22 Мая 2015 года, 13:34
В то время, как горнодобывающая промышленность снизила выпуск всего на 0,8% в год. сопоставлении (добыча нефти выросла на 1,2%, газа — снизилась на 3,5%), а электроэнергетика и другие коммунальные услуги даже увеличили его на 1,8% благодаря мерзкой погоде апреля, спад в обрабатывающих производствах оказался весьма сильным (-7,2% в год. сопоставлении после умеренного снижения на 1,9% в марте) и неожиданным. Общий индекс промпроизводства снизился на 4,5% в год. сопост. — почти в 4 раза больше, чем консенсус ожиданий Блумберга (-1,2%). С учетом сезонной коррекции данных Росстата, выпуск в обрабатывающих отраслях, по моей оценке, в апреле стал минимальным за последние 41 мес. (т.е. с ноября 2011г.).

652769_original.pngВпрочем, ЦМАКП, применяющий к показателю Росстата корректировку на уровне исходных данных (исправление случайных сильных колебаний отдельных видов продукции, объясняемый, как правило, ошибками на уровне регионов), и более корректный, на его взгляд, учет календарного фактора, считает, что снижение выпуска в апреле в целом лишь продолжило тенденцию предыдущих месяцев, и сжатие в промышленности в целом в апреле составило лишь 2,5% с исключением календарного фактора в годовом сопоставлении, и -0,6% к марту сез. корр. (против -1,6% mom sa по расчетам Росстата; мои оценки приведены на картинке). Как бы то ни было, в апреле мы наблюдатели пока что самое сильное, с начала текущей рецессии, сжатие в промышленности, и, в частности, в обрабатывающих производствах.

Главным фактором, тянущим вниз промышленный выпуск, остается сжатие инвестиций. По оценке того же ЦМАКП, индекс инвестиционной активности, измеряемый потреблением импортного и отечественного оборудования, а также стройматериалов, снизился до уровня середины 2010г., что на 6% ниже среднемесячного уровня 2007г., и почти на 1/3 меньше максимального уровня начала 2012, достигнутого к моменту инаугурации Путина на очередной (текущий) срок. При этом импорт машин и оборудования в составе этого индекса упал на 19% к уровню 2007г., и более чем в 2,5 раза к началу текущего президентского срока.

При этом импортозамещение остается пропагандистским мифом — выпуск отечественных машин и оборудования снизился на 8% после волны девальвации, стартовавшей с октября 2014г., производство стройматериалов упало на 11% только за последние 2 месяца (все цифры сез. корр.). Наряду со снижающимся из месяца в месяц выпуском автомобилей (грузовых — на 27% в год. сопост., легковых — на 22%), спад в машиностроении в апреле вызван также потерей разовых всплесков выпуска в сталеплавильном оборудования и локомотивов, наблюдавшихся в марте.

Снижение или, по крайней мере, замедление роста производства, на этот раз, похоже, распространилось и по всем остальным направлениям. Легкая промышленность (в том числе ткани и одежды, где объем производства сократился между 20-30% в годовом сопоставлении) испытывает даже более крутой спад, чем тяжелая промышленность. В то время, как производство продуктов питания остается одной из немногих точек роста, с увеличением выпуска мяса птицы (на 11,0%) и животных (на 6,1% в год. сопост.), даже в этой категории некоторые позиции не избежал спада. Потребители сократили покупки несущественных пищевых продуктов, таких как фруктовые и овощные соки и газированные напитки. Прирост производства труб, занимавший ранее верхние строчки в таблице роста выпуска, снизился до 4,2% в год. сопост. из-за эффекта базы (ещё в марте был 17,5%).

С точки зрения влияния на политику статистика промышленного производства в апреле содержит 2 существенных наблюдения. Она может немного отрезвить экономические власти, вероятно, несколько переоценившие способность экономики адаптироваться к произошедшим потрясениям, и объявшие кризис закончившимся, или даже вовсе не существовавшим. Энтузиазм оказался преждевременным или неуместным. Во-вторых, представление, что спад затронет в основном неторгуемый сектор, ориентированный на операции с импортом, также оказывается неверным.

Жесткие условия кредитования, сокращение доли заемных средств в корпоративном секторе и домохозяйствах, а также жесткая бюджетная политика, в совокупности направленные на подавление инфляционного скачка, вызванного переносом на цены выросшего на пике вдвое курса доллара (при этом цены, как и ожидалось, оказались неснижаемыми, несмотря на последовавший «откат» рубля) дали вполне предсказуемый «вторичный эффект» в виде крутого спада инвестиций и производства. Усиливающиеся доказательства ослабления экономики дадут дополнительные аргументы для следующего основательного (100-150 б.п.) снижения ставок в середине июня, придавая меньший вес инфляционным рискам.

Источник : блог журналиста медиахолдинга «Эксперт» Сергея Журавлева

Комментарии