2 Июня 2015 года, 14:47
Глубина падения покупок продуктов питания беспрецедентна Кредитные ставки нормализуются.

Повышение конкурентоспособности пока что оказалось «холостым выстрелом». Несмотря на обозначившийся разворот в движении цены нефти и, соответственно, ее более привычного для россиян измерителя — курса рубля к доллару, все основные тенденции начала года во втором квартале не претерпели изменений. Реальная цена труда продолжает корректироваться вниз, хотя уже в первом квартале в долларовом эквиваленте она опустилась до уровня середины 2007 года (с учетом изменения производительности), сообщив корпоративному сектору необыкновенную и до сих пор остающуюся значительной внешнюю ценовую конкурентоспособность.

5indik_graph1.jpg
5indik_graph1 (1).jpgПотребление продолжает сжиматься — как и инвестиции, увеличившие крутизну того пике, в которое они вошли как минимум в начале 2013 года. Ожидания подходящего момента для вложений в производство и крупных покупок, скорее всего, продлятся до нормализации процентных ставок, которое ожидается, из-за опасения возврата инфляции, не раньше последнего квартала 2015 года. А это значит, что текущая слабость экономики в ближайшие месяцы сохранится — без особых надежд на возобновление роста внутреннего спроса.

Падение реальной заработной платы, согласно отчету Росстата за апрель, достигло 13,2% в годовом сопоставлении, ускоряясь от месяца к месяцу начиная с октября прошлого года. В то время как вклад годового роста индекса потребительских цен в снижение реальной зарплаты ослабевает, усиливается влияние замораживания номинальных зарплат — директивное в бюджетном секторе, оно стало ориентиром и для частных работодателей.

В апреле рост номинальной заработной платы замедлился до 1,0% в годовом сопоставлении с 4,5% в марте, что является историческим минимум роста зарплат в России за весь период доступных наблюдений (до середины прошлого года годовой прирост номинальной зарплаты вообще практически никогда не опускался ниже 10%). Что же касается падения реальных зарплат, то оно уступает сейчас по глубине лишь кризису 1998–1999 годов, когда правительство Евгения Примакова, «залив» бюджетные и банковские проблемы деньгами (годовая инфляция выросла тогда «на пике» до 130%) и введя мораторий на индексацию заплат и прочих выплат, обрушило доходы населения почти вдвое.

Хотя компании предпочитают снижение заработной платы увольнениям и роста безработицы практически нет (небольшое ее повышение, видимо, связано с включением в статистику с этого года Крыма, где уровень безработицы в 9,6% почти такой же, как на Кавказе (11,3%) и почти вдвое выше среднероссийских 5,8%), напряженность на рынке труда заметно спадает, что подтверждается постепенным уменьшением числа объявлений о вакансиях. С учетом этого возможно, что номинальная зарплата по полному кругу работодателей и с учетом скрытой уже снижается, в отличие от начисленной зарплаты по отчетам организаций, охватывающих меньше половины занятых (те изменения, которые фиксирует Росстат в ежемесячных докладах).

Потребление чуть более устойчиво, чем доходы. Оборот розничной торговли снизился на 9,8% в годовом сопоставлении против падения на 8,7% в марте; спрос упал как на продукты питания (–8,9%), так и на непродовольственные товары (–10,7%). Глубина падения покупок еды беспрецедентна: такой спад был лишь в кризис 1998–1999 годов, когда средний доход упал значительно сильнее. Это говорит о том, что нынешний кризис — в частности, из-за продуктовых антисанкций — наиболее тяжело ударил по беднейшему населению, основная часть расходов которого приходится на еду. В то же время скорость сокращения спроса на несущественные продукты питания и непродовольственные товары почти стабилизировалась и, вероятно, уже прошла свой пик.

Условия кредитования промышленности продолжают медленно восстанавливаться. По оценкам промышленных заемщиков (получены в рамках регулярных опросов, проводимых ИЭП имени Гайдара), нормальная доступность кредитов увеличилась в мае еще на несколько пунктов и уже достигла 43%. В марте 2015 года был зарегистрирован локальный минимум данного показателя — 34%. Для сравнения: в августе 2014 года условия кредитования считали нормальными 67% предприятий. Таким образом, за семь последующих «кризисных» месяцев доступность кредитов для промышленности снизилась вдвое.

Продолжает снижаться и ставка по рублевым кредитам, предлагаемая предприятиям. После очередного решения ЦБ по ключевой ставке предложение банков по ставке сократилось уже до 18% годовых в рублях. Таким образом, за последние три месяца данный показатель снизился на 2,8 процентного пункта после зарегистрированного в феврале кризисного максимума в 20,8%, констатирует руководитель лаборатории конъюнктурных опросов ИЭП Сергей Цухло.

Источник : блог журналиста медиахолдинга «Эксперт» Сергея Журавлева


Комментарии