11 Апреля 2014 года, 15:45

Последние несколько лет российская школа активно подвергалась реформированию. Так, новый закон об образовании вступил в силу частично с сентября прошлого года, частично с января этого. Что поменялось для воронежских школ не на бумаге, а в реальности, как это сказалось на управлении образованием и на учащихся, рассказывает директор лицея № 7, председатель совета директоров школ по Центральному району Олег Япрынцев.

«Мы почему-то должны тратить миллионы на новые учебники только ради грифа на них»

— Когда мы говорим о реформах, то я сразу вспоминаю, как еще при Ельцине один чиновник приехал реформировать школы. С дипломатическим образованием! Мне вообще кажется, что не все реформаторы понимают, что творится на земле. Закон гласит, что учебники должны быть бесплатными. Это очень хорошо. Только комплект новых книг на ребенка стоит 3,5 тысячи рублей. Умножаем на тысячу учеников. А из бюджета выделен в этом году на покупку книг только миллион. Казалось бы, можно использовать учебники, которые прослужили 1-2 года. Они еще новые! Но! 5-й класс переходит на новый стандарт образования. По нему на учебниках должен стоять государственный гриф. И от этого никуда не денешься. Пока не совсем понятно, как школы должны из этой ситуации выходить. Я могу сказать, что пока наш лицей где-то на 80% обеспечен учебниками. Рабочие тетради, контурные карты, так как это в общем одноразовый материал, ученикам приходится покупать самим. Хотя, по идее, ими тоже должны обеспечивать мы. Будем проводить ярмарки б/у учебников, чтобы хоть как-то закрыть дыру в бюджете. Но это не универсальная панацея.

«Мы можем и не можем оказывать платные услуги одновременно»

— Теперь школа может оказывать платные услуги. Благодаря этому за счет сдачи в аренду пришкольных помещений мы смогли оплатить тревожную кнопку. Каждый управленец рад пополнить бюджет своего учреждения: как я уже говорил, выделяемых средств не хватает. Но увы. На платные услуги в школе не хватает помещений. Школа переполнена — 1016 учеников, тогда как в советское время предполагалось, что здесь будут заниматься 600 учеников. Нам даже не хватает классов и залов, чтобы заниматься воспитанием детей, что мы теперь делать обязаны. Благо по соседству Дом школьника, кружки и секции частично проводим там. Вот объявили нас самостоятельными образованиями. Флаг в руки — и вперед, на танки! Да я рад на танки, но какие мы самостоятельные, если на самообеспечении все равно жить не можем? Что касается традиционных платных услуг, которые могут повысить доход не самого учреждения, но учителей — репетиторства, — то законодательство его не запрещает. При условии, что оно будет официально оформлено, через налоговую. С нелегальным же борюсь: в нашей школе каждую неделю отводится 4 часа на бесплатные консультации. Они отличаются от стандартных факультативов уже тем, что туда может прийти и один ученик, а не группа.

«Каждый год приходится балансировать между переполненностью школы и зарплатой учителей»

— Кстати, о переполненности школ. Я считаю, что это суррогатный набор детей. Ведь по нормам должно быть не более 25 человек в классе. Но за каждым учащимся закреплено финансирование, поэтому их большее число позволяет увеличить оклад учителя на 50%. Так как базовый оклад — это 8 тысяч рублей при нагрузке 18 часов в неделю. И уже в марте этого года я должен думать, сколько учеников мы наберем в следующем году, чтобы зарплаты не упали. Конечно, есть еще различные надбавки, стимулирующие выплаты. Я стараюсь равномерно распределять их в течение года, а не выдавать всего несколько раз крупные суммы, как при балльной системе. Мне кажется, что такая мотивация эффективнее и прозрачнее.

«Учителя не всегда успевают дождаться наград»

— Что касается нематериальной мотивации учителя, то здесь тоже все непросто. Так, звание почетного работника образования может получить один учитель из ста. Но даже если идут навстречу, то бюрократическая цепочка может тянуться год. Иногда человек уже выходит на пенсию, и мы ему только под занавес вручаем награду. А иногда и вовсе до пенсии не успеваем…

«Образование стало услугой. Этим все сказано»

— Раньше образование было обязанностью. Учитель был царь и Бог. В хорошем смысле. «Учитель, пред именем твоим позволь смиренно…» А теперь? В телевизоре в образе учителей придурковатые тетки! К нам по новым законам повернулись лицом материально (те же платные услуги), но, похоже, отвернулись морально. Теперь школа — это просто услуги. Как парикмахерская. Обязанности учащихся сильно демократизированы. К счастью, у меня нет таких учеников, но я хорошо представляю себе типичную ситуацию. Ученик просто не учится. Его вызывают на профилактическую работу, когда он «профилактироваться» не хочет. И начинается сказка про белого бычка! Заканчивает класс с тремя двойками, его переводят в следующий, говоря, чтобы двойки исправил. Но он не исправляет. Все равно переводят. А потом директора школ бегают по техникумам, договариваются с одним-другим, чтобы взяли такого выпускника… А коррекционные классы создать не можем. Кто из родителей согласится признать, что его ребенок — дурак? Да он и не дурак, у него просто асоциальное поведение.

«Дети из заграничных школ приезжали в синяках»

— Почему бизнесмены отправляют своих детей учиться за границу? Думаете, там лучше условия? В Англии телесные наказания в частных школах никто не отменял. Одна наша девочка проучилась там четверть, потом вернулась, потому что «попа болит». Другие мальчишки учились во французской школе. Так там вокруг школы шестиметровый забор, привезли на машине, охранник открыл, запустил, так же домой увезли. У ребенка такая учеба вызывает только стресс. Единственное, что европейский аттестат котируется во всех странах. Правда, у нас тем, кто отучился за границей в школе, все равно приходится писать здесь ЕГЭ. Иначе в русский вуз не поступить.

«ЕГЭ — это игра в морской бой»

— Но и сам ЕГЭ я не считаю положительным моментом в нашем образовании. Это американский суррогат. Как выразился один мой выпускник, ставший актером театра, игра в морской бой: попал, не попал. Некоторые ученики выходят через 40 минут после начала экзамена. А там только на то, чтобы документы заполнить, 20 минут требуется! То есть они тупо порасставят крестики в части А — и все. Зато для других это сильный стресс. Детей приводят в пункт сдачи экзамена, председатель орет в мегафон… Я видел, как совершенно здоровые ребята в обморок падали.


Комментарии