4 Сентября 2014 года, 09:39

В последнее время глядя на своих знакомых из районов области, я заметил, как сильно отличается реакция на украинские события у провинциалов и у жителей мегаполисов. Жители районов принимают все гораздо ближе к сердцу и переживают сильнее. Вторые же воспринимают близость войны с поразительной беспечностью.

Вспоминаю еще Норд-Ост и первые масштабные теракты в Москве в нулевых — я звонил своим знакомым москвичам, беспокоясь о них, а они спокойно отвечали:

— Да ладно, это далеко от нашего района!

Было совершенно очевидно, что мы в Воронеже, за сотни километров от Москвы, гораздо больше боялись терактов, чем те, в чьем городе это произошло. У нас тут ходили дозоры, я сам в них участвовал, патрулировали общественные места. А в Москве жизнь моментально возвращалась в привычное русло.

Несколькими годами позже, когда гремели взрывы в московском метро, я снова звонил своим знакомым, которые пользуются метро. И получал тот же ответ:

— А я по этой ветке не езжу.

То есть, даже если взрыв произошел буквально на соседней ветке, чуть ли не в соседнем поезде, человека это  не волнует, если он лично цел. Это защитная реакция жителей больших городов, у них слишком много стресса, слишком много личных проблем, слишком мало времени. К картинкам крови и трупов люди привыкли в ежедневных новостях, их этим не зацепить.

Пугает то, что сегодня реакция воронежцев очень напоминает Москву. У нас уже и условия похожи: пробки почти московские, тот же стресс, те же гастарбайтеры. Как результат — рядом граница с государством, где, по сути, идет гражданская война, а люди будто в оцепенении.

Есть конечно и рост тревожных настроений, в том числе и среди бизнеса. Есть и те, кто помогает: я лично знаю бизнесменов, которые организовали сбор средств на поддержание беженцев и берут их на работу, порой даже если нет вакансий.

Но всеобщая разобщенность берет верх. И обвинять людей в бессердечности тоже не хочется: они просто закрываются от внешнего мира, от информационного шума. Регулярные сводки новостей из Донбасса с артобстрелами, жертвами и разрушениями вызывают привыкание: через пару месяцев на них перестают реагировать так болезненно. Это сравнимо с маленькими ежедневными дозами змеиного яда, который раньше вводили человеку врачи, если хотели, чтобы он не умер от укуса.

Во всем этом есть единственный положительный момент: если бы тревоге поддались 100% населения Воронежа, началась бы массовая паника, которая ведет порой к непредсказуемым последствиям.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Шлабович, Татарович и партнеры» Игорь Татарович


Комментарии