18 Июня 2015 года, 11:35

Ранние индикаторы деловой активности в мае в лице PMI, оптимистично предрекавшие близкое или даже уже состоявшееся прекращение спада в услугах, а возможно, и совокупном выпуске экономики РФ в целом, не обещали, тем не менее, промышленным производствам ничего утешительного. Что и подтвердила официальная статистика за май. Спад индекса промышленного производства (ИПП) углубился до 5,5% в годовом сравнении (на 1 п. п. против апрельских — 4,5%), в т. ч. выпуск обрабатывающих производств до -8,3% в мае против —7,2% в апреле.

Тем не менее, бег вниз соответствующих индексов все же несколько замедлился в сравнении с предыдущим месяцем (после сез. — календ. корр.): в обрабатывающих производствах до — 1% (после того, как выпуск апрель к марту провалился на 3,3%), в промышленности в целом до -0,7% против — 2% апрель/март. Это мои оценки с X-13, а оценки Росстата, с DEMETRA 2,2, как обычно, чуть более сглажены: — 0— 6% спад ИПП в мае к апрелю, и — 1,6% — в апреле к марту.

Для «генетического разнообразия» картины — вот еще цифры ЦМАКП, насчитавшего, что спад в промышленности даже еще более мягкий: -0,5% май/апрель, -0,6% апрель/март, май в годовом сравнении лишь -3,5% (против росстатовских -5,5%) с поправкой на 1 лишний рабочий день в мае 2014г. Плюс к тому, ухудшение данных мая по ИПП может быть частично объяснено теплой погодой, которая влияет на коммунальные услуги (-1,4% в мае против +1,8% в апреле).

1.pngВполне очевидно, что сильный спад в промышленности во втором квартале представляет собой несколько отложенную реакцию производственников на резкое сжатие спроса, начавшееся сразу после декабрьского обвала курса рубля и потребительского ажиотажа. Квартал понадобился, чтобы убедиться, что это сжатие будет носить достаточно долговременный характер из-за основательного обеднения населения и «клинической смерти» потребительского кредита.

В результате падение выпуска потребительских товаров длительного пользования стало во 2-ом квартале основным «локомотивом» спада в промышленности. Весьма показательны в этом отношении цифры снижения выпуска в мае легковых автомобилей (-38% к маю прошлого года), приемной телеаппаратуры (-69%), а также многих видов одежды и обуви. Для поддержания выпуска производители вынуждены прибегать к ценовому демпингу, что уже нашло отражение в падении средне-недельных показателей инфляции в июне до 0,05%. Это втрое меньше, чем в июне прошлого года.

Вторым по значению драйвером спада остается снижение выпуска стройматериалов (кирпич, цемент) и — кажется, впервые после года интенсивного роста — труб (-2,7% в годовом сравнении), а также машин. Это, вероятно, отражает дальнейшее сокращение инвестиционной деятельности.

[Более полную картину текущего состояния экономики даст публикуемый сегодня Росстатом пакет данных о конечных внутренних покупках, доходах и занятости, а также — до конца недели — данные ЦБ о кредите и депозитах в мае. Можно будет пофилософствовать с цифрами на темы: (а) чего ожидать (в плане глубины и продолжительности) от раскручивая циклической спирали спада (выпуск-занятость и доходы-спрос-выпуск), после того, как первичный импульс, вызванный внешним шоком, уже отработан, (б) эффективности контрциклических мер правительства и ЦБ (дефицит, ставки).] 

Источник : блог журналиста медиахолдинга «Эксперт» Сергея Журавлева


Комментарии