2 Ноября 2015 года, 13:52

Наверное, для читателей не секрет, что мне всегда хотелось работать с компаниями, которые меняют мир к лучшему. И с этой задачей хорошо справляется Syndicated Brands. Не просто бизнес ради извлечения прибыли, а бизнес, посторенный по концепции win-win, где компания выигрывает от того, что выигрывает её клиент. Т.е. конечный потребитель. Ведь можно сколь угодно времени тратить на красивые коробочки, наживки и крючки формата «купи-купи», но при этом оставаться производителем дерьма. Подозреваю, что на сон это влияет далеко не у каждого, но есть такие люди, которые считают что работать плохо — стыдно. И если надо делать, то надо делать хорошо. А еще лучше — делать лучше всех. Одни это декларируют, другие это делают. Я не считаю означенный подход какой-то фишкой типа «мы работаем только с теми компаниями, которые не считают своих клиентов идиотами», нет. Это моя социальная ответственность или миссия, если хотите. Помогать тем, кто хочет изменить рынок и покупателей в лучшую сторону. На это мне говорят, что сегмент мал и таких практически не найти, но это — не правда. В чем лишний раз убедился прямо вчера.

Я буквально на себе ощутил разницу двух подходов: бизнеса для зашибания денег и бизнеса, стремящегося принести удовольствие его клиентам. В самом жарком сегменте общепита. И хотя я пишу о еде последние пять лет с регулярностью «практически никогда», в этот раз решил сделать исключение. Тем более что оба примера не являются нашими клиентами и все написано от чистого сердца (но полного желудка). Я про пиццерии.

Две совершенно разные бизнес–модели, но схожие по ассортименту и, что особо примечательно, ценам. Одна соткана из бизнес-процессов, которыми пользуясь определениями Баффета, «может управлять даже идиот» (в смысле того, что безграмотное руководство не приведет к фатальным последствиям из-за отлаженности процессов) и благодаря этому уже активно растёт, красиво жонглируя цифрами и давая ощущение сопричастности к «большому бизнесу». При этом конечные потребители получают откровенно плохой продукт, но довольствуются им ибо альтернатив пока нет. Это «Додо-пицца», конечно же. При этом, я хочу подчеркнуть, у меня нет какого-то откровенного негатива или неприязни: ребята очень красиво продают свою систему управления рестораном и делают это так, что иные должны позавидовать. Пока это не бизнес–модель, потому как не решен вопрос уязвимости в рамках конкурентной среды. Но и его, предполагаю, решат в будущем. Т.е. мы имеем хорошо развитую информационную систему и коммуникации в виде ошеломляющих цифр (забыли про эффект низкой базы). Но не имеем конечного продукта, обладающего хоть какими-то преимуществами по сравнению с конкурентами.

Другой подход — это фокус на продукте и пример «голубого океана» на сверхконкурентном и насыщенном рынке. Ребята поехали в Италию, где стажировались несколько месяцев в лучшей (и старейшей) неополитанской пиццерии Starita: учились месить тесто и готовить его в дровяной печи. Т.е. потратили время на компетенции в области создания продукта, серьезно отличающегося от того, что есть на рынке сейчас. В результате открылись «22 сантиметра» — постоянно заполненная пиццерия в центре Петербурга (ул. Жуковского) в окружении гигантского количества точек общепита и в том числе пиццерий, тратторий и итальянских ресторанов. В чём же секрет? А в том, что они предлагают другую пиццу. Такую, которую не делает никто в городе, где помимо них предлагается еще пара тысяч пицц, разнообразных по цене и ингредиентам, но одинаковых по–сути.

Повторюсь, с точки зрения цены покупки — между «Додо» и «22см» паритет. Есть разница в размерах, да. Но есть разница и во вкусе. И она — гигантская. Ведь пицца выпечена по совершенно иной технологии и сделана из совсем другого теста, нежного и мягкого. При этом она хорошо держит форму, а пропорции между начинкой и тестом... в общем, с моей точки зрения она идеальна. Аутентичную пиццу я ел не часто, и лишь один раз крайне вкусную — в маленьком городке Леричи, в семейной пиццерии, работающей с 1940-года и конкурирующей с этого же времени с такой же семейной пиццерией напротив. Даже не помню, как она называлась — но эта явно лучше.

Я сейчас не рекламирую заведение. Просто подумайте сами, как клиент. С одной стороны — продукт «индустрии», не требущий от сотрудников компании никакой квалификации. С другой — аутентичные технологии и школа пиццайоло, которые помогают создавать кулинарные шедевры. С одинаковыми ценами и, подозреваю, куда более эффективной бизнес–моделью. Её будет сложнее тиражировать, но она даст устойчивые преимущества в будущем.

Пока массовый рынок пиццы представляет из себя размазанную по подсушенному блину смесь из 5-8 ингредиентов. Это факт. И он останется таким и весьма большим. На нем есть (и будут есть) свои потребители. Но это рынок крупных игроков, чей успех основан на цепочках поставок и экономии от масштаба. И это — рынок 70-х и 80-х. Он меняется. Как быстро этот процесс будет происходить в России — неизвестно. Но то, что ты большой в размерах, дает все меньше оснований для того, чтобы продавать людям откровенно плохой продукт. Это начал чувствовать на себе McDonald's. Я думаю, что вскоре начнут чувствовать и другие. Пример выше — это показатель того, что «ручная работа» и инвестиции в обучение могут помочь сделать прорыв даже на том рынке, где конкуренция зашкаливает. Надо просто хорошо знать свою работу.

Из «22см» можно сделать франшизу, безусловно. Но делать её придется не для тех, кто хочет заработать, а для тех, кто любит работать с тестом и хочет кормить людей. Потому как этот проект всегда будет стоять особняком даже на сверхконкрентном рынке. Да, это нишевая компания. Но у нишевого бизнеса есть свой плюс — он не чувствителен к кризисам, колебаниям спроса или смене инфраструктуры. Потому как пицца может быть тем самым маленьким кулинарным совершенством, насладиться которым может позволить себе каждый. И, в свою очередь, благодарные гости вас не забудут, помогая бизнесу не просто работать, а зарабатывать деньги...

Я всегда любил такие продукты — получив опыт пользования которыми ты переворачиваешь свои представления о том, что такое хорошо и что такое плохо в рамках отрасли. Дающие иной опыт. Не дающие возможности сравнивать себя напрямую с теми, кто раньше казался конкурентами, а теперь — субститутами на крайний случай. Это я и называю win-win. И это я называю «защищенной рыночной позицией».

А сухой остаток очень прост: чем больше времени вы вложите в свои компетенции, тем уникальнее и защищеннее позицию на рынке вы сможете себе создать. Время — это не деньги. Время круче денег: можно купить готовое решение и ждать, когда тебя сметут конкуренты, а можно научиться (пусть даже с чужой помощью) и забыть о них навсегда.

Источник: блог Сергея Славинского, преподавателя Британской высшей школы дизайна


Комментарии