5 Мая 2015 года, 13:00

05.05.15. De Facto — DF представляет полную версию круглого стола о нелегальных АГЗС региона и мерах борьбы с ними. Скоро исполнится 5 лет с момента взрыва нелегальной АГЗС в Эртиле. Однако участники цивилизованного рынка АГЗС считают, что кардинального перелома в этой сфере с того времени не произошло. Так ли это на самом деле? А если даже какие-то позитивные подвижки есть, то значит ли это, что проблема будет решена полностью в обозримом будущем? На круглом столе De Facto рассказывали ответственные руководители.

Материал опубликован в печатном журнале De Facto за май 2015 года.

Участники встречи:

Игорь Кобзев, начальник Главного управления МЧС по Воронежской области;

Виталий Чермашенцев, начальник отдела по борьбе с экономической преступностью в сфере ТЭК, бюджетной сферы, потребительского рынка, незаконного оборота алкоголя, транспорта, связи УЭБ и ПК ГУВД Воронежской области;

Андрей Сусликов, заместитель прокурора Воронежа;

Василий Попов, сопредседатель реготделения «Общероссийского народного фронта», проректор ВГУ.

Руководитель Верхне-Донского управления Ростехнадзора Владимир Дерновой отказался от участия во встрече.

Модератор: Станислав Рывкин, руководитель адвокатской конторы «Рывкин и партнеры»

Почему с явлением не борются системно?

Page46-000.jpgРывкин:Что мешает сейчас наладить последовательную борьбу с работой нелицензированных АГЗС?

Кобзев: Решение этого вопроса должно быть задачей не только надзорных органов, но и власти и общества в целом. Наверное, через прокуратуру мы все-таки заставим Ростехнадзор, чтобы на сайте были размещены все юридические адреса АГЗС, которые находятся в реестре. Также этот список должен быть опубликован в СМИ. Он должен постоянно везде фигурировать, тогда любые изменения в этой сфере и — самое главное — их законность будет гораздо легче отслеживать. Если потребитель будет ознакомлен с перечнем лицензированных заправок, проезжая мимо такой бочки, он скажет: «Нет, не надо!» — и поедет заправляться на лицензированную, да еще и проинформирует соответствующие структуры о работе нелегальной. Так в идеале должна работать схема выявления. Координировать и информационно поддерживать эту борьбу должны организация малых предпринимателей «Опора России» и органы местного самоуправления. У нас в регионе всего 2 организации, которые оптом отпускают газ. Они тоже должны быть ознакомлены с этим перечнем. Следует сделать месячник информации, связанной с АГЗС. Дать людям телефоны, по которым они смогут предоставлять информацию компетентным органам.

Попов: Давайте определимся, какие самые яркие признаки того, что АГЗС, скорее всего, нелегальная?

Сусликов: Первый признак — отсутствие современного профессионального оборудования, плана эвакуации, телефонов экстренных служб, вывески с логотипом компании.

Рывкин: В чем проблема? Не налажена комплексная, систематизированная работа, иначе мы бы тут не собрались. Я так понимаю, что ни у одной службы нет полномочий просто так пойти и проверить любого предпринимателя? Чтобы было возбуждено дело, он должен заработать без лицензии 1,5 или 6 миллионов, в зависимости от статьи. А рвануть может и до этого момента. Месячник хорош как инструмент анализа, профилактики, чтобы выявить, в каком направлении двигаться. Но у нас часто как бывает: месячник закончился — и все, затишье, все продолжается по-старому.

Кобзев: Поэтому очень важно подключать к нему исполнительную власть, СМИ? Чтобы люди освоили механизм передачи информации и использовали его в дальнейшем.

Попов: Я согласен. На первом этапе нужно поддержать идею месячника. А еще нужно активнее разъяснять гражданам, почему нелегальная АГЗС — это плохо и чем это грозит. Объяснять, что это может привести к гибели и можно просто не успеть уехать от этой заправки, если она загорится. Ведь на бензиновом рынке ситуация нормализуется? А помните, как было в 90-е годы? Все эти левые заправки, когда привезли машину бензина неизвестно откуда, быстро продали, деньги поделили и разбежались. Теперь этого нет. Автовладельцы выбирают брендовые заправки, предпочитая заплатить на рубль дороже. Если эту мысль удастся внедрить в сознание граждан, увеличится число тех, кто обратится с информацией в правоохранительные и надзорные органы. Плохая информированность граждан играет на руку нелегальному бизнесу.

