5 Декабря 2013 года, 18:50

Департамент транспорта воронежской мэрии не разрешил воронежцу выполнять работы по возведению барьерного ограждения его собственного дома.

Забор преткновения

Житель улицы Чернышевский бугор Владимир Киселев, что возле Вогрэсовского моста, давно был обеспокоен сохранностью своего жилища. Его дом находится у подножия обрыва, по которому проходит автомобильная дорога. Владимир давно и не без оснований опасается, что, к примеру, в случае съезда груженой фуры с опасно расположенной дороги, его дому, скорее всего, несдобровать.

Первоначально Киселев решил возвести на краю обрыва мощный забор, который как он надеялся, сможет предотвратить печальные последствия. Однако забору не суждено было долго простоять. Он был вскоре снесен по решению суда, который признал постройку незаконной.

Будучи бессильным перед решением суда о сносе его забора, житель ул. Чернышевский бугор поставил перед собой цель обезопасить свое жилище, а заодно и повысить безопасность движения по проходящей мимо дороге, как положено по закону.

Киселев обращается в органы ГИБДД с просьбой разъяснить, какие меры безопасности должны быть приняты на опасном участке дороги, чтобы предотвратить возможную аварию. Там выдают предписание уже бывшему руководителю городского управления дорожного хозяйства и благоустройства Александру Глотову о необходимости строительства барьерного ограждения на участке дороги, проходящем около дома Киселева. Согласно принятому в 1993 году ГОСТУ, такие участки в обязательном порядке должны иметь барьерное ограждение. Киселев обращается к главному дорожнику города, чтобы поинтересоваться, когда городская власть намерена выполнить предписание ГИБДД. Глотов в апреле 2012 года отвечает, что это будет сделано с наступлением тепла. Однако потом Глотов покидает свой пост, а назначенный на эту должность Александр Кочегаров сообщает Киселеву, что денег на это в городском бюджете не предусмотрено.

Инициативное решение

Тогда инициативный воронежец предлагает руководителю дорожного ведомства возвести барьерное ограждение за свои деньги и получает согласие. Киселев с энтузиазмом берется за дело. Берет банковский кредит на сумму 100 тыс. рублей, находит подрядчика, заключает с ним договор, вносит предоплату. Вместе с руководителем организации-подрядчика Владимир выезжает на место будущего строительства, чтобы там обговорить все задачи. Однако в это же время сюда приезжает представитель городского управления дорожного хозяйства и говорит директору компании-подрядчика о необходимости отказа от выполнения намеченных работ. Подрядчик выполняет просьбу, расторгает договор с Киселевым и возвращает ему предоплату.

С этого момента начинается история хождения Киселева по разным инстанциям, написания писем и получения однотипных ответов от чиновников самого разного уровня. Когда он пытался выяснить, на каком основании запрещено строительство барьерного ограждения, оказалось, что основным аргументом против его строительства стало судебное решение о сносе, когда-то построенного там забора.

Бег по кругу

Далее Киселев обращается с запросом к Кочегарову, и, не дождавшись ответа, пишет экс-мэру Сергею Колиуху. Однако, все чего удалось добиться – это ответ от городского управления дорожного хозяйства, в котором Владимиру Киселеву предлагается вновь обращаться в управление с просьбой включить установку ограждения в план работ на следующий (2013-й) год. Киселев обращается к заместителю мэра по строительству Михаилу Кирпичеву, который поясняет, что строительство барьерного ограждения за средства частного лица противоречит законодательству и может быть осуществлено только при условии включения объекта в план работ на текущий год.

Но, несмотря на все обращения, уже в марте этого года Киселеву отвечают, что установка барьерного ограждения на ул. Чернышевский бугор не включена в план работ на 2013 год и направляют его в городское управление главного архитектора за новым проектом барьерного ограждения. Когда житель ул. Чернышевский бугор обращается с письмом к губернатору, из областного Управления автомобильных дорог и дорожной деятельности заместителю мэра по градостроительству Кирпичеву приходит рекомендация: «в целях предотвращения возможных несчастных случаев, просим оказать всестороннее содействие по получению заявителем необходимой разрешительной и иной градостроительной документации на установку ограждения земельного участка, образованного под индивидуальное жилищное строительство». То есть чиновники подумали, что заявитель просит разрешения огородить собственный участок под строительство. Как пояснил Киселёв, на самом деле «все они понимают»:

– Любой человек понимает разницу между забором частного дома, который хозяин дома устанавливает, не нуждаясь ни в каком разрешении, и барьерным ограждением дороги на городской улице, которое по закону должны установить в опасном месте этой дороги местные власти. Территория улицы вместе с дорогой – это муниципальная земля, на ней гражданин не только не обязан ничего сооружать даже для обеспечения безопасности дорожного движения, но и просто не имеет права ничего делать без соответствующих разрешительных документов, – говорит Киселев.

За таким разрешением он и обратился в городское управление дорожного хозяйства осенью 2012 года, поняв, что «никто в администрации Воронежа ничего делать не собирается».

Уже после этого Киселев вновь обращается к сменившему Кирпичева Владимиру Астанину, к и.о. мэра Геннадию Чернушкину, пришедшему на смену Колиуху, но ему отвечают, что возведение барьерного ограждения в этом году возможно только при условии наличия сэкономленных средств, в противном случае работы будут включены в план только на 2015-2016 годы.

Безусловно, развитие городской среды должно проходить по четким и утвержденным стандартам, и хочется верить, что желание чиновников им следовать будет приносить пользу Воронежу. Но случаи, подобные тому, что случился с Киселевым, уникальны: горожанин, по сути, готов решить одну из проблем самостоятельно, за собственные средства. И такая инициатива должна приветствоваться.


Комментарии