18 Мая 2015 года, 10:15

18.05.15. De Facto — Не так давно на одном воронежском промышленном предприятии уволили сотрудника. Он решил напоследок свести с работодателем счеты и написал заявления во все инстанции, какие только можно, — рассказывает гендиректор компании «Светла-Аудит» Светлана Бригадина. — Как результат, на предприятие пришло 12 проверок, и там несколько месяцев продолжали разгребать последствия от их результатов…

Материал опубликован в печатном журнале De Facto за май 2015 года. 

«Тварь я дрожащая или право имею?..»

По оценкам адвоката филиала Воронежской межрегиональной коллегии адвокатов «Чернушкин и партнеры» (также курирует юридическое направление компании «Фенко») Лилии Лопыревой, всплеск активности воронежских работников по «защите своих трудовых прав» начался 3 года назад и с тех пор постоянно растет. С ней согласен и управляющий партнер адвокатского бюро «Шлабович, Татарович и партнеры» Сергей Шлабович: если раньше обращений в суды были единицы, то сейчас их можно исчислять десятками.

Как показал опрос социологической службы «Ваше мнение!», 38% воронежских работников готовы «поставить работодателя на место» и обратиться в суд, трудовую инспекцию или к адвокатам. Для сравнения: тех, кто в необходимости этой меры не уверен, почти в 2 раза меньше — 22%1. Причем большинство жалоб поступают от линейных сотрудников, которые по своей профессии далеки от юридических вопросов.

«Раньше судебные иски на работодателей поступали от людей, которые должны были обладать юридическими познаниями: работали юристами, директорами по правовым вопросам или как минимум на руководящей должности. Сейчас основная масса заявлений в суд или трудовую инспекцию — от линейных сотрудников», — рассказывает адвокат по трудовому праву Виктория Портнова.

Руководитель адвокатского кабинета Белик Г.П. Галина Белик говорит о том, что если раньше сотрудники хотели стрясти с работодателя компенсации «по мелочи», то теперь они готовы на все ради крупных выплат — не просто в тысячи рублей, а в десятки и сотни тысяч. В одной московской компании, производящей пищевые продукты, сотрудник вычитал где-то, что за травму на производстве полагается солидная сумма компенсации от работодателя. Тогда он запланировал отрубить себе палец, чтобы получить деньги. Осуществив задуманное (!), он обратился в суд.

По мнению гендиректора кадрового агентства «Центр «Карьера» Сергея Муштенко, порой претензии доходят до абсурда:

«Молодой специалист пришел в компанию, проработал один день. И заявляет на полном серьезе: «Меня здесь не поняли, я увольняюсь, прошу выплатить мне компенсацию за один день работы!» Хотя его даже не успели принять и на испытательный срок».

df.JPGПонять мотивы работника

Эксперты сходятся во мнении, что свою возросшую юридическую грамотность работники используют по примерно сходным мотивам, которые можно разделить на несколько категорий. Какие типы людей склонны к «трудовому терроризму»?

Категория первая: прогульщики. Манипуляции с больничными

Такой формой воздействия на работодателя пользуются сотрудники, нарушившие дисциплину, чаще всего чтобы прикрыть свои прогулы.

«Мне известен случай, когда сотрудницу уволили за прогул: она не явилась на работу, написала объяснительную, а сразу после этого женщина взяла больничный, — рассказывает Сергей Шлабович. — А затем она обратилась в суд, чтобы восстановиться. И суд посчитал, что нельзя было уволить сотрудника, находящегося на больничном. Хотя если сравнить по времени — объяснительная написана в 10 утра, а в 11 она обратилась к врачу».

Категория вторая: алчные. Шантаж с целью получения денег

« В одной компании бухгалтер, имевшая доступ к финансовым документам, в какой-то момент начала шантажировать работодателя: если он не выплатит ей определенную сумму денег, некоторые документы, относящиеся к коммерческой тайне организации, окажутся в суде», — рассказывает Лилия Лопырева. — Руководитель не поддался на шантаж, и в начале этого года документы действительно появились в суде! Работодателю пришлось ввязаться в долгую судебную тяжбу. В первой инстанции суд принял решение в пользу истца. И только при помощи апелляции удалось это решение отменить.

