10 Октября 2014 года, 12:30

В beauty-индустрии Воронежа новый тренд: массово открываются мужские парикмахерские — барбершопы. Вслед за салоном Mr. Right этой осенью о выходе на рынок заявили авторы проектов RebelHeads и Boy Cut. На что надеются бизнесмены в сегменте с солидным ценником, когда, казалось бы, потребитель временно переключается в режим экономии?

Материал опубликован в номере журнала De Facto за октябрь 2014 года.

Обрастают проектами

DF кроме названных 3 проектов известно еще как минимум об 1-2, которые находятся на стадии разработки идеи: они также могут запуститься в формате барбершопов. Зарабатывают такие заведения на мужских стрижках, бритье и продаже сопутствующих товаров (туалетная вода, средства для волос и пр.). 2 из 3 воронежских барбершопов — Mr. Right и Boy Cut — работают по франшизе столичных брендов, еще один — RebelHeads — позиционирует себя в качестве оригинального проекта.

— Мы хотели привнести свой индивидуальный и авторский подход, а франшиза подразумевает определенные стилистические рамки, — объясняет один из его основателей Антон Володин.

Интерес бизнес-среды к новому для Воронежа сегменту beauty-индустрии ожидаемо пришел из столицы. Первый мужской салон красоты Chop-Chop был открыт командой журнала GQ в 2011 году. Однако родоначальниками именно формата barbershop в России следует назвать, пожалуй, журналистов Александра Рымкевича и Александра Кулиша, запустивших летом 2012 года проект в английском стиле — Mr. Right. Здесь уже речь шла не только о стрижках, но и о бритье бород, к чему остальные конкуренты пришли только в 2014-м. Дальше Рымкевич и Кулиш запустили франшизу, которую первыми купили предприниматели из Воронежа. По разным оценкам, она могла обойтись в 15 тыс., а годовое роялти — в 5-7 тыс. Ежемесячный оборот Mr. Right в Москве оценивается в 2,5 млн рублей, рентабельность — в 25%. Оборота проекта в Воронеже не раскрыл ни один из представителей сегмента. Стрижка в столичном салоне обойдется потребителю в 1,9 тыс. рублей, в нашем городе — в 950 рублей (данные Mr. Right).

Не против роста волос

Почему воронежские предприниматели облюбовали сегмент барбершопов? Эксперты называют следующие причины.

Причина 1. Потребитель дозрел до услуг такого формата. Очевидно, что для потребителя услуги проектов индустрии красоты в ценовом сегменте средний + — это не просто процедура (стрижка, маникюр и пр.), это атмосферное событие. Другой вопрос, что кайф от спа-услуги или массажа в статусном салоне преимущественно предпочитали получать женщины. Мужчины своего желания приобщиться, скажем, к формату английского клуба по интересам или американского сообщества хипстеров не выказывали. По крайней мере массово.

— Отношение мужчин к своему внешнему виду серьезно изменилось. Это однозначно, — считает руководитель компании Proface, директор Центра профессионального макияжа и грима Make-up Atelier Анна Лебедева. — Для многих состоятельных потребителей услуги косметолога или, скажем, мастера по маникюру и педикюру перестали быть сугубо женскими. К тому же серьезно увеличивается прослойка статусных представителей бизнес-среды: менеджеров высшего и среднего звена.

Фактически авторы проектов барбершопов работают не только с возросшей потребностью мужчин следить за своим внешним видом, но и с эффектом принадлежности к особому клану, мужскому клубу по интересам. Так, в группе барбершопа Mr. Right в соцсети «ВКонтакте» можно увидеть фото клиентов — управляющего партнера группы Restorator Projects Олега Елютина, шеф-повара El Chico Габриэля Веги, ректора Академии искусств Эдуарда Боякова, актера Камерного театра Бориса Алексеева и др.

— Мужчина хотел чувствовать себя в своей тарелке. Так и появилась идея создать в Воронеже кусочек американской культуры — барбершоп. Мужчины стригут и бреют мужчин, и у них полно тем для беседы. Самое главное тут — это атмосфера! — считает соучредитель барбершопа Boy Cut Воронеж Артем Манасян. — Я пришел к идее открыть барбершоп после посещения московского Boy Cut. Это просто другой мир, где тебе подстригут бороду, побреют опасной бритвой и подстригут так, как тебя действительно должны подстричь. И конечно, в непринужденной обстановке можно выпить чай, кофе или ром.

