27 Февраля 2013 года, 15:40

В вашем офисе неустойчивое интернет-соединение? Во время важных переговоров с партнером из-за рубежа по «Cкайпу» происходят постоянные разрывы? Для восстановления связи с удаленными корпоративными сервисами вам приходится регулярно перегружать серверный компьютер? Некоторым корпоративным пользователям знакомы такие проблемы с Интернетом. Разберемся, почему так происходит.

Материал опубликован в номере журнала De Facto за январь-февраль 2013 г.

Основные проблемы пользователя с Интернетом

С какими основными проблемами сталкиваются корпоративные (да и частные) пользователи Интернета? Выделим пару основных, заметных нево­оруженным глазом.

Проблема 1. Страница в браузере очень долго грузится. Тут все очевидно: мы многократно жмем кнопку «Обновить страницу», думая, что это неполадки с конкретным сайтом. Но часто такое происходит именно из-за закулисных игр провайдеров.

Проблема 2. Низкая скорость соединения. Еще один частый недостаток, знакомый, пожалуй, каждому пользователю, — несоответствие реальной скорости соединения Интернета той, что продал провайдер. Допустим, пользователь платит за тариф со скоростью 10 Мб/сек. При скачивании файлов можно увидеть скорость в разы меньшую — например, всего 2 Мб/сек.

Проверить реальную скорость Интернета можно, включив загрузку файла с торрент-трекера. Торрент-трекеры используют территориально распределенную между пользователями файла систему обмена данными по протоколу UDP. Иными словами, скачивание файла производится из разных мест сети Интернет, что, в свою очередь, позволяет обойти узкие места в межоператорских соединениях и нагрузить канал на пределе реально отдаваемой провайдером скорости. Если данный тест скорости не удался, то можно озвучить претензию о несоответствии скорости своему провайдеру.

Если тест скорости соответствует на 80%, то понять причины ухудшения работы сервисов («заикание» ip?телефонии, потеря связи с удаленными серверами, долгий отклик веб-страниц, низкая скорость скачивания файлов) мы попробуем совместно.

Как выстроена иерархия в интернет-индустрии?

Подавляющее большинство пользователей Интернета не задумывается (да и ни к чему, нас ведь волнует только качество связи), как трафик мировой паутины заводится на их компьютеры. Путь контента, который мы видим на экранах своих мониторов, открывая сайты в Интернете, на самом деле гораздо более длинный, чем мы его себе представляем. Это не просто передача данных от провайдера к пользователю.

Давайте более детально рассмотрим теорию взаимоотношений провайдеров друг с другом, чтобы понять причины проблем с Интернетом. Сделаем это вместе с генеральным директором IT-компании «Формат-Центр» Владимиром Гончаровым.

Схема отношений провайдеров очень похожа на ту, что есть в структуре устройства королевских дворов, министерств, госкорпораций и иерархически устроенных бизнесов. Переложим это на иерархию интернет-провайдеров (см. также инфографику).

  • Главные во дворце. Интернет, как относительно независимая среда, предполагает, что на верхушке иерархической лестницы находится не один главный провайдер, а несколько. На языке ITшников это Tier 1-операторы. Они соединены со всем Интернетом исключительно через соединения, за которые никому не платят. Они же и обеспечивают полную связность Интернета через свои стыки с присоединенными провайдерами, их сети, сети их клиентов.
  • Фавориты королей. Так можно назвать операторов национального масштаба (магистральные операторы), именуемых апстримами (upstream — «вверх по потоку», «вышестоящий в иерархии»). И как и все фавориты, зачастую они переоценивают свою значимость на рынке, соответственно, пытаются навязывать друг другу ряд определенных условий, порой игнорируя здравый смысл, что приводит к негативным последствиям для потребителя. Фавориты также продают трафик…
  • …придворным. Это даунстримы (операторы местного, регионального уровня, downstream — «вниз по потоку», «нижний в иерархии»). Придворные между собой могут быть равнозначными в дворцовой иерархии. Так называются пир-партнеры, или просто пиры (peer, peering — «ровня, равный в иерархии»). Они обычно предоставляют трафик друг другу на равнозначных условиях. Многие местные и региональные провайдеры являются как раз придворными.
  • Народ. Это конечные потребители, которые находятся внизу иерархии.