Лилия Лопырева выделяет 2 рычага давления на руководителя:

  • иск в суд, который отзывается только после того, как работодатель выплатит нужную сумму денег;

  • угрозы обращения в надзорные органы. Цель — навлечь на компанию проверку. Зная о высоких штрафах, большинство работодателей соглашаются заплатить сотруднику, чтобы он не обращался в ведомство.

Сергей Муштенко отмечает, что подобные шантажисты в последнее время стали профессионалами своего дела. Если раньше сотрудники шантажировали своих работодателей от случая к случаю, то теперь появились профессиональные сутяги, которые на этих шантажах зарабатывают. Одна юридическая компания даже обратилась к кадровикам, чтобы совместно организовать «поимку с поличным» незадачливого шантажиста.

citaty.JPGКатегория третья: униженные и оскорбленные. Попытки «восстановить справедливость»

При сокращении штатов или увольнении работник вполне может посчитать свои права «ущемленными» и найти повод для скандала.

«Сотрудник сам собирался увольняться и в последний месяц работал откровенно плохо: в рабочее время ходил по собеседованиям, выполнял свои обязанности спустя рукава», — рассказывает руководитель сети мобильных кофеен PerfettoCafe Павел Бусыгин. — А когда мы выдали ему расчет без премий и бонусов, жутко оскорбился, посчитав, что он «заслужил» гораздо больше. И началось типичное: «Да я вас сейчас!.. Да я свои права знаю… Да я пойду во все инстанции…» 

По словам Бусыгина, недобросовестные работники зачастую себя таковыми не считают и думают, что их «обидели».

В чем причины?

Почему же все больше рядовых сотрудников решаются на серьезные правовые конфликты с работодателем?

Причина первая. Повышение уровня жизни изменило сознание сотрудников

«В 90-е в страну хлынул поток информации, но людям было не до этого: лишь бы выжить в постоянно меняющейся хаотичной среде, — считает совладелец консалтингового агентства «Вермеон» (Москва), бизнес-психолог Людмила Болдырева. — А сейчас вопроса «Как бы свести концы с концами?» перед людьми больше не стоит. Они начинают размышлять о том, как насолить работодателю, а заодно и легким способом обогатиться. И кризис их не останавливает: сокращения и безработица не настолько массовы. Плюс если тебя увольняют — это только повод попытаться напоследок заработать.

Причина вторая. Трудовое законодательство почти всегда стоит на стороне работника

Статистика Верховного суда России за 2014 год показывает: свыше 97% трудовых споров об оплате труда решается в сторону работника. Кроме того, согласно Трудовому кодексу, обращаясь в суд по трудовым вопросам, работники освобождаются даже от госпошлин и оплаты судебных расходов (ст. 393 ТК РФ). То есть все издержки судебного дела почти всегда автоматически ложатся на работодателя. Почему бы на таких условиях не пободаться с бизнесом?

Причина третья. Заинтересованные группы лоббируют правовую грамотность в информационном поле

«Мы переживаем бум правовых центров и юридических фирм, и всем им нужны клиенты, — делится мнением Людмила Болдырева. — И чем больше юристов, тем больше о правовых вопросах будут говорить в интернете и в СМИ».

Причина четвертая. Работодатели вынуждены брать скандалистов из-за дефицита кадров

Качество кадров постоянно снижается и в сочетании с растущей правовой грамотностью дает взрывной эффект.

«Я выставляю минимально возможные требования к сотрудникам и даже им соответствия не нахожу: пришел, отсидел восемь часов и ушел, ни помощи от него, ни прибыли, — сетует директор туристического агентства Queens tour Виктория Сергеева. — При этом попытайся их уволить! Начинаются скандалы, нецензурные выражения и угрозы».

Она приводит историю своей бывшей помощницы, которую наняла в период собственного декрета.

