19 Августа 2015 года, 11:25
Инвесторы и создатели стартапов о том, как будут развиваться финансовые технологии в России и мире.

Финансовые технологии (финтех) развиваются колоссальн­ыми темпами. Согласно исследованию The Future of Fintech and Banking компании Accenture, в 2014 года венчурные инвестиции в этот сегмент утрои­лись в сравнении с 2013 годом, достигнув $12,2 млрд. И это только начало. В прошлом году состоялись первые ­— и успешные — IPO в финтех-индустрии:­ сервис онлайн-кредитования LendingClub­ привлек $870 млн при оценке в $5,42 млрд, OnDeck — $200 млн по оценке $1,3 млрд. На очереди — размещение се­рвиса мобильных платежей Square, очередного проекта создателя Twitter Джека Дорси

Российс­кие инвесторы тоже реагируют на глобальный тренд. Так, Юрий Мильнер совместно с западными п­артнерами недавно вложился в немец­кий проект ­Sa­vingGlobal, венчурный фонд iTech­Capital проинвестир­овал в bitcoin­-проект ­BitFury. 

Forbes­ спросил у представителей российских вен­чурных фондов и основателей стар­тапов о трендах развития финансовых тех­нологий в России и мире и о том, за каки­ми проектами будущее.
viktor_lysenko_120.pngВиктор Лысенко, сооснователь и гендиректор Рокетбанка:

Я бы выделил три области. Первая — сервисы, которые помогают существующим компаниям и банкам лучше работать — например, принимать электронные подписи через планшет или телефон, улучшать скоринг или опознание клиента, связь с ним. Это такой рынок b2b.

Вторая большая часть, к которой, я считаю, относится Рокетбанк — это сервисы, начинающие по-новому предоставлять финансовые услуги, с новыми подходами. К примеру, LendingClub или британская Zopa, которые предоставляют кредиты. Они экономят на инфраструктуре, у них хороший скоринг, взаимодействие с клиентом идет через дистанционные каналы, поэтому у них меньше затраты и они могут давать кредиты как банки, но на более выгодных условиях. И они очень хорошо растут.

Мы взяли очень узкую область — банковское обслуживание через мобильный телефон, удаленное. По сути, мы такая надстройка над банком. Иногда звучат упреки, мол, вы не банк. Но если посмотреть на Uber или на GetTaxi — у них нет ни одной собственной машины, но при этом они — самые большие сервисы такси в мире. У Airbnb нет ни одного своего квадратного метра, не считая их офисов. При этом Airbnb по количеству мест размещения этой зимой заняла около 10% всего количества номеров гостиниц в мире.

Третья область — это все, что касается криптовалют. Биткойны — самая известная из них, которая радикально, с моей точки зрения, изменит финансовый сектор в ближайшие 10-15 лет. Только вот в России самое драконовское законодательство пока, мы даже Китай переплюнули существенно. Там финансовые компании ограничены в работе с криптовалютами, а у нас и физические лица, и за этоможет последовать наказание. Но есть надежда, что это в каком-то обозримом будущем отменят. Я знаю, что Герман Греф поддерживает идею, есть люди в Центробанке, которые выступают за то, чтобы смягчить условия.

Но даже если Россия на какое-то время из этой технологии выпадет, мир от этого не остановится. Нужно понимать, что Россия — это три процента рынка вообще, и если здесь ничего не происходит, весь мир не стоит и не ждет.

gleb_davidyuk_120.pngГлеб Давидюк, управляющий партнер венчурного фонда iTech Capital:

В России финансовые технологии мало чем отличаются от финансовых технологий во всем мире: используются те же продукты и инструменты. Мы платим кредитными картами, пользуемся банковскими счетами и услугами, которые, кстати, во многом более продвинуты, нежели консервативные банковские технологии Старого Света — просто потому, что они создавались недавно и с нуля, в то время как старые американские и европейские технологии надо было переделывать под новые тренды. Поэтому если вы зайдете в какой-нибудь интернет-банк — АльфаБанка, или ТКС, или Сбербанка — он будет намного более удобен, нежели аналогичные инструменты в традиционных западных банках — с одной стороны.

С другой стороны, в России есть очень много государственного регулирования, которое, собственно, имеет больше отношения к политике, чем к технологиям. 

