17 Октября 2014 года, 11:00

Падение потребления? Новые санкции? Или новые возможности для местного бизнеса? Может быть, самое время запускать новые проекты и расширять старые? Какие прогнозы сбудутся в следующем году? Эксперты назвали три сценария.

Материал опубликован в номере журнала De Facto за октябрь 2014 года.

Эксперты разработали 3 возможных сценария развития: базовый, оптимистичный и пессимистичный. При каждом из сценариев мы отметили изменения, характерные только для Воронежской области с ее спецификой.

Сценарий первый. Базовый

Россия

По мнению директора Института экономики РАН Руслана Гринберга, наиболее вероятный вариант — стагнация. Главные факторы, которые будут оказывать влияние на экономику, — вялотекущий конфликт в Украине и неопределенность в мировой экономической ситуации. Рост экономики, соответственно, 0% или около того.

Воронежская область

Какие последствия это может иметь для экономики Воронежской области?

  • Снижение качества потребления, а следовательно, отсутствие роста прибыли в сфере торговли и услуг.

Такое последствие отмечает директор Института анализа предприятий и рынков ВШЭ Андрей Яковлев. По его мнению, даже если инфляция будет незначительной, то население будет стараться экономить, что может привести к сокращению доходов ритейла и сферы услуг (например, ресторанов), но незначительно — порядка 5%. Впрочем, они смогут частично покрыть свои убытки повышением цен. Так, управляющий воронежским филиалом Альфа-Банка Константин Снигирев считает, что цены на продукты могут поднять еще на 20%.

  • Увеличение прибыли местных производителей (прежде всего продуктов).

Из-за эмбарго на импортную продукцию спрос на их товары может возрасти. Константин Снигирев, например, вспоминает о том, что группа «Черкизово» уже заявила о том, что антисанкции могут улучшить ее экономические показатели. Точные цифры компанией не называются, однако из отчетности следует, что еще до эмбарго группа смогла увеличить чистую прибыль за I полугодие в 13 раз, несмотря на неопределенность в макроэкономике.

  • Рост госзаказа.

При ориентации на оборонную промышленность может вырасти госзаказ на продукцию таких воронежских предприятий, как ВАСО, Мехзавод, КБХА, «Созвездие». Соответственно, уровень зарплат работников этих компаний, по крайней мере, не упадет. А они смогут вложить свои доходы в экономику региона: не снижать потребление, а практически в прежнем объеме совершать покупки, накапливать сбережения и т. д. Правда, как считает Андрей Яковлев, развитие будет тормозить зависимость от иностранных деталей и технологий. Поэтому резкого рывка тоже не будет.

  • Проблемы у бизнеса, связанного с Украиной.

В частности, это могут быть логистические компании, рассуждает руководитель воронежского филиала «Балтинвестбанка» Андрей Алексеев. Части из них придется переориентироваться на другие направления, а часть может даже закрыться.

  • Отток бюджета на беженцев.

По мнению Андрея Алексеева, их поток усилится и область может потерять порядка 5-10% бюджета на затраты, связанные с их размещением, помощью и т. д. А это может, например, замедлить рост зарплат бюджетников, которые занимают немалое место в рядах потребителей.

  • Стабильное развитие таких сфер, как строительство, торговля и услуги.

Андрей Алексеев предполагает, что даже если доходы населения не будут расти или начнут сокращаться, то обвала строительного рынка не произойдет.

— Очень много вложений в недвижимость у нас делают москвичи, — рассуждает банкир. — Для них цены на нее в нашей области вполне приемлемые. Плюс им выгодно инвестировать в долевку, еще на этапе строительства. Что касается торговли и услуг — не думаю, что здесь будет ощутимое падение. Запрет на курение больше отбил у населения охоту ходить в кафе, чем рост цен.

— В целом ситуация, конечно, не самая радужная, но и далекая от критичной, — делает вывод Снигирев. — Обвального падения рубля не будет. Думаю, большинство видов бизнеса будут развиваться в прежнем режиме. В Воронежской области бизнес сильно диверсифицирован. И даже каждый крупный бизнесмен, как правило, ведет несколько проектов из смежных сфер. Поэтому деньги будут перетекать из одного сектора в другой, потом обратно. Глобальных перемен не будет: ни в финансовых показателях экономики региона, ни в ее структуре.

Сценарий второй. Оптимистичный

Россия

Андрей Яковлев вспоминает, что еще несколько лет назад на 2014-2015 годы наиболее оптимистично настроенными экономистами давались прогнозы роста экономики в 5-6%. Этому могли способствовать несколько факторов:

  • рост спроса на внутреннем рынке,
  • достижение рядом российских компаний, созданных в 90-е, того уровня, когда можно активно начинать работать на экспорт,
  • этап становления рыночной экономики в России близится к завершению.

Какие условия нужны для того, чтобы оптимистичный сценарий был реализован в 2015 году?