«Мало того что она не знала элементарных вещей, таких как отельная база, и не приносила прибыли. Так еще вместо того, чтобы разгрузить меня, срывала сроки оформления документов, вынуждая меня за ней все переделывать. Но как только я подняла вопрос о том, сможет ли она продолжать работу, последовали бурные эмоции, а затем ответ в стиле: «Я знаю свои права! Есть трудовой договор, по нему свои обязанности я исполняю, вы не сможете меня уволить»».

В ходе противостояния с работодателем девушка грозила судом. Уволить нерадивую сотрудницу удалось только после того, как в течение двух недель работодатель смогла зафиксировать все ее опоздания и преждевременные уходы с работы. По словам директора, она изначально представляла уровень будущей помощницы, но выбирать было особо не из кого.

Чем рискует бизнес?

К каким последствиям для компаний может привести «излишняя» трудовая грамотность сотрудников?

Риск первый: репутация

«Если сотрудник затаскивает компанию в суд, главная потеря — репутация, — уверена Лилия Лопырева. — Мало того что к вам меняется отношение в деловой среде и даже отношение со стороны судей. Если эта история приобретет резонанс, вы рискуете подмочить репутацию как работодатель».

Риск второй: деньги

«Даже если сотрудник и не прав, лишняя проверка трудовой, как правило, что-нибудь да выявит. Мало организаций проходят проверку на ура, а штрафы сейчас недетские», — предостерегает Лопырева.

Максимальный штраф за нарушение трудового законодательства достигает 200 тыс. рублей. Если же сотрудник идет в суд, издержки могут быть и более существенными.

На одном из специализированных сайтов, посвященных HR, приводится такой кейс.

Сотрудница работала в банке и получала в среднем 100 тыс. рублей в месяц. Ей вручили уведомление, что ее заработная плата уменьшится, и уволили в связи с отказом работать на новых условиях. Она обратилась в суд и за 7,5 месяца судебного процесса получила 750 тыс. рублей в качестве оплаты вынужденного прогула, а кроме того, по суду она была восстановлена в прежней должности. Соответственно, ее новое увольнение по сокращению штата работодателю обошлось еще в 500 тыс. рублей компенсации. Таким образом, работница отсудила 1,25 млн рублей, не считая морального вреда и судебных расходов (сайт planetahr.ru).

Риск третий: подрывающий дисциплину сотрудник внутри компании

По статистике, приведенной на сайте судебного департамента при Верховном суде России, за 2013 год в судах было рассмотрено чуть менее 15 тыс. исков «о восстановлении на работе». Из них 47% окончено удовлетворением требований работника. То есть, если ваш уволенный сотрудник обратится в суд, вероятность того, что придется как минимум временно оставить ненужного работника, составляет почти 50%. А не научит ли он и других сотрудников «плохому»?

Как предупредить конфликт

Но несмотря на то, что суды, как правило, принимают сторону сотрудника, есть ряд долгоиграющих мер, которые позволяют избежать проблем с излишне конфликтными работниками. Только применять их нужно заранее.

Прописывать в трудовом договоре самые мелкие детали.

По опыту аудиторской работы Светлана Бригадина рассказывает, что многие работодатели сами «вкладывают в руки» сотрудникам возможности для подачи жалоб и судебных исков, если не прописывают должностных обязанностей в трудовом договоре до мельчайших деталей.

«Однажды сотрудница изъяла документы, составляющие коммерческую тайну компании, взломала наш внутренний информационный ресурс и шантажировала меня разглашением похищенной информации, — рассказывает директор транспортной компании «ЛегионАвто» Алла Целовальникова. — После этого случая мы откорректировали трудовой договор: внесли пункт о неразглашении коммерческой тайны, а также ограничили сотрудникам доступ к информации».

vm.JPGСобирать «компромат» на работников.

Московский адвокат по корпоративному праву Максим Беляев отмечает, что в большинстве компаний до сих пор делают сотрудникам выговоры в устной форме, упуская аргумент в свою пользу на случай судебных разбирательств.

