16 Июня 2015 года, 10:33

16.06.15. De Facto — Еще 3 года назад случаев, когда бизнес-конфликты решались с применением силы, в стиле 90-х годов, был один из ста. А теперь это каждый десятый конфликт, — рассказывает руководитель адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергей Бородин. — Даже понятие появилось: «силовая юриспруденция» — это когда предприниматель вместе с адвокатом нанимает еще и ЧОП. Посмотрите, например, что творилось вокруг завода «Фрунзе»: его окружили 2 охранных предприятия, и каждое работало в интересах своих групп влияния.

Материал опубликован в печатном журнале De Facto за июнь 2015 года.

«Романтика» 90-х

Во время последнего длительного отсутствия Владимира Путина в интернете появилась шутка: «Включаем телевизор, а там — Ельцин по всем каналам! Хрясь кулаком по столу: «Эксперимент закончился, панимаешь!» И снова все по кругу: малиновые пиджаки, выстрелы на улицах, заказные убийства...» Такая ирония на поверку содержит в себе долю правды. Воронежские бизнесмены все чаще рассказывают о том, что многие вопросы в деловом мире снова решаются вне правового поля, силовыми методами. Приведем примеры.

Пример 1. Два взрыва — один в офисе МУП «Спецкомбинат», второй на Юго-Западном кладбище. Так сегодня отжимают воронежский похоронный бизнес. Выстрелы из подствольника совершались ночью, никто не пострадал. Чем не методы 90-х? Или звонок от братвы с «предложением» руководству МУПа скинуться на «общак» — 6 млн рублей в год. То, что происходит сейчас в сфере ритуальных услуг Воронежа, напоминает сюжет бандитского фильма. Что же происходит на самом деле?

Передел «похоронки» фактически проходит по двум параллельным цепочкам. Цивилизованная — это дискуссии на уровне гордумы и мэрии о том, как передать МУП «Спецкомбинат» в частные руки. Параллельно с этим развивается другая линия истории. Источник в окружении теперь уже бывшего руководителя «Спецкомбината» Алексея Катцын рассказал DF, что чиновника отстранили от управления предприятием структуры, контролирующие в регионе бизнес на ЖКХ. Катцын якобы сильно не возражал отойти от дел, но просил вернуть активы, вложенные в похоронный бизнес его окружением.

«Речь идет об 11 миллионах рублей. При этом все делалось законно: на основании договоров, заключенных между МУПом и ритуальными фирмами, — утверждает источник».

После смены Катцына на 4 этих компании якобы поставили номинальных директоров. А потом — отказ выполнять условия сделки, взрывы, звонки от «уважаемых людей» и т. д.

Окружение Катцына до последнего времени пыталось найти компромисс в переделе бизнеса. Но далее на эксчиновника завели уголовное дело. По версии следствия, МУП якобы недополучил (внимание!) 11 млн рублей выгоды из-за заключения контракта с фирмой, которая оказывает услуги VIP захоронения.

Мы, разумеется, не станем оценивать законность действий руководства МУПа. Мы понимаем, что похоронное дело — это та отрасль, где понятия «хорошо» и «плохо» во многом относительны. В данном случае нас интересует другое: методы, с помощью которых сменили руководство предприятия. Попытки получить контроль над МУПом делались и раньше, но чтобы обстрелы и взрывы — такое произошло, пожалуй, только сейчас.

Пример 2. Вы когда-нибудь видели по ТВ, какие погромы устраивают футбольные фанаты? Ураганный налет, удары монтировками куда придется, куча разбитого имущества после. Чтото подобное пришлось посмотреть на записях с камер наблюдения перевозчику и автодилеру Дмитрию Крутских. Его база в ночь с 3 на 4 января была атакована группировкой заезжих молодцов — 41 автобус побили монтировками. Ущерб составил около 1,5 млн рублей. Крутских в разговоре с DF назвал свою версию случившегося: нападение организовали бывшие партнеры бизнесмена с целью заполучить землю под автобазой для строительства жилья.

«Мне грустно оттого, насколько нелепо все было организовано. Меня пытались запугать таким бандитским способом, надеясь, что я поддамся на провокации. И этот случай — только верхушка айсберга: мне, например, присылали патрон и мишень, нападали в подъезде, да много чего было. Также рассчитывали на испуг. Вот только, правда, я

ни разу не испугался и оказался в итоге прав: на 100% уверен, что дело о нападении на базу дойдет до суда, а виновные понесут наказание», — рассказал нам Крутских.