Во-первых, это прекращение введения новых санкций, считает Яковлев, и отмена хотя бы части уже существующих (доступ российского бизнеса к западным банкам, отмена антисанкций).

Во-вторых, отсутствие кризисных макроэкономических явлений в мире (экономика стран, закупающих ключевую продукцию из России (металл, нефть, газ), должна находиться в устойчивом состоянии, объем закупок не должен падать).

В-третьих, ослабление давления на бизнес. Андрей Яковлев приводит статистику: с 2003 по 2014 год было принято 180 тыс. нормативных актов, которые в той или иной мере ограничивали различные направления бизнеса. Такое госрегулирование ему кажется избыточным.

В-четвертых, изменение настроений россиян. Так как часть кризисных явлений, по его мнению, надумана: спрос частично затухает из-за панических настроений населения, а бизнес просто боится начинать новые проекты, хотя имеет для этого все возможности.    

Однако даже при соблюдении всех этих условий, по мнению экономиста, рост экономики все же не сможет достигнуть тех 5-6%, о которых говорили ранее. Слишком сильно было торможение экономического развития уже в начале 2014 года, когда санкций еще не было. Поэтому в 2015-м он может подняться максимум до 3-4%.

Воронежская область

О том, как подобный рост может сказаться на нашем регионе, рассуждает декан факультета экономики и управления ВГАСУ Валентин Гасилов.

  • Укрепление положения местных сельскохозяйственных компаний. Ученый считает, что даже если эмбарго будет отменено, то его опыт не пройдет бесследно. Так, руководитель «Новона­ деждинского» Николай Паринов рассказывает, что уже в этом году к нему обратился директор одной из воронежских сетей с предложением закупать его продукцию. Так как сеть теперь будет работать исключительно с русскими овощами и фруктами.

— Обаме нужно сказать спасибо за санкции, — рассуждает аграрий. — Теперь, даже если их отменят, местные производители почувствуют улучшение уже в краткосрочной перспективе.

С помощью льгот и стимулирования спроса на продукцию местных производителей компании могут получить толчок для развития. Также возможно укрупнение компаний, создание кластеров, так как фермеров будут подтягивать на работу к себе гиганты, которым нужны квалифицированные люди с опытом работы. Например, такой работой уже занялся «Молвест».

  • Развитие оборонно-промышленного комплекса. Даже если внешнеполитическая ситуация нормализуется, то Россия будет продолжать наращивать военный потенциал. Вырастет госзаказ. Однако его рост будет не столь значительным, как при пессимистичном сценарии (см. далее).
  • Косвенное стимулирование вышеперечисленными факторами сферы торговли и услуг. Валентин Гасилов прогнозирует мультипликативный эффект от развития оборонки и с/х. Увеличатся налоговые поступления в бюджет, следовательно, вырастут зарплаты у бюджетников. Те же пойдут тратить деньги в ТЦ, парикмахерские и так далее. Особенно высока вероятность роста продуктового ритейла. Но, по оценкам эксперта, лишь на «единицы процентов».

Сценарий третий. Пессимистичный

Россия

Андрей Яковлев и Руслан Гринберг сходятся во мнении, что пессимистичный сценарий — это девальвация не менее чем на 20% и отрицательный рост ВВП, вплоть до 8% в минус в самом крайнем случае. Главным фактором, который может спровоцировать пессимистичный сценарий, эксперты называют резкое ухудшение ситуации в Украине, полную изоляцию России от западного капитала и существенное ограничение рынков сбыта. Однако Гринберг выявляет некий парадокс.

Воронежская область

По мнению Гринберга, пессимистичный сценарий может оказать если не положительное влияние на Воронежскую область, то по крайней мере существенно не ухудшить ее экономическое положение.

— В Воронеже в сравнении со среднестатистическими российскими городами достаточно большой процент населения работает на оборонных предприятиях, — рассуждает эксперт. — Я был там, видел их состояние. На некоторых печальное зрелище. Но усиление ориентации на оборонку в стране, рост госзаказа — это их шанс. Чем больше внешнеполитическое напряжение, тем сильнее будет развиваться эта сфера. Зарплата их сотрудников может возрасти. Если не в разы, то так, чтобы перекрыть инфляцию. Они же направят свои деньги в другие сектора экономики, совершая покупки, вкладываясь в недвижимость и так далее.

Также экономист видит возможность увеличения числа рабочих мест в сельском хозяйстве, рост зарплат. Так как Воронежскую область он оценивает как регион с высоким аграрным потенциалом, который будет использован для импортозамещения. В этой сфере тоже занят немалый процент населения. Деньги из этой сферы также будут совершать круговорот, поддерживая другие направления. Поэтому даже при пессимистичном развитии событий для экономики страны Воронежская область окажется если и не на коне, то по крайней мере не в яме.

Автор: Наталья Андросова


Комментарии