Таким образом, неравномерность распределения трафика в мире порождает неравномерность цен на доступ в Интернет как для оператора, так и для конечного потребителя (компании или физлица). В регионе может быть всего лишь один провайдер, который выпустит трафик только до ближайшей точки обмена с другими провайдерами или сетями. Яркий пример, по словам Гончарова, — это Сахалин. Проводная инфраструктура там есть только у компании КТТК, аналогия монополии привела к тому, что в этом регионе цена за Интернет для потребителя в десятки раз выше, чем в ЦФО.

Корень проблем — во взаимозависимости провайдеров

Так каковы же причины сбоев интернет-связи?

Причина первая, главная. Провайдер зависит от своих коллег по рынку, у которых приобретает трафик.

— Никто из провайдеров не продает и не покупает Интернет — все покупают и продают так называемую связность, которая и образует Интернет. Иными словами, провайдеры покупают и продают друг другу условия передачи трафика от своих клиентов к клиентам своего фаворита короля и его придворных, и так вверх по цепочке, — объясняет Владимир Гончаров.

Когда компания не имеет достаточной связанности с партнерами по рынку, как объясняет Гончаров, и возникают проблемы — долгие загрузки страниц, низкая скорость соединения, разрывы связи и

т. д. Проблемы, возникающие у вас из-за вашего провайдера, говорят о его ограниченном доступе к потоку трафика.

Причина вторая. Между провайдерами случаются конфликты. Качество доступа в Интернет для конечного клиента зависит от наиболее масштабной связности его оператора. Чем больше у него связностей, тем выше вероятность, что при сбое (или сознательном ограничении прохода трафика) у партнера, который является придворным или фаворитом короля, клиент не заметит каких-либо неполадок.

— Конфликты между провайдерами случаются нередко. Если рассорятся, к примеру, крупные магистральные провайдеры, местный оператор может не получить трафик от них, и он должен будет пройти, к примеру, через какого-то международного оператора, — рассказывает гендиректор «Формат-Центра». — Но при этом цена прохождения пакета информации увеличится в десятки раз, потому что запрос от пользователя зайдет куда-нибудь во Франкфурт, потом вернется в Россию и по этой же длинной петле вернется к пользователю. При этом не исключены и собственно сами сбои.

Как объясняет Гончаров, каждое новое звено в пути прохождения трафика снижает отказоустойчивость сети, также в звеньях этой длинной цепочки могут быть ограничения, например, по скорости — трафик идет во Франкфурт на скорости 100 Мбит/c, но упирается в одно звено оператора, где скорость «зарезана» до 2 Мбит/c на одно соединение, из-за чего и наблюдаются задержки и потери трафика. Долго грузятся страницы в браузере или не загружаются вообще, страдают пользователи онлайн-сервисов и т. д.

Причина третья. Крупные провайдеры иногда ограничивают друг другу или местным операторам доступ к трафику. Несколько лет назад, когда сайты Рунета не были так широко представлены в Сети, основной интерес для пользователей представляли зарубежные ресурсы. Так как покупка трафика из-за рубежа была недешевой, провайдеры обменивались им внутри России (чтобы не выпускать его за рубеж и не платить за него). Тогда образовались так называемые особые пиринговые группы, когда провайдеры устанавливали связность между собой.

Впоследствии около 80% пользователей стали посещать именно сайты Рунета. И сам Рунет стал объектом продажи: у кого больше клиентов (члены особых пиринговых групп) и контента, тот и диктует правила.

— Чтобы сохранить свою монополию, крупные магистральные операторы образовали особую пиринговую группу, зачастую попросту запрещая или ограничивая трафик для операторов, в нее не входящих. Еще один вариант сдерживания с их стороны — повышение цены за пиринговый трафик, что, естественно, ведет к отключению пиринговых перемычек по причине их нерентабельности и сказывается на конечном потребителе, — говорит Владимир Гончаров.

