14 Июня 2019 года, 16:20
«Вы уйдете со страхом в сердце. Если у вас есть сердце. Хотя нет, уже сегодня вы будете спокойно спать в объятиях пухлой жены», — грустно отметил герой-рассказчик спектакля «Вано и Нико» драматического театра им. Шота Руставели (Тбилиси). Он оказался прав: помешать заснуть в ночь после спектакля зрителям мог разве только испуг от разрывавшихся на сцене хлопушек и внезапных выстрелов.

Вано и Нико — неразлучные друзья, как неразлучно добро и зло, теряющие смысл одно без другого. Вано — слишком уж простоватое добро, которое ходит к стоматологу в обнимку с любимым кактусом. Красавчик Нико — зло, которое часто бывает внешне так притягательно. Спектакль состоит из довольно разрозненных эпизодов о дружбе и борьбе этих двух начал, объединяет которые образ по-сартровски одинокого рассказчика. Его тяготит сама мысль о том, что он существует. Он еще способен восхищаться красотами природы, но вот люди ему не приятны. Зато он весьма успешно изучает человеческую сущность на примере Вано и Нико. «Как устроен человек: скажут ему, что он птица, он действительно и полетит», — рассуждает Вано. Рассказчик предлагает своим героям самим выбрать свою судьбу и свое будущее. И Вано поднимается на маленькую лестницу — «я человек маленький, мне и такой хватит». Правда, он все же попробует покорить и вершину побольше. Но оттуда ему ненавистен весь мир и все люди. Зато Нико на высоте чувствует себя прекрасно.

Andrey_Parfyonov_7293.jpg

Фото Андрея Парфенова

Пока на сцене боролись два начала, зал также разделился на два лагеря: одним спектакль абсолютно понравился. Заставил, по их мнению, в очередной раз вспомнить о «добром, светлом, вечном». Судя по овациям, таких было большинство. Для другой же части философская линия спектакля потонула в дыму, буквально с первых минут заполнившем зал. Со спецэффектами явно перестарались: обилие дыма, разноцветный яркий свет (почти световое шоу), спускающаяся с потолка мебель, выстрелы, хлопушки, дождь из книг… Все эти элементы были какими-то разрозненно-пестрыми, как сам город Тбилиси, где старинные восточные постройки соседствуют с классической советской архитектурой и современными стеклянными зданиями. Но главные, на мой взгляд, вопросы так и остались без ответа. Нико во имя дружбы требовал от Вано все новых жертв. Пока, наконец, не захотел сам стать Вано — стать добром. И Вано почти безропотно принес и эту жертву. Может ли добро оставаться добром, предавая само себя? Где та граница, где оно должно восстать ради сохранения своей сути? Впрочем, зрителя предупредили: «Думать? Кому это нужно!» — Нико искренне удивился, зачем думать добру. Завершился же спектакль безусловным хеппи-эндом: не только Нико превратился в Вано, но и Вано стал обратно самим собой. Интересно только, как при этом они поделили девушку, метавшуюся между этими двумя героями, и сделавшую выбор в пользу Нико, когда он еще был более расчетливым и обаятельным злом.

Andrey_Parfyonov_7350.jpg

Фото Андрея Парфенова

Но действительно ли это хеппи-энд? И хочется задаться извечным булгаковским вопросом, озвученным еще Воландом: есть ли смысл в существовании двух Вано без Нико? Вряд ли автор пьесы и режиссер Роберт Стуруа сам не задавался им. Более того, на пресс-конференции перед спектаклем он назвал конец пьесы ироническим. Может быть, он тогда весь спектакль просто смеялся над зрителем? Отсюда и такая тяга к спецэффектам, намеренной пафосности и абсурдности повествования. Что ж, немного обидно. Но такой ход, на мой взгляд, заслуживает гораздо больше уважения, чем если вся история была рассказана всерьез.

Редактор журнала De Facto Наталья Андросова


Комментарии