18 Декабря 2015 года, 11:35

Крым наш. Рубль упал. Нефть подешевела. Западные фонды практически ушли из России, а российские все чаще ищут проекты не на родине. Однако новости о том, что кто-то вложился в очередной стартап, продолжают появляться с завидной периодичностью.

Почему сделки идут? Что надо иметь в виду, чтобы не прогореть? Как начинающему инвестору отбирать проекты и как стартапу выбрать правильный фонд? Все эти темы обсуждали в начале декабря спикеры первой программы по венчурным инвестициям в бизнес-школе Сколково. «Когда кризис, самое время учиться грамотно инвестировать», — говорит один из авторов программы Виталий Полехин, управляющий партнер Venture Angels, глава Клуба инвесторов бизнес-школы Сколково, куда входит 110 участников. А по словам Юрия Митина, директора Стартап-академии бизнес-школы Сколково и члена жюри конкурса стартапов Forbes, на модуль зарегистрировалось больше людей, чем организаторы изначально рассчитывали. «Интерес к венчурным инвестициям и предпринимателям есть, — говорит он. — Мы планируем проводить модуль как минимум раз в год». Самые яркие цитаты спикеров — в галерее Forbes.         

v_8.jpgИгорь Рябенький, управляющий партнер фонда Altair Capital

Достижение: в третьем фонде, который поднимает Altair для инвестиций в основном в зарубежные стартапы, участвует в качестве инвестора Millhouse Романа Абрамовича. По оценкам, миллиардер вложил $10 млн. Несмотря на сложную экономику, у Altair за год уже шесть выходов, из них два в России. Так, в октябре 2015 года Avito выкупила долю фонда в сервисе Checkout.

Цитаты: «У нас большая экосистема, и стартапы общаются и помогают друг другу. Cейчас один наш стартап из Майами, прочитав, что продали сервис CalPal американской Airbnb, позвонил — у них дело есть к Airbnb, попросил помочь с контактом. А вот чего мы не приветствуем, так это когда стартапы, подняв деньги, сразу мнят себя звездами. Это до добра не доводит. Один привлек $50 000 и на следующий же день начал других учить, как привлекать раунд, — загнулся в итоге».

«Мы не любим, когда у проектов есть менторы, которые не инвестировали и ни за что не отвечают. В нашем акселераторе мы менторам проектов платим, но мы же и инвестируем, так что смотрим за качеством советчиков и советов. Мы приглашаем ангелов соинвестировать, но стараемся не допускать до управления, он самовыразился, а мы в итоге теряем проект».

«Если вектор развития в проекте негативный, мы его считаем по нулевой оценке. Многие проекты потом выправляются, часто с нашей помощью. Тогда это чистая прибыль». 

vv_1.jpgГлеб Давидюк, управляющий партнер iTech Capital

Достижения: активы растут, несмотря на негативные тренды в экономике и геополитике.

Цитаты: «Расчитывать надо не на возможность 10-кратной перепродажи доли другому финансовому инвестору, а на способность фаундеров построить большой и дорогой бизнес. Если это реализуемо, то и 10-кратный доход на вложенные инвестиции вполне реальная задача, так как желающие инвестировать или купить такой бизнес выстроятся в очередь».

«Прежде, чем идти в фонд со своим стартапом, посмотрите, что у фонда уже в портфеле, комплементарны или конкурентны эти проекты по отношению к вашему».

«Предприниматель должен понимать не только то, какие вертикали и бизнес-модели фонду интересны, но и на каком этапе своего жизненного цикла сам фонд сейчас находится. Первые три года после своего создания начинающая управляющая компания фонда тратит на то, чтобы создать воронку проектов, выходя на полноценный инвестиционный цикл. Если же фонд близок к своему закрытию, аппетит к риску у менеджеров из УК будет значительно ниже и привлечь интерес к своему проекту предпринимателю будет значительно сложнее».

«Российские венчурные фонды — это во многом казино, в своей голове вы можете уверенно списать все вложенные в фонды деньги по строчке «отдых», или, если хотите — «дорогие развлечения».

«Мой ключевой вопрос к любому предпринимателю: где и когда в его бизнесе возникнет прибыль и как и почему мы вместе заработаем?»

«Чем качественнее инвестор ответил себе на вопрос, как жить при негативном сценарии, тем комфортнее будет постинвестиционная жизнь. У меня есть опыт потерь, и я считаю его ключевым своим активом».

v_3.jpgВиталий Полехин, управляющий партнер VentureAngels, глава Клуба инвесторов бизнес-школы Сколково

Достижение: один из самых активных бизнес-ангелов, проинвестировал более 30 проектов, в том числе как инвестор фондов TexDrive, Addventure II и Addventure III.

Цитата: «Пока нет сигналов, что ситуация в экономике стабилизируется, венчурные инвестиции особенно рискованные. Но как только такие сигналы появятся, желающих вложиться в недооцененные активы будет много. По нашим наблюдениям, бизнес-ангелы активизировались. Многие при этом инвестируют в стартапы, которые комплементарны основному бизнесу и могут дать какой-то толчок для его развития».

v_5_0.jpgКирилл Белов, управляющий партнер Impulse VC

Достижение: фонд, среди инвесторов которого есть структуры Романа Абрамовича, проинвестировал уже 34 проекта.

Цитата: «В России раскидывать деньги очень опасно. Даже опаснее, чем в Израиле, где все умеют очень красиво презентировать. Поэтому важно еще до входа смотреть, что команда выполнила из заявленных ранее планов. Если фонд здраво смотрит на вещи, то уже год назад как минимум его портфельные компании должны были начать подрезать косты и генерировать больше выручки. Мы в своих проектах уже не на пульсе руку держим, а на шее. В основном все они cash positive».  

v_4_0.jpgАлександр Лупачев, директор фонда прямых инвестиций Russia Partners Technology Fund

Достижения: за 20 лет работы в России фонды прямых инвестиций Russia Partners привлеки более $1,3 млрд, проинвестировав более 65 компаний в области ИТ, здравоохранения, логистики и финансовых услуг. Пять из них вышли на биржу. Например, компания EPAM, крупнейший в Восточной Европе бизнес по офшорному программированию, куда фонды Russia Partners инвестировали еще в 2006 году.

Цитаты: «По стратегии Russia Partners Technology Fund не столько венчурный фонд, сколько фонд прямых инвестиций в высокотехнологичных отраслях, поэтому мы инвестируем в уже проверенные бизнесы, у которых есть выручка и стратегия масштабирования. Большие инвестиционные фонды создаются на 10-12 лет. Бывает, за это время проходит два-три экономических и политических цикла; к этому надо быть морально готовым и соответствующим образом структурировать инвестиционный портфель. Например, валютные риски, типичные для стран с молодой экономикой, можно хеджировать за счет распределения инвестиций между компаниями-экспортерами и бизнесами, ориентированными на внутренний рынок. К слову, в нашем портфеле технологических инвестиций 12 из 16 компаний работают на экспорт. Сейчас хорошее время для новых долгосрочных инвестиций. Мы в этом году проинвестировали 6 новых проектов и сделали два выхода, а еще две наши портфельные компании на привлекательных условиях смогли приобрести своих конкурентов». 

«С тезисом о дефиците хороших сделок не можем согласиться: по международным меркам российский венчурный рынок еще мало освоен, и лишь небольшая доля предпринимателей обращались к венчурным фондам. В России более 100 000 предпринимателей связаны с технологиями, а в портфеле всех венчурных структур от силы 3000 проектов. Нам до конца карьеры работы хватит».

Продолжение читайте на Forbes.ru


Комментарии