Мы определили, что нам интересен финтех с точки зрения именно продуктовых и сервисных идей, новых сегментов, которые сегодня в нем возникают — например, криптовалют. Мне кажется, что с развитием криптовалют и технологий, которые на которых они основаны, время, когда консервативный финансовый сектор поменяется, уже не за горами. Она станет менее дорог, более гибок и более технологичен.

Одной из наших последних сделок стала инвестиция в компанию BitFury, развивающую инфраструктуру технологии Blockchain — будущее финансовой системы. Это глобальный проект, компания является лидером в секторе, который, во-первых, только зарождается, во-вторых, меняет традиционное отношение к сектору финансовых услуг, предлагая новую технологию, новые продукты и новые правила игры участникам финансовой экосистемы. Blockchain, по сути, составляет угрозу для банков и для традиционных платежных систем вроде Visa, MasterCard, предлагая те же самые услуги, только бесплатно, более надежно и более прозрачно. Потому если мы говорим о трендах, то они очевидны: финансовый мир становится более прозрачным, экономным и быстрым. 

Количество финансовых посредников становится все меньше, качество предоставляемых услуг становится все выше.

Идеальное, с моей точки зрения, время для входа на рынок с инвестиционным капиталом. 

Мы также инвестировали в проект TraidingView.com, совсем недавно объявили об этой сделке. Это тоже новый элемент финансовой экосистемы, только в части брокерских услуг и трейдинга, который дает возможность пользователям получать, анализировать данные с биржевых площадок в реальном времени, обмениваться инвестиционными идеями, составлять собственные торговые стратегии, становиться популярными и профессиональными участниками рынка без существенных капитальных затрат. TradingView.com включает элемент социальности в традиционный консервативный brokerage, привнеся в него удобный и недорогой интерфейс с большим количеством информации. Рынок изголодался по такого рода продуктам, и, как результат, компания растет очень большими темпами, и растет глобально. При наличии технологий сегодняшнего дня — смартфонов, переносных компьютеров, планшетов и так далее, — уже не нужно иметь несколько терминалов Bloomberg, чтобы осуществлять какие-то сложные финансовые транзакции, все можно делать намного проще, быстрее и экономичнее. 

За последние двадцать лет очень сильно изменились темпы технологического развития. Примеры наших последних инвестиций в Blockchain или Social Traiding, как в проекте TraidingView, — это одни из тех областей, в которых, мы считаем, изменения будут происходить очень быстро, и общество будет быстро адаптироваться к этим продуктам. Соответственно, там есть большой потенциал для роста и возможности, чтобы заработать. Есть еще много других сегментов финансового рынка, которые будут меняться уже в ближайшем будущем и где мы как инвесторы сможем быть полезным дополнением для молодых и смелых покорителей мира.

konstantin_stiskin_120.pngКонстантин Стискин, старший ассоциат венчурного фонда FinSight Ventures:

Чтобы определить, какие проекты наиболее успешны, наверное, нужно смотреть на последние финтех-проекты, которые за 6-7 лет своего существования стали публичными компаниями с высокими оценками — LendingClub, OnDeck. А если говорить насчет трендов, то я бы выделил два направления. 

Первое — платформенные площадки по различного рода кредитованию. Модель LendingClub, когда компания осуществляет весь процесс работы с заемщиком (поиск, скоринг и коллекшн) и берет себе небольшой процент, а инвесторам предоставляет доступ к инструментам с высокой доходностью. В итоге риски на балансе инвестора, а компания служит технологической площадкой. Такие площадки существуют не только в кредитовании физических лиц, но и в факторинге, кредитовании малого и среднего бизнеса, ипотеке. 

Второе направление — платежи, их процессинг, обработка. Здесь рынок зиждется на банковской неэффективности, которая до сих пор существует, с одной стороны — а с другой стороны, появляются различные компании, которые осуществляют те же функции, но более эффективно, например, переводы денег в рамках протокола биткоин. Надо уточнить, что тренды возникают на неэффективностях текущей модели. 

Мы инвестируем на всех стадиях, как в pre-IPO, так и в рамках ранней стадии. С недавнего времени мы взяли фокус на Штаты, поскольку в России нет, скажем так, удовлетворяющей нас инфраструктуры — и партнеров, и инвесторов, и предпринимателей.

