13 Марта 2015 года, 13:00

13.03.15. De Facto — «Мало кто задумывается: сейчас возникает очередной риск массовых рейдерских атак на воронежских промышленников, — считает исполнительный директор «Проминвеста» Александр Носков. — Например, многие набрали кредитов в валюте, отдавать тяжело, вот и появляются уязвимые зоны. А защиты таким компаниям ждать, по сути, неоткуда...» 

Материал опубликован в печатном журнале De Facto за март 2015 года.

Какие надежды?

Результаты партнерства власти и бизнеса в промышленности — всегда предмет для глубокого и системного анализа. Промышленная политика государства — вопрос куда более обширный, чем это позволяет сделать журнальная статья. Анализировать достижения тандема «власть — промышленность» важно и нужно. Вместе с тем интересно посмотреть, а чего еще можно достичь? Поэтому DF решил рассмотреть несколько другое направление: не саму промышленную политику, а ожидания предпринимателей от нее сегодня, когда начинается кризис. И вот что они ответили.

Ожидание первое. Страна должна переориентироваться с поддержки сборочных производств на современные производства полного цикла. Президент «Рудгормаша» Анатолий Чекменев считает, что уровень развития как воронежских, так и в целом российских предприятий за счет прихода иностранного капитала в страну при нынешнем подходе достиг пика своего развития. Пора перестать просто пускать тех, кто фактически создает в России готовую продукцию под иностранным брендом. Экономике нужны решения, которые заведут к нам не просто сборочные цеха, а реальные технологии.

«Такой путь развития проходили, например, в Китае и Индии, — поясняет Чекменев. — И это дало свой мультипликативный эффект на другие отрасли. А в остальных случаях нужно ставить заградительные пошлины на ту продукцию, аналоги которой создаются и у нас».

Ожидание второе. Изменения в работе региональной комиссии по тарифам на энергоносители. По словам Чекменева, трудные, но нужные решения необходимы и в этой сфере: в себестоимости промышленной продукции затраты на энергоносители только растут. И вот тут, по мнению промышленников, нужны изменения: в сложной схеме между производством энергии, ее поставками и потребителями необходима бОльшая прозрачность, больше возможностей для финансовых компромиссов — например, в виде дифференцированной тарификации, а не просто временной заморозки тарифов на период кризиса.

Ожидание третье. Распределение госзаказа в пользу тех, кто представляет местную промышленность. Александр Носков говорит, что может назвать немало воронежских предприятий, которые из-за скачка курса валют уже сегодня находятся в крайне затруднительном положении, фактически в агонии. Прежде всего речь идет о тех производствах, которые связаны с закупкой металла — это биржевой товар.

— Поэтому власти должны ставить в приоритет передачу заказов для нужд региона именно местным предприятиям. Да, не все могут поспорить с конкурентами из Москвы или Татарстана с их сильным админресурсом, но наши компетенции позволяют решать задачи экономики области качественно и в срок. Конечно, есть закон о госзакупках, но в патовых ситуациях надо находить решения, которые максимально повысят шансы воронежских производителей получить заказы и выполнить их, — говорит Носков.

Руководитель считает, что такой подход — это не спасение отдельных производителей, а метод, влияние которого (опять же из-за мультипликативного эффекта) распространится за пределы одного предприятия и будет иметь позитивный эффект для экономики.

Ожидание четвертое. Изменение представления о налоговых льготах в области. Анатолий Чекменев рассказывает, как за 12 лет депутатства не смог сломить искаженное представление некоторых чиновников и парламентариев о налоговых льготах:

«Начинаешь рассказывать, что налоговые каникулы — это работа на перспективу, возможность значительно расширить налогооблагаемую базу региона и сделать это достаточно быстро, а они в ответ: будут выпадающие доходы! Это в корне неправильная позиция! Если промышленник не создаст фундамента для производства, как он будет платить налоги? Он начинает строить цех — плати налог. Закупил станки — снова плати. Абсурд! Думаете, мы избегаем потерь в региональном бюджете? Нет, мы «избегаем» дополнительных налоговых поступлений в казну».

Чекменев приводит в пример жесткое, но от этого не менее меткое сравнение: можно ли требовать от еще не родившегося ребенка, чтобы он приносил из школы одни пятерки, если всеми своими действиями его мать фактически подталкивают на аборт...