Единственный выход для небольших игроков в такой ситуации — быть придворным у нескольких фаворитов или закупать трафик за рубежом. Что бывает в таких случаях — см. выше.

Какого оператора выбрать?

Как мы уже установили, провайдеры-придворные отдают друг другу связности (возможность предоставлять трафик) со своими собственными клиентами, клиентами клиентов и т. д. до самого конечного пользователя.

— Эту связность называют клиентским конусом, или «юбкой», — рассказывает директор по маркетингу «РетнНет»1 (Москва) Алексей Кипчатов. — Чем больше этот клиентский конус, тем интереснее такой оператор в качестве пир-партнера и тем качественнее он будет предоставлять доступ в Интернет для пользователя.

Иными словами, если отвалится один из партнеров провайдера, всегда можно пустить трафик для клиента через другого. Что необходимо клиенту для правильного выбора провайдера?

— Предпочтение стоит отдавать операторам, имеющим максимальную связность. Речь о тех, кто закупает трафик сразу у нескольких магистральных операторов, гарантируя тем самым максимально короткие маршруты прохождения трафика и максимальную отказо­устойчивость. Если ваш оператор помимо самого доступа продает вам услуги хостинга, облачные платформы и т. д., то он обязан гарантировать клиентам максимальную доступность сервисов, — говорит Владимир Гончаров.

Очевидно, что при сбое любого из них для вас аргумент провайдера, что он «не смог заблаговременно договориться с партнером по рынку», будет неубедительным. Иными словами, покупка вашим оператором трафика у нескольких королей дворца — это гарантия от рисков неустойчивости Интернета у потребителя, повышение отказоустойчивости сети.

— Да, некоторые операторы декларируют клиентам, что у них на случай сбоев есть свои резервы «своего» магистрального трафика и достаточное количество связей с другими провайдерами, но, поскольку конечная цена трафика постоянно снижается, а издержки на содержание сети, персонала и пр. растут, «магистралы» нередко вынуждены из-за перегрузки определенных сегментов сети задействовать резервы для разгрузки, но снятие этого резерва — подход рискованный, потому что в случае отказа сети, нагрузка на оставшиеся сегменты сети или стыки с пир-партнерами провайдера будет колоссальна, — объясняет Гончаров.

Это может быть воспринято придворными как основание для изменения условий взаимоотношений, а в случае, если они от этого откажутся, есть риск полного обнуления резервов. Часто у фаворита короля (магистрального оператора) в конкретном регионе есть развитая сеть доступа для конечных клиентов, он полагается только на свои резервы и глобальные пиринговые соединения, но никогда не закупает трафик для резерва у партнера по «политическим» соображениям. Если это компания, приобретенная другим, более крупным игроком, то, как правило, ей тоже запрещают закупать трафик у других операторов. Поэтому в совокупности факторов большой провайдер не всегда полностью отказоустойчивый поставщик услуг.

Сноска

1 - Российское представительство международной магистральной сети RETN по передаче данных и IP-трафика между крупнейшими телекоммуникационными узлами мира и России.

Зачем фавориты королей спускаются вниз по иерархии?

Иногда фавориты королей решают спускаться вниз по иерархии к конечному клиенту — туда, где сосредоточены основные финансовые потоки потребителей. Почему так происходит?

Во-первых, потому что дешевеет трафик. Торговать «магистральной трубой» дешево, но нерентабельно, и в условиях конкуренции фаворитам королей тяжело показывать свою значимость для рынка, так как конус «юбки» с появлением новых игроков уменьшается.

Во-вторых, потому что выручка от продажи трафика операторам выходит меньше, чем выручка от конечного абонента (ARPU) (без учета инвестиционных затрат).

«Торговать трубой» и ждать, пока бизнес станет нерентабельным, — какой выбор делают операторы?

Они как раз стремятся увеличить конусную «юбку». Это можно сделать за счет массированной экспансии на рынок конечных пользователей: чем больше абонентская база, тем больше конус, тем сильней ты в пищевой цепочке. Также за счет этой экспансии можно нивелировать финансовые риски в дальнесрочной перспективе: конечных потребителей (физлиц и юрлиц) всегда немало, пусть и каждый из них приносит небольшой доход. В любом случае при такой схеме источники доходов раскладываются по разным корзинам.