В нашем российском портфеле всего две компании. Это Platiza, которая начиналась как сервис онлайнового микрокредитования, а сейчас развивается как сервис альтернативного кредитования в России. И Gillbus, которая строит дистрибутивную сеть по автобусным билетам. Эта компания заметила рыночную неэффективность в том, что любой человек может купить билет на самолет онлайн, а купить билет на автобус онлайн невозможно.

Мы видим, что альтернативное кредитование имеет большой потенциал к росту. У нас есть масса недообслуженных сегментов на этом рынке. Большим сегментом видится возможность выдачи кредитов для банковских заемщиков низкого (относительно) качества, которые не могут получить кредиты в банках в силу высоких издержек со стороны банков в виде резервов, сильно закрученного скоринга и отсутствия гибкости при первых признаках проблем.      

sergei_negodyaev_120.pngСергей Негодяев, управляющий портфелем ФРИИ:

Финтех сейчас является одной из самых «горячих» тем на рынке венчурных инвестиций. ФРИИ этот сегмент также чрезвычайно интересен. Мы с готовностью рассматриваем все проекты, которые обладают сформированной командой и прототипом.

Наиболее перспективными направлениями финтеха в мире являются решения в сфере цифровых и мобильных переводов денег; различные виды автоматизированных платформ и платформ-посредников; решения в сфере оптимизации и упрощения банковской деятельности для клиентов; хранение, анализ и обработка больших данных в финансовой сфере, а также решения, так или иначе эксплуатирующие концепцию Blockchain.

В России сейчас заметен бум микрофинансовых организаций. У ФРИИ в портфеле уже есть такой проект, он называется АФК — это программная платформа для развертывания сервиса онлайн-микрофинансовых организаций. Очень хорошо развиваются p2p-платформы, например, MoneyMan, который начал международную экспансию. У нас в стране есть несколько решений для автоматизации систем скоринга, построенные на базе анализа профилей соцсетей физических лиц, и многие другие.

viacheslav_semenchuk_120.pngВячеслав Семенчук, серийный предприниматель, создатель компаний LifePay и My-Apps:

(Оба его проекта проинвестированы фондом Life.Sreda, созданном группой «Лайф» специально для инвестиций в финтех. Недавно у входящего в группу Пробизнесбанка отозвали лицензию. Как уверяет в своем посте на странице Пробизнесбанка в Facebook управляющий партнер Life.Sreda Владислав Солодкий, на деятельность фонда отзыв никак не повлияет, как и на бизнес конкретно LifePay: «В России компания давно дифференциировала свой бизнес – и интегрирована с процессингами 3 банков и сетями продаж 4 разных банков. На Пробизнесбанк на пике приходилось 25-30% оборота» — Forbes). 

Сейчас кризисное время, к сожалению или к счастью. Инвесторы переключаются на те проекты, которые имеют выручку прямо сейчас или хотя бы выходят в ноль. Финтех — это вещь не столь однозначная, проекты окупаются не в первый месяц, им нужно построить довольно-таки крупную экосистему и накопить клиентскую базу. 

С точки зрения трендов — все еще огромная проблема с теми же платежами, и платежи по самой своей сути — это следующий прорыв. У нас все еще конверсия платежей по пластиковым картам в магазинах падает на 30% от кассы из-за всяких 3D-secure'ов. То есть человек платит в интернет-магазине картой, уже все ввел, готов на покупку — но в 30% случаев система дает сбой. Поэтому любые проекты в сфере платежей будут популярны как в оффлайне, так и в онлайне. 

У меня своеобразное отношение к различным коинам, я бы все-таки говорил о финтехе как о более классической механике — улучшении, оптимизации, ускорении существующей системы. К примеру, у нас сейчас в лаборатории находится проект, который называется CarPay. Это инструмент, который превращает сам автомобиль в средство платежа. Можно платить из кошелька, можно платить кредитной карточкой, можно платить телефоном, можно платить машиной — к примеру, на заправках, на мойках.

Я бы еще упомянул область взаимодействия стартапов и денежных вещей, основанную на Uber-механике. Пока очень мало стартапов могут довести уровень приема платежей через карты в своем приложении до 50%. Uber — это только карты. Вот такие проекты могут быть неким ориентиром, на который можно равняться. Но, к сожалению, стартапы, которые создают хорошие приложения с точки зрения user experience в той же сфере услуг, по платежам сильно проигрывают.  

Источник: материал Ярославы Рябовой на Forbes.ru


Комментарии