Причина 2. Комфортный порог входа на рынок. По оценкам создателей Mr. Right Александра Рымкевича и Александра Кулиша, на открытие барбершопа в Москве требуется 3-4 млн рублей, запуск подобного проекта в регионах обойдется в 1,5-2 млн. Эти цифры подтверждает и Антон Володин, а также представители барбершопов из других городов. Впрочем, есть и исключения. Так, например, в создание мужской парикмахерской MadMan в Казани было вложено 100 тыс. рублей. За счет лояльности постоянных клиентов и рекламной кампании бизнес вышел на окупаемость за 2 месяца. Доходность 2 рабочих мест в салоне составляет порядка 80-120 тыс. рублей в месяц.

Причина 3. Потребительское поведение мужской аудитории более предсказуемо. Если с наступлением холодов женская аудитория реже пользуется услугами парикмахера и мастеров по маникюру и педикюру, то мужчины стригутся часто в любое время года. Барбер-шеф салона Mr. Right Антон Колганов рассказал, что выход на рентабельность в 25-30% занял у проекта до полугода. Впрочем, он связывает это еще и с тем, что Mr. Right был первым на воронежском рынке.

Бритва Оккама

Интрига сегмента, пожалуй, заключается в том, найдется ли в нем место всем желающим. Неопределенность в экономике ожидаемо влияет на поведение потребителей: зачастую они начинают сокращать личные расходы и временно переходить на более дешевые товарные группы.

— Сейчас риски, как и в любом бизнесе, связанном с услугами, велики. И в ближайшее время сегмент станет еще более конкурентным, — говорят Рымкевич и Кулиш. — Это будет конкуренция качества. Добротным проектам, где работают профессионалы, нечего опасаться.

Участники рынка считают, что сегмент может продолжить свое развитие по следующим сценариям.

Сценарий «Места хватит только одному - двум проектам». Антон Колганов из Mr. Right считает, что в сегменте при текущей экономической ситуации должно быть не более 1-2 барбершопов. При этом каждый из них заберет свою часть аудитории. Так, Mr. Right первым смог застолбить за собой место в среднем ценовом сегменте, но, например, есть еще клиенты с более низкой платежеспособностью.

— Думаю, студенты-хипстеры с удовольствием стриглись бы за 500 рублей, — говорит Колганов.

Барбер-шеф Mr. Right указывает еще на один ключевой, по его мнению, момент — кадры. По его словам, парикмахером должен быть мужчина, а их в Воронеже оказалось не так много и «не каждый показал себя профессионалом».

— Не думаю, что тем, кто запускает барбершопы сейчас, удастся так же быстро, как и нам, выйти на запланированную рентабельность, — резюмирует Колганов.

Сценарий «Места хватит многим». Артем Манасян из Boy Cut считает, что сейчас для сегмента действует принцип «чем больше, тем лучше». По его мнению, сейчас наблюдается отток мужской аудитории из универсальных салонов, и эта ситуация на руку барбершопам.

— Проектов может быть много, и они могут быть похожи, но это на первый взгляд. Предсказать, кто именно будет приходить ко мне, сейчас сложно, но уверен, что потребитель по крайней мере попробует, — говорит Манасян.

По мнению бизнесмена, битва за клиента будет идти в том числе с помощью концепции проекта, ее фишек. Например, в своем салоне Манасян создает мойки для головы, встроенные в кресло: клиенту не нужно будет делать лишних перемещений по барбершопу.

По прогнозам Манасяна, до конца этого года в Воронеже запустится 3 проекта, но в дальнейшем они будут открываться еще. Соглашается с такой оценкой и Анна Лебедева, которая указывает на возможность расширения аудитории за счет подростков в возрасте 14-16 лет: по мнению эксперта, в этом возрасте у юношей происходит становление и формирование вкуса, а оплачивают услуги индустрии красоты им родители.

Воронежские проекты, зарабатывающие на стиле жизни, желании быть в тусовке и пр., уже не раз доказывали: встряски в экономике на них влияют не в первую очередь. Например, в прошлый кризис те же рестораны не сильно жаловались на плохую заполняемость. Вероятно, и сегмент барбершопов в ближайшее время будет зависеть во многом лишь от искушенности мужской аудитории и роста числа тех, кто готов приобщиться к иной для себя культуре, — хотя бы в кресле парикмахера.

Автор: Евгений Ляпин


Комментарии