29 Января 2015 года, 13:36

shestakov_1_250x250.jpgЕсли честно, я вообще плохо помню, когда в России не было кризиса. Мне кажется, мы только временами из него высовываем голову, чтобы погрузиться опять. Поэтому наше население стало гораздо более устойчиво к кризису. Выработался иммунитет. Первые известия о кризисе да, возможно, потрясли умы, но сейчас, на мой взгляд, все ведут себя достаточно спокойно.

Да, из телевизора, из СМИ мы узнавали о том, что народ паникует, скупает валюту, вкладывает деньги, набрасывается на телевизоры, закупая их десятками. Говорили даже о том, что сейчас люди пытаются избавиться от накупленной в панике излишней бытовой техники. Я решил посмотреть, не удастся ли купить что-то подешевке у таких незадачливых «инвесторов», зашел на сайты частных объявлений в интернете и … ничего не обнаружил. Никто ничего не распродает.

Был ли вообще спрос настолько ажиотажным и паническим, как нам это пытались показать? Я работаю с совершенно разными категориями людей. И ни от одного из очень крупных руководителей не слышал, чтобы он в конце прошлого года начал резко куда-то вкладывать деньги, скупать машины десятками. Спрашиваю у менеджеров среднего звена, они пожимают плечами: «Ничего особенного не покупали, жене подарок и родственникам и все». У линейных сотрудников тоже паники не наблюдаю. Никто из тех, кто приходит на тренинги, не попросил сделать скидку из-за кризиса.

Может быть, паники и ажиотажного спроса вовсе и не было в тех объемах, которые нам хотели показать? И такая трансляция его СМИ — способ привлечь покупателей в сети? Да, спрос был повышенным. Но это пришлось как раз на новогодний период. Я недавно смотрел документальную запись, как в 1954 году перед Новым годом буквально штормовали ГУМ. Хотя никакого кризиса не было. А рождественские распродажи в Америке: там же люди насмерть давят друг друга!

Я бы сказал, что сегодня воронежцы больше боятся не кризиса, а войны. Информационное поле настолько перенасыщено событиями в Украине, что ко мне уже приходили люди, которым снится, что Воронеж бомбят, а они пытаются спасти своих детей. Вот это действительно страшно.

Генеральный директор Центра поддержки здоровья, семьи и бизнеса «Класс Шестакова» Андрей Шестаков


Комментарии