19 Декабря 2014 года, 12:30

— Все чаще возникают судебные процессы по искам потребителей к автосалонам, — рассказывает руководитель адвокатской конторы «Рывкин и партнеры» Станислав Рывкин. — К примеру, был случай, когда человек, поездив полтора года на дорогой машине, решил поменять ее на новую по причине поломки узла в двигателе, которая произошла по его халатности.

Материал опубликован в печатном журнале De Facto за декабрь 2014 года.

Из карманников в гангстеры

Юристы нашей компании «Центральный округ» на сегодняшний день защищают 7 продавцов и производителей дорогостоящих товаров от поистине террористических нападок потребителей. Это только одна юридическая компания.

И если о явлении потребительского экстремизма было известно давно, то сегодня эти потребители перешагнули в элитный ценовой сегмент, подняли ставки. И играют по-крупному.

Если раньше их можно было образно сравнить с карманными воришками, то теперь — с маститыми гангстерами.

Рассмотрим пример, приведенный в начале материала Станиславом Рывкиным. Примечательно то, что причиной возникновения проблемы — поломки узла двигателя была беспечность (хорошо, если не осознанная) самого потребителя — водитель не следил за уровнем масла, рассказывает адвокат. Что, впрочем, не помешало ему обратиться в суд.

— Потребитель же в подобных случаях, как правило, ничего не теряет, — поясняет Станислав Рывкин. — В крайнем случае, если на стороне салона не штатный юрист, а адвокат, с потребителя взыщут расходы на его услуги. Причем на практике суды общей юрисдикции в случае проигрыша потребителя почти всегда либеральничают, существенно урезая реально выплаченный гонорар. Зато в случае выигрыша — новое авто. Выигрыш же могут обеспечить самые разные факторы — лояльность продавца, диктуемая нежеланием портить свою репутацию, психологическая предрасположенность судьи, который, сняв мантию, сам становится потребителем, ангажированность эксперта в совокупности с недостаточной квалификацией и дотошностью судьи.

Авто, мебель и индивидуальное строительство — излюбленные сферы элитных потребителей-экстремистов. В них вращаются наиболее аппетитные суммы и легче всего найти то, к чему можно придраться.

При строительстве даже при практически идеальной работе можно найти отклонения от СНиПов.

А недавно мы столкнулись со случаем, когда потребитель купил элитную мебель, намеренно отказался от сборки ее мастером, а потом заявил, что в инструкции не подробно расписана сборка, из-за этого он испортил мебель. И требовал компенсации от салона-продавца.

— У нас был практически анекдотический случай, — вспоминает директор одного из элитных мебельных салонов Воронежа, который пожелал остаться неизвестным. — Никаких видимых дефектов не было. Но, когда новый владелец мебели вытирал ее тряпкой, то ощущал под пальцами какой-то бугорок. Его это раздражало, и он требовал замены или денежной выплаты. А бывает, что покупатели с фонарями дома осматривают мебель и залазят в такие места на ней, которые им при обычной эксплуатации никогда не потребуются, в надежде найти маленький дефект, чтобы подать в суд и в итоге оставить эту мебель у себя бесплатно.

Он же рассказывает, как один раз недобросовестный покупатель попросил заменить ему стулья, в которых не было дефектов, но они ему просто не понравились. Он тщательно осмотрел 20 стульев и выбрал из них только 2. Как оказалось, он пытался выбить себе скидку.

Сколько же можно заработать на потребительском экстремизме нового уровня?

При удовлетворении иска — 50% от суммы в качестве штрафа и пеня в размере 1% в день. Вот считайте: если автомобиль приобретался за 2 млн рублей, половину его цены — 1 млн — некоторые потребители умудряются себе скостить.

Раньше экстремисты покушались лишь на десятки тысяч рублей подобного заработка, экспериментируя на более дешевых товарах. Сегодня все по-другому. А если речь идет о строительстве частного дома? Там заработки потребителя и, соответственно, потери подрядчика могут измеряться уже миллионами.

Потянуть за нить

В чем причины того, что экстремисты не только активизировались, но и сделали своеобразный шаг вверх по карьерной лестнице?

Причина первая.Судебные прецеденты в ряде отраслей были созданы потребителями экстремистами на более дешевых покупках.

Дорожка была проторена теми, кто взыскивал деньги с продавцов при более дешевых покупках. Они были основоположниками тенденции.

Ведь если ты экстремист, то купить сразу товар за 100 или 200 тыс. рублей только ради того, чтобы подать в суд и заработать на нем, немного боязно. Вдруг не получится? А деньги уже потратил. А если до тебя сотни людей зарабатывали на покупках по 10 тыс. рублей и в 90% случаев суд оказывался на их стороне, то почему бы и самому не рискнуть? Но уже по-крупному.

Причина вторая. Повышение покупательской способности.

Станислав Рывкин считает, что за последние годы уровень доходов населения (разумеется, до начала экономического спада) вырос. А увеличение доходов, в свою очередь, означает и расширение возможностей для совершения более крупных покупок. В том числе и с целью заработка на них.

Причина третья. Страх кризиса мотивирует потребителейэкстремистов искать новые источники дохода.

Неизвестно, чем санкции обернутся для России завтра. Особенно эта мысль страшит массовое сознание. И потребители хотят заработать больше впрок.

Умерить аппетиты

Если рост потребительского экстремизма продолжится такими же темпами, то это не сулит радужных перспектив бизнесу. Что же будет происходить дальше? Есть два противоположных прогноза.

Прогноз первый. Элитных экстремистов станет больше.

Станислав Рывкин считает, что явление продолжит прогрессировать.

— В судебном споре по делам такой категории многое, если не все, зависит от заключения эксперта, — комментирует он. — Если экспертиза окажется на стороне потребителя, то продавцу, скорее всего, придется платить. А вероятность этого очень высока — потребители зачастую просят суд о назначении «нужного» эксперта, заранее договорившись с ним о результате. Да, закон устанавливает уголовную ответственность эксперта за дачу заведомо ложного заключения. Но доказать эту самую заведомость в технических вопросах очень сложно. И касается это прежде всего тех сфер, где экспертизы относительно сложны, а куш весом: квартиры, автомобили и пр.

В ближайшее же время адвокат не прогнозирует заметных улучшений ни в судебной, ни в экспертной сферах. Поэтому экстремистов станет не меньше, а только больше.

Прогноз второй. Повышение грамотности продавцов уменьшит наплыв экстремистов.

— Да, они стали наглее и замахиваются на более дорогостоящие покупки, — соглашается директор салона «Мебель Италии» Владимир Лисовский. — Но и мы стали грамотнее. Именно из-за того, что экстремистов так много и они такие изощренные, мы получили свой опыт. У меня со многими подобными потребителями получается договориться. Один, второй такой случай — потом они уже понимают, что я знаю их приемы и могу им противостоять. Им уже невыгодно тратить время и деньги.

У нашей юридической компании также были случаи, когда убыток продавца от экстремиста удавалось свести к нулю. Поэтому, пока экстремизм набирает обороты, юристы и производители также не сидят на месте.

Думаю, мы еще повоюем! Но перевес теперь уже не будет так однозначно на стороне потребителей, как раньше. 


Комментарии