«Если у работодателя есть доказательства нарушения дисциплины или иных проступков со стороны сотрудника, например несколько актов об опозданиях, проблем при увольнении будет гораздо меньше», — уверен он.

Проверять репутацию соискателей.

«Чтобы человек попал к нам на работу, он проходит несколько этапов отбора. В том числе у нас есть служба контроля, которая звонит по предыдущим местам работы человека и выясняет его предысторию», — делится практикой директор гипермаркета «Линия-2» в Воронеже Наталья Назарук.

Однако, даже не имея службы безопасности, сегодня можно довольно много выяснить о соискателе через… социальные сети.

«Страница в соцсетях — это, во-первых, первичный тест на адекватность. Раньше нужно было человеку подсунуть какой-то тест психологический, а сейчас очень многое понятно по тому, какие он фотографии выкладывает, какие группы просматривает», — делится опытом Павел Бусыгин. — При приеме людей на работу я использую соцсети как вполне удобный рабочий инструмент, чтобы составить психологический портрет человека.

На что следует обратить внимание, по версии Павла Бусыгина:

Фотографии.

Агрессивные националисты или слишком ярые футбольные фанаты, пожалуй, не подойдут. Свою агрессию на работодателя они могут выплеснуть в суде.

Группы и перепосты.

Они отражают взгляды и принципы человека. Если там есть экстремальные отклонения от нормы — это риск, вероятность того, что человек — скандалист, что также чревато судебными тяжбами. Например, Павел Бусыгин рассказывает, как прекратил рассматривать кандидата после того, как увидел на его страничке в соцсети «ВКонтакте» агрессивные высказывания о ситуации в Украине и в адрес «москалей».

Подбирать HR-директора со знанием правовых основ или пользоваться консультациями юристов.

Сергей Муштенко рассказывает, что сегодня планка требований к общей квалификации кадровиков поднялась. Когда компании ищут директора по персоналу, кроме опыта работы, навыков подбора и управления персоналом требуются юридическая подкованность и кристально чистая репутация. Если малый или средний бизнес не в состоянии позволить себе нанять HR-специалиста, то есть смысл воспользоваться услугами юриста на аутсорсинге при составлении договора с сотрудником или его увольнении и в ряде других случаев.

Сергей Муштенко предлагает сравнить издержки, положив на одну чашу весов стоимость содержания в штате одного менеджера по персоналу, а на другую — судебные издержки и репутационные потери.

«В Воронеже менеджеру по кадрам можно платить в среднем 22 тысячи рублей, то есть это 264 тысячи в год, плюс налоги, — рассуждает он. — С другой стороны, компенсация работнику в случае суда может составлять от 2 его окладов до сотен тысяч рублей, если процесс затянулся. Если вы любой ценой пытаетесь избежать суда, вам тоже придется выложить от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч рублей. Плюс наличие менеджера по персоналу снижает текучку. А каждый уволенный со скандалом сотрудник уносит как минимум 1,5-2 свои зарплаты, примерно во столько же обходится найти и обучить нового работника».

Что будет дальше?

Продолжат ли нарастать претензии чрезмерно грамотных сотрудников к работодателям, как снежный ком? Эксперты считают, что да. Однако позиция судов «сотрудник всегда прав» может в корне измениться. По мнению Светланы Бригадиной, в правовом поле можно ждать перемен: «Сегодня суды все еще становятся на сторону работника. Но чем больший поток шантажа и необоснованных претензий пройдет через суды, тем чаще они начнут становиться на сторону работодателя».

С ней соглашается и Сергей Муштенко:

«У нас, конечно, не прецедентная система права, как, например, в США. Тем не менее случаи, когда работодатель выиграл трудовой спор, начинают учитываться судом при вынесении решения.

Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Но пока нужно рассчитывать на свои силы».

1Опрос проводился социологической службой «Ваше мнение!», участие в нем приняли 200 человек в возрасте от 18 лет. Выборка случайная, по базе АТС Воронежа.

Автор: Ирина Щербаненко


Комментарии