-нибудь бюрократическая волокита в благотворительности станет темой его очередного спектакля.
Да, таких историй на весь Воронеж далеко не три. Может, к счастью для нуждающихся, людей, готовых помогать вопреки всему — больше? Мы не можем быть уверенными в этом в обществе, в котором коммерческие интересы и бюрократия часто ставятся выше добрых дел. Но мы можем верить, что у таких благотворителей все-таки большое терпение и безграничная воля. Воля помогать.

© От первых лиц — для первого лица