Пример 3. Партнеры юридической компании «Центральный округ» Станислав Валежников и Дмитрий Просвирин подверглись целой серии нападений. Так, Просвирин год назад получил кастетом по голове, Валежникова также избили и сожгли его автомобиль. Даже сейчас юристы не комментируют подробности конфликта. На

фоне этих событий юристы вели ряд резонансных дел: связанных с коллекторством, представляли интересы собственников квартиры в тяжбе с руководством клуба «Фламинго» и т. д. Виновных в нападениях на юристов официально до сих пор нет.

Перечислять примеры можно долго. Поджоги автомобилей сотрудника адвокатской конторы «Баев и партнеры», давление криминальных структур на руководство Ямного с целью заполучить землю весной этого года... Все эти ситуации, конечно, лишь часть того, что связано сегодня с «бандитской романтикой» 90-х и что стало достоянием общественности. Вместе с тем настораживает, что информация о таких событиях в последнее время стала появляться все чаще.

Ништяк, браток?

Вы уже подзабыли, что такое 90-е во всей красе? Напомним вам признаки тех лет.

Признак первый. Увеличение случаев, когда конфликты решаются вне правового поля, силовыми методами. В 2013 году у владельца сети «Табакерка» Ильи Ерихонова за ночь сожгли сразу 3 киоска, и он до сих пор не хочет говорить о возможных заказчиках этого нападения. Он считает, что нарастание агрессии начнется после очередной амнистии — когда на свободу массово выйдут криминальные элементы:

«Я как бизнесмен жду повторения лета 53-го года... Десятки тысяч уголовников выйдут на свободу, представляете, сколько исполнителей появится?»

Председатель правления Объединения предпринимателей Воронежской области Татьяна Гончарова добавляет, что микробизнесу сейчас стало полегче: тех, кто нацелен решать вопросы силовыми методами, больше интересуют крупные капиталы цивилизованных предпринимателей.

Признак второй. Все больше сделок в бизнес-среде переходят на личные договоренности, не по документарному оформлению. Подписанный договор теряет свое значение, в некоторых случаях не значит почти ничего. Это напоминает методы главарей мафии «Коза Ностра», чье слово значило больше, чем любая бумага.

«Соглашусь, что такое в местной бизнес-среде встречается все чаще. Вот только кому от этого хорошо? Даже друзьям в таких случаях не стоит доверять: вдруг вернуть им окажется нечего, а они будут пенять на давние отношения. Поэтому лично я решил для себя: все партнерские и клиентские отношения оформляю только документарно», — рассказывает Дмитрий Крутских.

Признак третий. «Кидалова» становится больше. Одно дело — необязательность в бизнесе (см. DF за апрель 2014 года), другое — сознательное невыполнение своих обязательств. Это проявление вытекает из предыдущего, считает Крутских, и в целом идет во вред экономике. Причем эта «гниль» проникает в деловую среду не только на уровне отношений партнер — партнер, но и в отношениях компания — клиент. Снова массово возвращаются финансовые пирамиды, рассчитанные уже не столько на состоятельных потребителей (вспомним кооператив «Финансист»), а на массовую аудиторию вспоминаем кучу кооперативов, использующих в нейминге слова, созвучные названиям главных банков страны). В общем, весь тот же антураж, как и вокруг первой волны МММ.

Добро пожаловать в 90-е!

Признак четвертый. Бизнес для своего развития все чаще прибегает к привлечению нелегальных/полулегальных капиталов. Снижается роль цивилизованных источников финансирования проектов. Наблюдение подтверждает Дмитрий Крутских, полагая, что сейчас можно говорить о частичном уходе корпоративных заемщиков из банков к «сомнительным людям»:

 «Вы посмотрите, куда мы катимся! Да, денег, может, и не так много, но это же не повод так опускаться».

Такой расклад

Политолог Игорь Иноземцев называет текущую ситуацию в экономике и общественной жизни страны «вторыми 90-ми». И указывает, что на истоки этого явления нужно смотреть шире, чем просто на проявления в бизнесе: бизнес-среда сегодня еще более зависима от макропроцессов, происходящих на уровне большой политики и бщественной жизни. Отсюда и классификация причин явления.

