12 Октября 2015 года, 13:10

12.10.15. De Facto — Минюст предложил освобождать от уголовной ответственности бизнес, впервые совершивший правонарушение и возместивший причиненный ущерб. Такое положение дает возможность откупиться всем, у кого есть деньги, что несправедливо, уверен управляющий партнер адвокатского бюро «Шлабович, Татарович и партнеры» Сергей Шлабович. Он вызвал на поединок сторонника законопроекта — арбитражного управляющего Владислава Журихина.

Первый раунд

Page26-002.jpgШлабович: Из положения новой статьи выходит, что можно просто-напросто заплатить отступные и к уголовной ответственности нарушивший закон привлекаться уже не может. Я с этим не  согласен — в этой ситуации всегда найдутся те, кто может заплатить. Вводить положение в Уголовный кодекс для того, чтобы дать дополнительную возможность этому лицу каким-то образом избежать ответственности? И почему тогда мы распространяем нововведение только на бизнес?

Ведущий Станислав Рывкин, руководитель адвокатской конторы «Рывкин и партнеры»: Сергей, то есть смысл в либерализации статьи будет только при условии, если в той же мере декриминализировать и другие статьи?

Шлабович: У нас уже есть положения, которые предусматривают возможность погашения ущерба. Зачем вводить новую статью в кодексе, еще и дополнительно штраф в пятикратном размере? Если мы вводим такие положения касательно предпринимательства, то давайте тогда вводить нормы, освобождающие от уголовной ответственности по другим статьям, — за кражу, например.

Page27-002.jpgЖурихин: Речь идет о смягчении наказания и новых возможностях избежать наказания. 

То есть смысл этой либерализации — наполнить экономику предпринимателями, дать им возможность дальше продолжать деятельность. 

Можно и посадить предпринимателя. Но после выхода из тюрьмы ничего хорошего не наблюдается, особенно по экономическим статьям.

Ведущий (с иронией): Так суд разберется. Он у нас справедливый, гуманный.

Журихин: Я думаю, что можно привязать новый штраф к тяжести наказания: малой — 20%, средней — 50%, допустим. В случае если предприниматель попал в организованную группу или преступление уже было тяжким, то можно и до 150% прописать.

Шлабович: Тем более если ты в группе, то вам легче скинуться.

Смех в зале.

Page27-001.jpgЖурихин: Сейчас, например, в случаях с кражей уголовная ответственность наступает, если она совершена на сумму от 1 тысячи рублей. И уголовное дело возбуждают формально. В итоге следователи одновременно ведут по 80 дел, не могут уделить время чему-то конкретному, и в этом чане преступник чувствует себя спокойно.

Шлабович: Если говорить о декриминализации, то получается, мы даем огромный лакомый кусок недобросовестным сотрудникам правоохранительных органов.

От чего мы идем? Возместить ущерб, причиненный организации, и пятикратный размер суммы причиненного ущерба. Сумму ущерба будут определять органы предварительного следствия. Если мы говорим о специальных нормах — незаконные действия при банкротстве и т. д., то есть те моменты, которые можно оценивать и так, и так.

Журихин: Здесь ущерб как раз легко считается по реестру требований кредиторов, и в общем-то это единственное доказательство ущерба.

Шлабович: Реальным доказательством ущерба будет то, чего не получили кредиторы, или то, что получило лицо, которое совершило преступление?

Журихин: То, чего не получили кредиторы.

Шлабович: У нас уже появилось два мнения. Но можно на первый раз лицо освободить. Нужно просто определить сумму ущерба, и дальше в общем-то возникает возможность злоупотребления.

Второй раунд

Журихин: Сергей, я бы все-таки хотел уточнить, вы вообще не видите возможности для какого-то смягчения закона в случае с бизнесом?

Page28-000.jpgШлабович: Мы приходим к тому, что возможно злоупотребление. Можно было не возбуждать уголовное дело или прекратить его в случае оплаты лицом, не уплатившим налоги, а следователь говорит: «Нет, дорогой. Есть 76.1, по которой ты должен возместить эту сумму, и плюс еще штраф. В противном случае я буду вынужден передавать дело в суд». Предприниматель пойдет искать какие-то выходы. Появляется возможность злоупотребления должностными полномочиями.

Журихин: Если закон плохо работает, это не значит, что его не нужно вообще рассматривать.

Шлабович: Владислав, вы считаете, что бизнесмены, совершившие преступления в сфере предпринимательской деятельности, должны иметь некое привилегированное положение по сравнению с иными лицами, совершающими преступления? Но почему, в чем причина?

Журихин: Например, статья «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» по факту имеет мощное наказание. А если мошенничество не было самоцелью? Возможно, так сложились обстоятельства, обкрутили недобросовестные партнеры.

Реплика из зала: Ага, как в «12 стульях», когда он «не хотел, но крал».

Шлабович: Выходит, что либерализовать необходимо не только предпринимательскую, но и иные статьи?

Журихин: Основным направлением должно быть возмещение ущерба. Если мы наказали и привлекли к уголовной ответственности, мы знаем, что ущерб не будет возмещен. И какой в этом смысл? Все зависит от ситуации. Если виновное лицо возместило ущерб и после этого предлагает понять и простить, то, наверное, нужно понять и простить.

Шлабович: А что мешает этому лицу возместить ущерб добровольно без какихлибо положений статьи и какой-то либерализации Уголовного кодекса?

Журихин: Дело в том, что по ряду статей возмещение ущерба не влечет гарантированного прекращения уголовного преследования.

Page26-001.jpgШлабович: Очень много случаев, когда есть успешная компания, которая набирает кредиты, покупает недвижимость и прочее. В результате возникает возможность банкротства. Тогда руководитель говорит: «Да в общем-то никаких проблем у меня нет, потому что в любом случае меня никто не посадит. Я могу максимум заплатить штраф». А здесь ему еще и государство говорит: «Дорогой, ты не бойся. Ты в любом случае максимум заплатишь штраф».

Журихин: Если видно, что преступление было совершено с умыслом, то тогда его должны коснуться последствия.

Шлабович: Есть одно известное всем уголовное дело. Человек отсидел год на стадии предварительного следствия по преступлению экономической направленности. И после этого он всем кредиторам поясняет: «Ребята, свое отсидел. Есть правоохранительные органы, идите туда. Ко мне больше за долгами не обращайтесь».

Ведущий: Так ему сейчас как раз предлагают альтернативу.

Шлабович: Пятикратный размер, да? У него нет этого миллиарда, который он якобы украл, а шести тем более. Если бы у него был, он не украл бы.

Журихин: Я предлагаю, если хотите так называть, купить свободу: ущерб рассчитан, назначена экспертиза, посчитали стоимость, какую сумму ущерба он нанес, или, если это о банкротном деле, сумма реестра плюс текущие расходы. То есть система расчета ущерба должна быть четко прописана.

Ведущий (смеется): Хорошая мысль. Сейчас многие свободу покупают противозаконно. Надо все узаконить.

Полную версию материала читайте в октябрьском номере журнала De Facto.


Комментарии