25 Сентября 2014 года, 09:30

Бизнес «Воронежской фруктовой компании» — одного из крупнейших поставщиков фруктов в Черноземье — во многом завязан на Европе. Оттуда до недавнего времени поставлялись персики, апельсины, грибы. После установившейся неопределенности в экономике и эмбарго на овощи и фрукты в компании не только не спешат подсчитывать убытки, но и открывают новые направления. О том, как можно развивать бизнес в сегодняшних условиях, рассказывает гендиректор Эдуард Востриков.

Материал будет опубликован в номере журнала De Facto за октябрь 2014 года

«Кризис? А у меня новый проект на 500 миллионов!»

— Еще давно мы выкупили базу на 45-й Стрелковой дивизии под бананы. Но, несмотря на модернизацию, она так и осталось «советской». Сейчас, когда мы одни из крупнейших поставщиков в Черноземье, нас этот уровень уже не устраивает. И мы нашли участок земли на 5 гектаров под новую, современно оборудованную базу. Ее строительство обойдется нам в 500 миллионов рублей. Мощность: дозревание 50 тысяч коробок бананов по 19 килограммов в неделю. Конечно, когда мы оформляли землю, почти год назад, ситуация в экономике была совсем иная. Сейчас, например, нам даже в одном банке заявили, что у них просто нет денег для кредитования. Поэтому рассматриваем для займа проверенного партнера — Сбербанк. Мы у них уже брали кредит на 100 миллионов рублей. И, несмотря ни на геополитическую, ни экономическую ситуацию, приостанавливать проект мы не собираемся. В конце концов, мы в своем роде устанавливаем правила игры на местном рынке. На нашу цену ориентируются другие игроки, мы не даем ее взвинтить более мелким поставщикам.

«Загнутся европейские фермеры, но не мы»

— Конечно, можно искать и находить минусы во всех ситуациях. Например, доллар растет. А растаможка — в долларах. Но мы не спешим подсчитывать убытки: ведь и оборудование для нашей базы, техника падают в цене. Мы это уже проходили в 2008-м: та техника, что стоила 150 тысяч евро, стала стоить не больше 100. Думаю, российскому бизнесу еще рано бить тревогу. В отличие от европейского. Из Европы звонят знакомые фермеры, говорят: все, загибаемся после вашего эмбарго, банкроты. В Голландии, например, вся страна в теплицах. Куда они столько теперь продадут? И в Испании овощи и фрукты для России — огромная часть экспорта. Кому действительно плохо, так это им.

«Салат — он и в Африке салат»

— Проблем с продукцией у нас или дефицита на рынке овощей и фруктов не будет. Очень легко найти альтернативные страны-производители. Например, Турция, Узбекистан, Иран — полно персиков. Зачем везти их из Европы? Или грибы. Раньше они поставлялись из Польши. Я просто как-то не пробовал грибы из Турции, но, уверен, они точно такие же. Ни чем не хуже! Или тот же салат. Более того, сейчас на рынок сами упорно идут иностранные игроки не из Европы. Увидев, что у нас эмбарго, они решили, что, вдруг будет дефицит — возможность легко заработать. Но в итоге предложение стало расти так быстро, что цены начали падать. Потребителям, правда, сильно «подкислили» жизнь лимоны: резко подорожали. На самом деле, это неурожай.

«Если в пустынях Аравии растет редис, то мы тоже вырастим»

— В пустынях Аравии собирают 2 урожая редиса в год, там настоящие перцевые плантации. Неужели и мы не сможем вырастить? Мы работаем со многими фермерскими хозяйствами и крупными овощеводческими компаниями в регионе. И я могу сказать, что их уровень растет. В этом году мы гораздо меньше продали турецких огурцов и помидоров, потому что стало больше местных. Думаю, эмбарго станет хорошим стимулом для развития российского овощеводства. При поддержке власти фермеры не ощутят экономической нестабильности, а, наоборот, пойдут в рост. Мы, например, планируем построить грибную теплицу на 90 гектарах земли, которая будет выпускать до 50 тонн продукции ежедневно. Через 2-3 года, думаю, потребность в овощах будет полностью закрыта самими российскими производителями.


Комментарии