Чермашенцев: Проблема в том, что газ у нелегалов, по сути, не отличается от газа, реализуемого на легальных АГЗС. Он закупается у одних и тех же оптовых производителей. Но он дешевле, потому что продавцы не платят никаких налогов, не несут никаких издержек. Делать ставку только на сообщения граждан не совсем верно. Сотрудники силовых структур на местах это видят. Но если СМИ часто будут писать, что есть АГЗС, на которых не стоит заправляться, потому что они не соответствуют требованиям безопасности, не каждый туда поедет, зная, что она может взорваться. Хорошо, что этот вопрос системно поднимается в журнале De Facto, на моей памяти это происходит впервые. Раньше как было: взорвалась заправка, 2 дня в газетах пошумели, и все затихло.

Page46-001.jpgКобзев: У нас есть примеры подобных положительных решений. Третий год мы на летний период вводим особый противопожарный режим. Два года назад все были против этого, но мы переломили ситуацию, и сейчас уже часть населения понимает, что это необходимо. Кампания должна идти системно, может быть, 2 раза в год, и тогда не сразу, но нам удастся добиться результата. Если мы сейчас определимся с действиями, я готов этот вопрос выносить на более высокий уровень. У нас есть комиссия по чрезвычайным ситуациям, мы можем принять коллегиальные решения, и они будут обязательны для исполнения всеми.

Как планируют бороться?

Рывкин: Разъясните, пожалуйста, полномочия Ростехнадзора. Его представители, к сожалению, отсутствуют на нашем круглом столе.

Page47-000.jpgСусликов: В силу полномочий, определенных федеральным законодательством, специалисты Ростехнадзора имеют необходимые знания в сфере промышленной безопасности. Кроме того, они могут привлекаться к проводимым прокуратурой проверкам.

Чермашенцев:  У нас есть наработанная форма. Мы пишем им обращение с просьбой выделить сотрудника, так же как и в Главное управление МЧС, и тогда с их участием проводим свои проверки. Отмечу, что в последнее время взаимодействие с этими службами стало эффективнее.

Сусликов: Мы не подменяем своей работой другие органы, но вопрос деятельности АГЗС действительно серьезный, и 2 случая взрывов тому подтверждение. Но с 2012 года, по нашим данным, количество нелегальных АГЗС на территории Воронежа уменьшилось где-то в 2 раза. В том числе благодаря мерам прокурорского реагирования.

Кобзев: Зато растет количество лицензированных АГЗС. В 2006 году их было 75, в 2011-м — 105, в 2015-м — 111. То есть идет процесс перехода нелегального бизнеса в легальный. Борьбу с нелегальным бизнесом мы делим на 3 этапа, реализация которых займет 2-3 года.

Первый — информационный: создаем базу данных, отделяя легальные АГЗС от нелегальных. Второй — законодательный: определить правила игры, как работать с изъятием оборудования у нелегальных АГЗС, определить с муниципалитетами площадки, тарифную политику, проработать весь этот механизм с Ростехнадзором. И третий этап — ужесточение штрафных санкций.

Чермашенцев: Для возбуждения дела по статье «Незаконное предпринимательство» необходимо доказать доход не менее 1,5 миллиона рублей. А у них нет бухгалтерии, они даже кассовые чеки не выдают. Зачастую фирмы бывают не зарегистрированы. Мы проводим контрольную закупку, чтобы доказать факт реализации. Но самое печальное, что и после возбуждения уголовного дела и передачи его в суд они продолжают торговать. Видимо, тут нужно поступать так же, как с производством алкоголя или игорным бизнесом, — изымать оборудование. Вот когда у такого предпринимателя конфискуют по решению суда газовую бочку, на этом все и закончится. Мы смогли победить игорный бизнес, когда стали по суду конфисковывать аппараты и уничтожать их через судебных приставов. Так же и с нелегальным алкоголем. Оборудование и продукцию мы изымаем в рамках уголовного дела как доказательства, суд выносит решение признать их вещдоками и уничтожить. Росалкогольрегулирование забирает нелегальную продукцию и оборудование для ее производства. Но по газу такого положения в законе нет. Это законодательный вопрос, и мы выходим с такой инициативой.

Кобзев: Это должна быть охраняемая площадка, можно использовать полигон. Тут как с задержанными транспортными средствами. Это тоже объект движимого имущества. Зачем утилизировать газ? Можно вызвать аварийноспасательное формирование того же «СГ-Транса» или «Воронежсинтезкаучука». Они перекачают этот газ в свою бочку и выставят собственнику счет на внушительную сумму. Затем владельцу выставят счет за хранение на специализированной стоянке. Когда за все это у него потребуют несколько сот тысяч рублей, он сам откажется от этого оборудования. И тогда, как вещдок уже в рамках муниципального имущества, его можно будет сдавать на металлолом.

Нужно ли подключать бизнес?

Рывкин: А что нужно, чтобы организовать хранение изъятого оборудования?

Чермашенцев: Нужно обратиться в органы местного самоуправления, они должны дать площадки, выделить деньги, чтобы их огородить, выставить охрану. Затраты тут могут быть миллионными.