Причина 1. Бизнесменов и их компании некому защитить. Фактически речь о недоверии бизнесменов правоохранительным органам и судам.

gl.JPG«Вертикаль власти, внедренная в начале 2000-х, обнажает свои изъяны. Приход к власти силовиков дал надежду бизнесу: упорядочивание процессов в правовой отрасли вот-вот начнется. Предприниматели поверили, что «вертикализация» государства приведет к наведению порядка, и на какое-то время этот процесс стал давать результаты. Например, чиновники на определенном отрезке времени стали лучше выполнять свои обязательства перед бизнесом. Вместе с тем этот инструмент госуправления имеет свои слабые стороны, которые проявляются не сразу, а с годами. Одно из таких проявлений — несменяемость власти на местах. И теперь если бизнесмен хочет в правовом поле решить конфликт с чиновником или тем, с кем он работает, то у него вряд ли что-то выйдет: судья скорее примет решение в пользу чиновника, понимая, что принцип несменяемости власти поставит его в неудобную позицию», — объясняет Иноземцев.

В эту же причину стоит добавить и откровенную слабость общественных институтов. Иноземцев приводит пример: в 90-х СМИ какое-то время были реальным инструментом влияния на ситуацию. Придание публичности конфликту иногда помогало избежать жестких разборок. Сейчас же «4-я власть» окончательно превратилась в пропаганду.

Причина 2. Отсутствие в экономике дешевых денег. Многие предприниматели регулярно жалуются на дорогие кредиты, банкиры приводят свои аргументы. Но это, пожалуй, тема для другой статьи. А мы сегодня о 90-х. Регулярные проблемы в экономике привели к хроническому отсутствию дешевых денег. Это еще один пример возвращения  фундаментальных признаков тех лет. Турбулентность финансовой сферы приводит к сокращению возможностей прокредитоваться легально по приемлемым (даже не комфортным, а приемлемым!) условиям. В результате бизнесмены идут за деньгами не в банк, а к бандитам.

Причина 3. Бизнесмены, сколотившие капиталы в 90-х, разорились и возвращаются к старым, проверенным схемам. Дмитрий Крутских обращает внимание на механизм формирования капиталов в 90-х:

«Тогда издержки были куда более низкими: приехал, напугал предпринимателя, отнял у него активы. А сейчас, когда экономика развивается цивилизованно, надо вкалывать. Кризис подкосил тех, кто нажился нечестным путем, они попросту все растеряли. И теперь снова думают, что могут старыми методами нажиться на честных бизнесменах. У них же голова работает, как и в 90-е, ничего не поменялось. Мой пример с нападением на автобазу это наглядно доказывает».

Причина 4. Сознание бизнесменов снова настроилось на культуру решения вопросов 90-х. Как поясняет бизнес-консультант, психолог Александр Теньков, кризис обострил в сознании части предпринимателей воспоминания о 90-х годах: 

«Тогда все делились на 2 группы: одни живут по закону, другие по понятиям. И вторых было много — время лихое. Братки, ставшие потом «цивилизованными бизнесменами», считали, что их внутренние законы «правильнее» тех, что написаны на бумаге, якобы понятия нельзя обойти или обмануть».

Как считает эксперт, в тучные годы крыша и братва никуда не исчезали: громких разборок не было, все откупались деньгами. А теперь деньги заканчиваются — начинаются «стрелки» и «месиво».

Спираль времени

Игорь Иноземцев считает, что возврат 90-х происходит по спирали. Мы можем наблюдать в бизнесе методы тех лет, а экономика в целом вышла на более высокий уровень развития. Это значит, что те, кто вчера «зарабатывал» на палатке на рынке, сегодня «зарабатывает» на торговых центрах. Ушли малиновые пиджаки, распальцовка и другие атрибуты  лихолетья. Но если ушел лишь антураж, то это не значит, что методы тоже исчезли. Перечисленные экспертами причины возврата 90-х, увы, надолго. Трудно это отрицать. Поэтому если вы не осознали, что бизнес-среда меняется ТАК и НАСТОЛЬКО, то лучше это сделать сейчас, а не потом.

Авторы: Артем Сокольников, Наталья Андросова