22 Мая 2014 года, 16:07

Выходец из Белоруссии Александр Талатынник переехал в Россию 10 лет назад и начал развивать на Воронежской и Белгородской земле производство комбикорма на колесах. Его желтый грузовичок изо дня в день колесит по свинокомплексам, птичникам и молочно-товарным фермам, а многие клиенты успели прозвать его «скорой комбикормовой помощью». Впрочем, за 10 лет Талатынник так и не смог масштабировать бизнес, и сейчас основной актив его дела — всего лишь один автомобиль.

«Поверил в Воронежскую область 10 лет назад»

Талатынник говорит, что заниматься бизнесом в Белоруссии — то еще «удовольствие»:

— Когда Батька говорит, что хотел бы пожать руку последнему предпринимателю, говорить о бизнесе не приходится... А в Воронежской области еще 10 лет назад я увидел хорошие предпосылки для развития животноводства, на которое и ориентировался при переезде. Удивило множество свиноводческих комплексов и молочных ферм. А сейчас все это начало строиться в разы активнее.

Те условия, в которых приходилось работать в Белоруссии предпринимателю, кстати, оставившему ради своего дела уютную должность в управлении сельского хозяйства Брестской области, чем-то похожи на то, что мы проходили в начале 1990-х. Там до сих пор стандартом считается расплатиться с партнером за выполненную работу подгнившим картофелем или даже... коврами! Так Талатынник решил оставить готовый бизнес в Белоруссии.

— И тогда начинаешь чесать репу: вот куда девать эту картошку или квадратный километр ковров?! — смеется бизнесмен.

Когда Талатынник в 1997-м впервые увидел мини-завод по производству комбикормов, сразу загорелся идеей:

— Везде сплошное купи-продай, а тут техника, которая может что-то сделать прямо на месте. Был поражен, как в ней все продуманно и логично. 

Талатынник нашел дистрибьюторов, продающих подержанные немецкие машины, и купил такой агрегат. Однако после 2 лет работы в белорусских реалиях бизнес фактически оказался на грани краха. Обратить внимание на наш регион Александру помогли немецкие партнеры. Чернозем, большие земельные площади, 1 млн сельского населения — в середине 2000-х было видно, что здесь есть потенциал для развития животноводства. В 2005 году белорусский бизнесмен обосновался в Воронеже, где его дело начало становиться на ноги. Предприятие он назвал «Талекс» — по инициалам своего имени, к одноименному воронежскому агрохолдингу оно не имеет никакого отношения.

Относительно развитая животноводческая отрасль помогла комбикормовому бизнесу работать с прибылью, а само малое предприятие послужило поддержкой хозяйствам, переживавшим кризис или находящимся на начальной стадии развития.

— Меня здесь называют «скорой комбикормовой помощью». Скольким мелким и средним хозяйствам я помог выбраться из трудной ситуации! Так, одно предприятие в Лискинском районе досталось новому владельцу практически без кормовой базы. Только отруби, немного ячменя и отходы подсолнечника. И вот из этого мы своей машиной приготовили комбикорм. Его хватило, чтобы удержать поголовье, которое перезимовало, а не было пущено под нож, — рассказывает Талатынник.

Не без помощи бизнеса на колесах удалось развиться и другим значимым животноводческим проектам региона. Сотрудничество с Бобровской птицефабрикой начиналось с 17 тонн корма в неделю, а завершилось 56 тоннами в день, когда предприятие уже обзавелось собственным комбикормовым цехом. Полгода, пока шла реконструкция своего цеха, животноводческое предприятие Калачеевского мясокомбината обеспечивал комбикормом Талатынник. А самым известным хозяйством, которое пользовалось услугами передвижного завода, была лискинская «Эконива-Агро».

Почему один на всю область?

Интересный факт: в Российском союзе комбикормщиков узнали о существовании передвижного бизнеса Талатынника только от De Facto. В Воронежской области только он один занимается таким производством. Какова емкость рынка, если до сих пор никто не повторил путь белоруса?

По мнению директора института аграрного маркетинга (Москва) Елены Тюриной, в России есть 3 основных направления производства комбикормов.

  • Крупное производство, интегрированное в агрохолдинги. Практически все новые большие предприятия оснащены собственными комбикормовыми заводами. Они идут по пути производства ингредиентов не только из зерновых культур, но и из белковых добавок.

— Мы сотрудничали с Талатынником на этапе своего становления, качеством были довольны. Но когда увеличили объем производства, то отказались от его услуг, начали строить свой комбикормовый завод, — рассказывает председатель совета директоров  селекционно-гибридного центра «Верхнехавский район» Антон Пермяков. — У нас потребность 140 тонн в сутки, мини-заводы не справятся с таким объемом. Если вам нужен строительный кран с утра до вечера каждый день, вы какой предпочтете: стационарный или автомобильный?

  • Закупка готовых кормов у сторонних производителей.
  • Фермеры и мелкие хозяйства, которые закупают ингредиенты и сами в кустарных условиях пытаются приготавливать комбикорма. Но при таком подходе, как считает Тюрина, страдает качество.

Основной клиентской группой передвижного мини-завода эксперт считает небольшие и средние свиноводческие хозяйства до 10 тыс. голов и крупные КФХ, которые увеличивают численность как свиней, так и КРС.

— Покупать готовый комбикорм в мешках однозначно дороже, чем работать с нами. Однако я тоже «недешевый», поэтому с совсем мелкими хозяйствами мне нет смысла работать, — поясняет Талатынник.