Кобзев: Тут нужно рассматривать малый бизнес, найти организацию, которая захочет этим заниматься, как по штрафстоянкам для автомобилей. Официально работающий в этой сфере бизнес может подключаться к этому вопросу. Они должны быть в этом заинтересованы. Ведь нелицензированные АГЗС — это их конкуренты, которые не платят налогов и находятся в более выигрышном положении, чем официальные. Эти организации могут заниматься доставкой газа на свою стоянку за определенную плату, выставлять счета нарушителям. Задача правоохранительных органов — зафиксировать, пресечь, провести следственную работу. А финансовые отношения происходят между физическими или юридическими лицами.

Чермашенцев: В нашу компетенцию не входит организовывать эту стоянку и охранять изъятое. А так у каждого будет свой интерес: у организации, которая будет доставлять и хранить, получая за это плату, у муниципалитета, который будет получать с этого налоги.

Сколько нужно времени?

Рывкин: Игорь Иванович дает на решение этой проблемы 2-3 года. У кого-то есть какие-либо соображения по этому поводу?

Чермашенцев: 2-3 года — достаточно большой срок, так что, может, и быстрее. Но бюджет на этот год уже сверстан, и изменения в него внести будет сложно, поскольку сейчас все урезается, и это, скорее всего, вопрос к бюджету следующего года. Нужно выходить на думу, чтобы она принимала эти поправки. Этот вопрос в любом случае займет не меньше полугода.

Кобзев: Схему нужно согласовывать поэтапно, в том числе с муниципалитетами. Перевозка и хранение газового оборудования — это определенные издержки и риски. Тут все надо просчитывать. Как вариант мы рассматриваем обустройство таких площадок на определенном расстоянии от полигонов ТБО. Я думаю, в случае реализации такого формата найдется перевозчик, который будет этим заниматься.

Попов: Одна из серьезных недоработок сегодня — что об этом мало кто знает. Когда бочки не взрываются, никто не вспоминает. У ОНФ есть опыт общественных кампаний, сбора информации, мобилизации. Мы можем попытаться через наших активистов, через исполком, надавить на законодательные органы власти, продвигать решения через федеральные структуры. Сейчас складывается идеальная ситуация, чтобы Воронежская область стала пилотным регионом, в котором будет обкатано взаимодействие силовых структур, исполнительной власти и общественных организаций для решения общественно значимых вопросов.

Кобзев: Эту схему можно сначала обкатать на одном каком-то районе — к примеру, Борисоглебске или Лисках. В таком случае возможно, что на отдельно взятой территории проблему удастся решить и за год. Почему на реализацию всей программы я отвожу 2-3 года? Чтобы увидеть ее возможные недостатки, проанализировать их. Допустим, объявим аукцион, но никто на него не выйдет. И что тогда?

Рывкин: Проблема сложная. И если быть реалистами, надо признать, что даже за год полностью ее искоренить, скорее всего, не удастся. Но методы ее решения, как мы видим, есть, а как они будут претворяться в жизнь, зависит от того, пройдет ли проверку на эффективность озвученный вами механизм взаимодействия.

Комментарий:

Татаринов.JPGИгорь Татаринов, председатель совета директоров группы компаний «Интрансгаз»

Надо соблюдать закон, иначе нельзя!

— Действия властей по борьбе с нелицензированными АГЗС пока имеют эпизодический характер. Вот и сейчас закрыли две такие заправки, но я не уверен, что эти действия перерастут в широкомасштабную кампанию. На мой взгляд, самым простым и быстрым способом решения проблемы может стать ужесточение контроля над оптовыми поставщиками сжиженного газа. Их немного, закон запрещает им отпускать топливо предпринимателям, не имеющим лицензии на работу АГЗС. Тем не менее это происходит постоянно, закон нарушается. А если владелец нелегальной АГЗС не сможет купить газ, не нужно будет придумывать сложные схемы противодействия. Изъятие газа и эвакуация оборудования тоже могут применяться в комплексе с другими мерами, но это более долгий путь.

По нашим оценкам, соотношение легального и нелегального бизнеса на этом рынке в регионе сейчас составляет 50 на 50, а может, даже с перевесом в сторону нелегального. А вот наши коллеги из Белгорода, Липецка, Тулы, Ростова-на-Дону подтверждают, что там этой проблемы не существует. Мы еще несколько лет назад по своей инициативе  предоставляли в Ростехнадзор схему размещения нелегальных АГЗС в Воронеже, но никаких действий предпринято не было. Муниципальные власти и контролирующие органы бездействуют. Если эти АГЗС работают законно, дайте тогда им лицензию и несите ответственность за них!

Благодарим за предоставление площадки для мероприятия ресторан Hans.

hans.JPG


Комментарии