Надежда иного порядка

Конечно, названные промышленниками ожидания — это лишь штрихи одной большой картины. Мы это понимаем. Примечателен другой факт: называя желаемые инструменты поддержки, промышленники, похоже, сами не очень-то верят, что они их дождутся. На наш вопрос, какие настроения сейчас в отрасли, Анатолий Чекменев, не поднимая глаз, отвечает: «Х...вые...» Действительно, а чего ожидать тем, кто в прошлые трудные моменты слышал лишь одни обещания?

«Вряд ли в действительности чтото произойдет. Мы уже не раз ждали какой-то реальной поддержки, но в большинстве случаев ее только декларировали. Поэтому в очередной кризис нам стоит рассчитывать, пожалуй, только на себя, мы к этому привыкли, — говорит Чекменев. Позицию промышленника разделяет и его коллега Александр Носков: да, промышленники ждут не просто работы по отдельным направлениям, а системных действий. Но сомневается — начнутся ли они?» 

Возможно, подумается, что разочарованы те, для кого проблемы отрасли стали хроническими? Мы решили поинтересоваться у тех, кого во многом ставят в пример результативной работы в местной промышленности. И ответ получили достаточно неожиданный.

«Я считаю, что в плане поддержки крупного бизнеса местная власть выполнила все свои обязательства. По крайней мере, перед нашим предприятием. Это налоговые льготы, подключение инфраструктуры, — говорит гендиректор завода «Сименс Трансформаторы» Игорь Иванов и тут же добавляет: — А если говорить в целом о стране, то нужно же развивать проактивность у самого бизнеса. Но, чтобы это происходило, необходимо менять психологию нашего общества. Долгое время у властных структур существовало убеждение, что бизнес что-то должен власти. И только сейчас постепенно приходит иное понимание: а что мы можем сделать для бизнеса? Конечно, такие перемены — это не быстро. Но именно они смогут дать реальный результат».

Вот так руководитель озвучил, вероятно, самое ожидаемое промышленниками решение властей. И оно в меньшей степени связано непосредственно с промышленной политикой. Это гораздо более фундаментальные изменения, которых ждут не только управленцы промпредприятий. Это то, чего ждут, по сути, все, кто работает в бизнесе. Сколько бы ни говорили о поддержке той или иной отрасли в кризис, понятно, что денег и других ресурсов на всех не хватит. Да и помогут, скорее всего, только тем, в ком государство наиболее заинтересовано (а какой может быть такая заинтересованность, мы прекрасно понимаем). И вот поэтому, как нам кажется, в такой ситуации власти могут сделать шаг в несколько другом направлении. Гарантировать прозрачные и понятные условия игры в части своей ответственности за сохранность частных капиталов и собственности предпринимателей. Дать сигнал: «Если не можем помочь всем финансово, то хотя бы гарантируем, что к вашим проблемам не прибавятся новые — в виде наездов рейдеров, давления надзорных органов и прочего беспредела». Сейчас, по словам воронежских промышленников, в 9 из 10 случаев рейдерских атак активно применяется админресурс на уровне региональной или федеральной власти. И многие такие атаки заканчиваются, увы, развалом предприятий. В ряде регионов от этого анахронизма уже давно отказываются: невозможно навести порядок в доме, где выбиты стекла. Прозвучит банально, но такой подход должен разделяться государством вне кризисных явлений — ВСЕГДА. Но если момент был упущен, надо приложить все усилия, чтобы исправить положение хотя бы сейчас, а не тогда, когда делать это будет уже поздно.

Надо сказать, что все инструменты для решения такой задачи у государства есть как на федеральном, так и на региональном уровне. В популярной психологии существует понятие стокгольмского синдрома: когда жертва под воздействием сильного шока начинает симпатизировать агрессору, оправдывая необходимость своих потерь ради «великой цели». Есть ощущение, что отношения государства и бизнеса сейчас во многом строятся по этому принципу. И важно, чтобы такой парадокс не превратился в норму, потому что за разрушением основ предпринимательства всегда следуют печальные для экономики и общества события. Нельзя оправдывать прессинг и админресурс, когда речь идет об уверенности бизнеса в завтрашнем дне. Всем нам еще долго работать вместе, и есть ценности, которые выше тактических целей и  результатов.

Автор: Артем Сокольников


Комментарии