Гендиректор птицеводческого предприятия «Ряба» (Хохольский район Воронежской области) Вадим Мурашкин не исключает возможности сотрудничества с бизнесом белорусского предпринимателя при условии расширения производства, когда собственный комбикормовый цех уже не будет справляться:

— Пока у нас нет опыта работы с такими заводами, но я знаю о них. Предложение достаточно интересное для сегмента средних хозяйств.

Машина Талатынника отправляется в путь, только когда набирает заказов на 500 тонн комбикорма и более. Средний заказ одного предприятия составляет от 60 до 150 тонн. Завод делает корм из сырья заказчика, лишь иногда приходится возить с собой витаминные добавки. Качество продукта зависит от клиента: какое сырье он предоставил, такой и получит на выходе комбикорм. Немецкая машина «переваривает» даже самое грубое сырье, с которым не справляется другое оборудование. Завод на колесах через шланг, как пылесос, забирает сырье, измельчает, перемешивает и выдает готовый комбикорм. Основной альтернативой «Бушхоффу» на российских просторах являются стационарные мини-заводы «Доза». Они сравнительно дешевы и считаются лидерами по себестоимости продукта. Однако бизнесмен не называет «Дозу» конкурентом: для сравнительно крупного производства мощностей «Дозы» уже не хватает, плюс она не всегда может переработать такое сырье, с которым справляется передвижной завод Талатынника.

«Расширять бизнес пока неуместно»

— Я могу купить вторую машину, но только если появится крупный клиент с длинным контрактом, — рассказывает предприниматель. — Пока же роста нет: одни потребители приходят, другие уходят. Когда-то у меня было 5 мини-заводов, сейчас достаточно единственной машины.

Недавно обанкротился один из крупных заказчиков «Талекса» — «Воронцовское» в Павловском районе, стадо забрал кредитор как залог. Другой пример: хороший знакомый Талатынника, директор хозяйства в Алексеевском районе Белгородской области ушел на пенсию. Вместо него пришел молодой импульсивный руководитель и заявил, что хозяйство обойдется без комбикормов мини-завода.

Второй грузовик окупится только при производстве более 2 тыс. тонн корма в месяц, а портфель заказов сейчас не обеспечивает и половины этого уровня.

Что еще кроме отсутствия крупных клиентов мешает Талатыннику развивать бизнес?

Госстандарты. В молочном животноводстве комбикорма нужны в основном, чтобы повышать качество молока. А стандарты, заданные государством (жирность 3,4%, содержание белка 3%), при достижении которых начинается субсидирование хозяйств, легко достигаются и без использования комбикормовой машины.

— Молоко у нас сейчас посредственного качества. Вот если стандарты поднимут до 4% жирности, моя машина будет более востребованной, — считает Талатынник.

Сейчас основными сферами интересов предпринимателя являются свиноводство и птицеводство, но с надеждой он смотрит и на проекты выращивания мясного КРС. «Бушхофф» может делать комбикорм даже для рыбоводческих хозяйств, был бы спрос.

Географическая удаленность друг от друга основных заказчиков. Жизнь предпринимателя проходит в пути. Его Toyota наматывает за месяц по 10 тыс. км. Необходимость контролировать своих рабочих отпала, но приходится постоянно решать текущие задачи: подписать договор с клиентом, разобраться во взаимозачетах, подвезти запчасть и т. п. Основные животноводческие предприятия региона удалены от областного центра: Россошанский, Павловский, Лискинский, Калачеевский районы. «Талекс» успел поработать во всех районах, кроме Борисоглебского: там нет клиентов. Сейчас предприниматель вовлек в орбиту своей деятельности восток Белгородской области и рассматривает возможность захода в Ростовскую и Тамбовскую.

Кадровый кризис. Непросто найти людей, готовых каждый день выезжать в 5 утра из Воронежа, чтобы уже в 9 быть, к примеру, в Россоши. Сейчас в бригаде, работающей на передвижном мини-заводе, подобрались ответственные специалисты, которым предприниматель доверяет, они работают уже 5 лет. Но до этого белорусу постоянно приходилось сталкиваться с непрофессионализмом, нежеланием работать в напряженном ритме, неадекватными требованиями оплаты труда.

— Человек приходит и просит 30 тысяч в месяц. Я не против, но для этого он должен работать соответственно, — поясняет предприниматель. — Однажды пришли двое и пообещали за оклад в 20 тысяч делать все, что скажут. Я поверил и взял их на работу. Они ремень меняли целых два дня с образованием, полученным в автомеханическом техникуме! С такими работниками и по миру можно пойти... Раньше вообще самому приходилось засучивать рукава и чинить технику по локоть в мазуте.

Сложный доступ к банковским ресурсам и ограничения в законах. Иностранное гражданство создает для Талатынника определенные проблемы с кредитованием, с регистрацией предприятия.

— Парадокс: по российским законам иностранец не может здесь создать компанию, но может ее купить! — недоумевает бизнесмен.

Без резкого взлета

Как говорит сам Талатынник, главный принцип, которого он придерживается в бизнесе, — не рисковать. И добавляет: несмотря на все трудности, на Воронежской земле можно чувствовать себя более уверенно, чем в Белоруссии: «Тут если пообещали заплатить, то, скорее всего, заплатят».  А это уже неплохо, потому что так можно полагаться на себя и почти не зависеть от других.

Справка

Комбикормовый мини-завод на колесах Buschhoff («Бушхофф»)  базируется на шасси грузовиков MAN или Mercedes. Производительность до 100 тонн комбикорма за смену. Стоимость нового автомобиля — 250 тыс. евро, б/у — 30-40 тыс. евро. Немцы часто продают машины выходцам из Восточной Европы только потому, что у них вышел гарантийный срок.

Автор: Андрей Филоненко


Комментарии