6 Февраля 2015 года, 14:20
06.02.15. De Facto. — С какими настроениями воронежский бизнес вступает в кризис? Мы заметили некий парадокс: поводов для тревоги, по словам предпринимателей, сейчас немало, а часть из них вовсе не связана напрямую с тем, что в экономике на виду. Это только при первом приближении мы замечаем обвал рубля, санкции и рост цен. А за фасадом более глубокие, структурные проблемы, связанные прежде всего с тотальной незащищенностью основы бизнеса — частной собственности.

Материал опубликован в номере журнала De Facto за январь-февраль 2015 года.

Пресс давит, скрипят пружины механизма власти

Предприниматель — человек, априори готовый к крутым спускам и играм по высоким ставкам с большими рисками. Вот и думай, что имел в виду Владимир Евтушенков, когда сказал, что не держит обиды на власть из-за ситуации вокруг «Башнефти». Капитализация бизнеса рухнула с 8 до 0,8 млрд долларов, а Евтушенков лишь ответил, что является «плотью от плоти этой страны». Ирония? Сарказм? Умело скрытое раздражение? Скорее безысходность. Ну а что еще мог сказать бизнесмен, десятилетиями строивший свою империю и фактически в одночасье ее потерявший?

Ощущение безысходности — фактор куда более негативный, чем просто печальные биржевые сводки или прогнозы аналитиков. Экономика вторична по отношению к сознанию: все, что происходит в наших головах, воплощается в проектах, становится началом развития и определяет надежды. С другой стороны, усиливает тревогу, нервозность и панику — если все идет «не так».

И надо сказать, что в кулуарных беседах региональные предприниматели разделяют настроения, которые задаются властью бизнесу на федеральном уровне. Когда мы готовили рейтинг «100 лучших воронежских брендов», то обратили внимание: предприниматели ждут от чиновников если не конкретных и внятных шагов по стабилизации курса, то хотя бы приятия их проблем и отношения к ним с пониманием. Что же происходит в реальности?

Колл-центр Kolocall провел исследование по 200 черноземным компаниям на тему соблюдения прав частной собственности в бизнесе. Картина вырисовывается далеко не обнадеживающая. Опрошенных просили ответить, защищены ли сегодня их активы от посягательств, и дать оценку по пятибалльной шкале (1 — не защищены, регулярно нарушаются, а 5 — да, полностью защищены). Статистические раскладки вы можете подробно посмотреть в диаграммах. Более важным, как нам кажется, видится другое.

Знание о незащищенности — это уже не просто экономическое явление, оно укоренилось в сознании местных предпринимателей и многократно усиливает все остальные негативные факторы в экономике, которые есть сейчас. Иными словами, когда все спокойно, бизнес готов к барьерам в виде режима и полубандитских группировок, которые не сегодня завтра придут «отжимать» предприятие. Но когда начинается буря и всех трясет не по-детски, желание не преумножить, а хотя бы сохранить свое многократно растет. Этот незакрытый гештальт, кажется, не только не дает спокойно спать, а бросает вызов снова и снова. Вместо гарантий по сохранности активов бизнес на фоне кризиса получает новые и новые удары.
gr.JPGГрустно и оттого, что именно наша область согласно исследованию Kolocall не оказалась в лидерах по защищенности бизнес-активов. Да, мы не в самом хвосте, но и поводов для оптимизма не так уж много. Например, гендиректор одного из ведущих металло производителей региона на условиях анонимности рассказал DF свежую историю своего противодействия рейдерскому захвату. Компания из соседнего Липецка с таким же названием подала иск, утверждая, что воронежское предприятие не может работать под своим же товарным знаком. Основание — якобы более ранняя его регистрация. Парадокс в том, что липчане все время работали совершенно в другой сфере, даже покупали металл у воронежцев, исправновыполняли свои обязательства... Но затем московские рейдеры купили эту липецкую компанию, добавили в регистрационные документы новые виды деятельности и первым делом пошли в суды. Получается, местная компания с большим штатом, более 10 лет развивавшая свой бренд и бизнес, оказалась на грани захвата конторкой, где числятся всего двое сотрудников! Еще больший парадокс заключается в том, что отбиваться от таких атак воронежцам приходится фактически тем же оружием — правовые инструменты не работают, здравый смысл тоже.
— Мы нашли еще одну фирму с таким же названием, которая существовала только на бумаге, но была основана еще раньше, и убедили ее учредителя подать аналогичный иск к московским рейдерам. Все понимают, что это маразм, но это фактически наш единственный шанс спастись! — недоумевает воронежский топ-менеджер.

