15 Апреля 2014 года, 14:30

Экологически чистое, дешевое, безотходное — такими категориями можно охарактеризовать производство биотоплива от ученых «Курской ГСХА имени профессора И.И.Иванова». Проект признан Сбербанком «Лучшей бизнес-идеей в сфере переработки сельскохозяйственной продукции» на курской земле. Но реальный спрос на новинку пока нашелся только в Европе.

Теплее, еще теплее…

Стоя над грудой опилок на полу цеха, производитель деревянных рам и доцент факультета экономики и права курской сельхозакадемии Олег Фомин  размышлял о способах утилизации отходов. Он поежился: в цехе было прохладно.

— Вот бы в печь их, натопить, — мелькнула мысль. — Стоп! А почему бы и нет? Зачем утилизировать продукт, который можно использовать?

Так идея топливных пеллет валялась буквально под ногами ученого, и он ее поднял. Пеллеты можно делать не только из опилок, но и других отходов. Например, соломы, шелухи от гречихи или подсолнечника. Того, от чего фермеры обычно не знают, как избавиться. Пропорция производства 1:1: из 1 тонны соломы — 1 тонна топливных гранул.

При этом теплотворную способность можно сравнить с углем. Особенно «жаркие» пеллеты получаются из опилок хвойных пород.

Потребитель счет любит

Разработав технологию, Олег Фомин начал писать бизнес-план. На стартовый капитал уходило порядка 2 млн рублей (прессы, дробилки, найм персонала). Себестоимость 1 тонны гранул — 2-2,5 тыс. рублей за тонну. Предприниматель заложил цену 1 тонны в 3 тыс. рублей. При такой сумме проект должен был окупиться за 3 года с ежегодной рентабельностью 52%.

Да и для потребителя цена Олегу казалась шуточной — уголь стоит в 2 раза дороже. Такую же сумму вполне могли потянуть фермеры. Они, по задумке предпринимателя-ученого,  и должны были стать основными покупателями.

— В Курской области, как и в соседних, далеко не все населенные пункты газифицированы, — рассуждал Фомин. — К тому же, многие фермерские хозяйства находятся «на отшибе» — не в самом селе, а в стороне. Тянуть туда газ своими силами — нереально. А тут купил мешок пеллет — и топишь дней пять.

Но кроме самих пеллет, фермеру пришлось бы покупать еще и топливную установку, специальный котел, приспособленный для биотоплива за 100-200 тыс. рублей. Правда, как считал Фомин, и это не помеха: фермер может наладить товарообмен — поставлять свою солому, а получать пеллеты по сниженной цене, тем самым окупая установку.

Пока ученый сводил дебит с кредитом планируемого проекта, инновационную идею заметил Сбербанк России и выделил под бизнес-проект грант. Новая идея способна развивать сельскую местность, создавать рабочие места, бороться с отходами, из которых обычно образуются лишь свалки. Если банковская поддержка пришла сразу, то потребитель пока задерживается в пути.

При более детальном изучении рынка, оказалось, что российские фермеры к такому эксперименту не готовы. Слишком маленькие хозяйства не могут себе позволить выложить сразу 200 тыс. за котел под неизвестное, непривычное им топливо. А у крупных нет такой необходимости: они используют газ или электроэнергию. Хотя, Фомин думает, что как раз крупные хозяйства могли бы создать при себе предприятия по производству пеллет, используя его как источник топлива для себя и дополнительный источник доходов, благодаря продажам соседям.

Гораздо охотнее на идею откликнулись в Европе.

— Во-первых, они хотят быть как можно более независимыми от нефтегазового сектора России, – рассуждает ученый. — Во-вторых, они просто помешаны на экологичности. А мы этому требованию соответствуем.

Выгорит ли бизнес?

Пока Олег Фомин и его проект на распутье. Из-за еще неустоявшейся политической ситуации ученый считает рискованным начинать работу только на экспорт. А вот когда созреет российский потребитель, пока неясно. Об этом мы спросили экспертов.

Прогноз первый. Российский потребитель массово не готов переходить на биотопливо. В компании «Вудвилль» производят топливные брикеты из остатков от своего деревянного производства. И на собственном опыте столкнулись с аналогичной проблемой. В России действительно практически нет устройств для работы на биотопливе.

— Это парадоксально, но в стране, где развито сельское хозяйство, где много леса, топить  биопродукцией не принято, — удивляется гендиректор «Вудвилль» Александр Хайлис. — Зато в Германии и Польше каждый второй дом имеет соответствующие системы отопления. Туда мы и продаем наши брикеты.

В России же, пока стоимость электроэнергии относительно низкая, продать биотопливо очень проблематично, считает Александр Хайлис. Это единичные заказы. Даже сам руководитель «Вудвилля» не перевел свое предприятие на биотопливо, несмотря на то, что сырье для него — бросовое, остатки от собственных работ. По его подсчетам, оборудование цехов новыми отопительными системами  выйдет, по крайней мере, не дешевле, чем использование электроэнергии. Ситуация на рынке в России, по его мнению, вряд ли изменится раньше, чем лет через 10, когда потребитель осознает важность экологически чистого топлива.

Прогноз второй. Фермеры готовы закупать топливные пеллеты при условии стабильной цены.

— Да это очень дешево! — подсчитывает руководитель «Школы фермеров» Вячеслав Горелов (Пермь). — По цене интересное предложение. Если из-за логистики цена повысится несущественно, то во многих удаленных российских сельских пунктах продукция будет востребована.

По словам Горелова, газа вблизи фермерских хозяйств его и его коллег вообще нет. И не предвидится. Пока топят дровами, некоторые фермеры переходят на печи на навозе. При условии, что теплоотдача от гранул будет не хуже, а цена сохранится на озвученном уровне, предприниматель считает, что многие фермеры могут рассмотреть такое предложение. Если узнают о нем, конечно.

Концепция самой технологии уже готова, бизнес-план подсчитан. Дело — за маркетингом. Как мы видим, спрос на новое топливо найти можно. Вопрос в том, как донести информацию до достаточно консервативного потребителя — фермера. Над этим сельхозакадемии и Олегу Фомину начинать работать только предстоит.


Комментарии