Как операторам добиться быстрого результата и успеть за динамически изменяющимся рынком? Как набрать то количество абонентов, которое позволит жить безбедно? Вариантов два: строить свои сети или покупать готовых операторов. Строительство сетей опять же сопряжено с большими затратами (время, средства, отладка сети и пр.).

Поэтому многие крупные операторы пошли по второму пути. МТС купили «Комстар регионы», «Мегафон» — NetbyNet (тот, в свою очередь, начал скупку более мелких операторов — «Инетэра», Puzzle).

— Идея весьма неплохая, если бы не одно «но». Покупая местного оператора, будущий владелец ставит условие: когда наберете определенное количество абонентов, тогда и получите деньги от сделки, — говорит Гончаров. — Тогда-то и начинается демпинговая гонка с желанием максимально быстро нарастить клиентскую базу.

Выходит замкнутый круг: продающиеся операторы уменьшают для рынка возможности развития, а те, кто не планирует продавать свой бизнес, также недополучают шансов к росту.

— Но модель скупки множества активов себя также не оправдала, так как не всегда отвечает показателям запланированной рентабельности. Для выполнения жестких планов по приросту абонентов, прописанных в условиях сделки, покупаемым операторам приходится использовать различные инструменты, негативно влияющие на рынок, как правило, это демпинг, — рассказывает гендиректор «Формат-Центра».

Местные операторы получают шанс

Разница между ростом объема потребляемого по всей стране трафика (и наш регион не исключение) и ростом количества абонентов растет серьезными темпами. По данным главного редактора группы компаний ComNews Леонида Коника, которые он озвучил в конце прошлого года, ждать дальнейшей консолидации рынка фиксированного широкополосного доступа (наиболее популярный канал доступа в Интернет) от российских игроков не приходится. Темпы прироста буквально обрушились (см. инфографику).

По мнению Коника, причины все те же: низкая маржинальность услуг фиксированного интернет-доступа и демпинг, который по привычке начали игроки «большой тройки» сотовых операторов, а региональные операторы подхватили.

И по мнению аналитиков, в ближайшее время экспансия сетевых монстров на рынок ШПД закончится совсем. Это значит, что скупка компаний, а за ней и демпинговые массовые привлечения абонентов сократятся. Следовательно, независимые игроки рынка связи вновь получают шанс утвердиться на рынке и показать положительную динамику. За счет чего выживали молодые компании до сегодняшнего дня?

Дополнительный сервис (различные опции по телефонной связи, хостинг, серверы, обслуживание сети и т. д.),

развитие сетей в точках наименьшей концентрации трафика и наименьшей конкурентной среде (районные центры, удаленные от областных центров). Но тогда сразу необходимо думать, как подвести сеть к этим точкам, зарезервировать ее для повышения отказоустойчивости и независимости от операторов, которые дают магистральный ресурс до этих населенных пунктов.

Поэтому выходит, что доля небольших независимых игроков на рынке доступа в Интернет будет расти. Но вот чтобы обеспечить качество этого доступа, нужно быть как минимум фаворитом короля. А это сегодня получается далеко не у всех.

Глоссарий

Связность — понятие, объясняющее взаимодействие между интернет-провайдерами. Фактически это условия, на которых они продают друг другу трафик.

Провайдер Tier 1 — главный провайдер, соединенный со всем Интернетом исключительно через соединения, за который он никому не платит. Он же и обеспечивает полную связность Интернета через свои стыки с присоединенными провайдерами, их сети, сети их клиентов.

Провайдер-апстрим (upstream — «вверх по потоку») — оператор, закупающий трафик у Tier 1 и продающий его провайдеру-даунстриму.

Провайдер-даунстрим (downstream — «вниз по потоку») — оператор, закупающий трафик у апстрима и продающий его конечному пользователю.

Пир-партнеры (peer — «ровня») — операторы-даунстримы, обменивающиеся трафиком друг с другом и продающие его конечному потребителю.


Комментарии