«На нас смотрят, как на зоопарк!»

Последствия для бизнеса и экономики региона в целом от рейдерских атак и незащищенной собственности мы описывали неоднократно (см., например, материал «И вновь продолжается бой...» за декабрь 2014 г.). Но что случается, когда это негативное явление умножается на кризисные явления? Анализируем с экспертами.

Последствие первое. Отток инве-стиционного капитала из регионов усиливается. Как объясняет директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков, половина (!) объема оттока капитала из страны сейчас напрямую связана с незащищенностью инвестиций. А теперь — внимание — цифра. Отток капитала в 2014 году, по статистике Центробанка, составил 151,5 млрд долларов... Последствия такого бегства и его масштабы понятны, выглядят они угрожающе: зачем иностранному инвестору идти со своим проектом в регион, где он не чувствует поддержки власти? Это десятки так и не построенных заводов, тысячи так и не созданных рабочих мест, миллионы рублей, так и не полученных местными бюджетами.

— На нас смотрят, как на зоопарк, — эмоционален Солодков. — В условиях, когда рейдеры вместе с властью могут отрубить на твоем заводе свет, газ и воду, об инвестициях в регионы, где давно складывается неблагоприятная ситуация с частной собственностью, можно забыть. 

Последствие второе. Сворачивание проектов местных бизнесменов. Местный бизнес обычно старается дольшепротивостоять рейдерам: бежать попросту некуда, «это наша земля, и мы не уйдем». Да, можно увести регистрацию предприятия в офшор, но даже это не избавит от посягательств на компанию.

comment.JPG— Только представьте, что творится в голове у бизнесмена, который на Новый год получил мешок экономических проблем, а еще и вынужден отбиваться от атак рейдеров. Считаю, что самое большое зло в этой ситуации — уход с карт местных экономик своих, доморощенных проектов. Одно дело, когда уходят (или вовсе не приходят) чужие, но, когда свои бросают дом, это уже совсем плохо, — комментирует политолог, эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов.

Не привыкать к роли аутсайдеров

«Глупо было бы отрицать, что это не является каким-то предметом для переживания. Конечно, является. Но пережил нормально. Вы понимаете, жить прошлым нельзя, нужно жить будущим. Я и живу будущим, а прошлое осталось в прошлом» — так Владимир Евтушенков закончил свою речь о конфликте государства и «Башнефти». А что делать тем, кто еще находится в ситуации неопределенности и обманутых ожиданий? О чем думать и, главное, что делать тем, кто еще попадет под пресс и останется ни с чем? Нам обещают отмены проверки надзорных служб на период кризиса — и тут же выдают чиновникам новые полномочия по внезапному контролю над бизнесом. Заявляют создание условий для инвестиций — и в один день взвинчивают ставки по кредитованию до запредельного уровня. Свои же слова чиновники могут интерпретировать, как сами захотят...

А нам, возможно, и не стоит ждатьвнятных программ и новых обещаний. Наступило время, когда лучшей позицией в отношении власти является та, где есть надежда только хотя бы на логику в ее действиях. В остальном нам предстоит полностью полагаться только на себя. Феномен регионов, где бизнес имеет больше возможностей для развития, чем барьеров для преодоления, пожалуй, не столько в том, что это власть создала необходимые условия. А в том, что бизнес существует с четкой установкой на развитие, держа где-то в подкорке знание: «Нас в обиду не дадут». И такие примеры в Черноземье есть.

Хотелось бы думать, что мы не будем привыкать к роли аутсайдеров.

Комментарии