13 Мая 2015 года, 12:58
Обычно наиболее отодвинутой во времени вторичной волной «внешнего шока» становились проблемы банковского сектора. Даже когда наученные печальным опытом «набега на банки» во время паники 1998г. денежные власти гарантировали банкам предоставление неограниченного объема ликвидности, как в кризисе 2008/09 гг., снижение платежеспособности заёмщиков очень долго сказывалось на качестве обслуживания старых кредитов, желании брать новые и, соответственно, напрямую зависящих от этого (в частности, из-за необходимости резервирования на потери по ссудам) прибылях и капитале банков.

1.pngТак, в том же предыдущем кризисе, пик просроченных платежей по кредитам (и, соответственно, сохранение повода для и так уже обеспечивших себя на десятки тысяч жизней правительственных банковских кэптивов утянуть еще несколько сот миллиардов из ФНБ) пришёлся на середину 2010г., когда о ставшей его причиной глобальной финансовой панике 2008г. уже благополучно забыли. В текущем кризисе (если его можно считать таковым) и ЦБ, и правительство подошли к смягчению возможных рисков потери капитала банками очень внимательно и заблаговременно,ослабив регулятивные требования, и сориентировав опции антикризисного плана почти исключительно на бюджетные вливания в и без того богатейшие госбанки

Делевереджинг продолжается

Спустя 4 с лишним месяца после острой фазы кризиса в конце прошлого года, когда волнения в отношении обменного курса улеглись, наблюдаем примерно те же движения в кредитно-денежной сфере, что и в пост-кризисе 2008/09гг. Количественно — в более мягком проявлении, но это возможно еще вопрос времени. Рост рублевой массы М2 практически прекратился в годовом сопоставлении (чуть ускорившись в последних данных), а количество наличных рублей вне ЦБ — и вовсе уменьшилось за год. Это, правда, уступает номинальным масштабам сжатия рублевой массы в предыдущем кризисе, однако с учетом нынешней более высокой инфляции, масштабы сжатия реального количества денег «на руках» не так уж отстали от дел 6-летней давности.

1.png1.pngПричина «нежелания» россиян иметь деньги, конечно, как и тогда — в сжатии кредита, как чистого внешнему миру, так и внутреннего, в результате которого деньги и производятся на свет. Темпы расширения кредитного портфеля банков предприятиям и населению упали в 1-ом квартале практически до нуля, и если какой-то рост и поддерживался, то главным образом, за счет замещения внешнего долга госкорпораций внутренним, рефинансированным за счет уменьшения резервов Банка России. Кредит населению сжимался, то ли под влиянием выросших ставок, то ли из-за общей неуверенности заемщиков погашать кредиты в будущем.

Это дало 2 статистических эффекта — быстрый рост доли просроченных платежей в остатке банковского долга населения (до 760 млрд. руб. в 10.9 трлн. остающихся платежей); рост доли сбережений в доходах, требующейся для выплаты кредитов.  Последнее, впрочем, имеет и вполне реальные последствия — увеличение сберегаемой доли сократившихся реальных доходов еще больше угнетает потребительский спрос, усиливая общий дефляционный (или, другими словами, стагнационный) эффект произошедших на внешних рынках изменений.

1.png1.pngБанковская ликвидность в избытке

Вопреки популярным среди пара-экономистов рассуждениям о зажиме Центральным Банком предоставления рублевой ликвидности для демонстративного укрепления рубля, в банковском секторе в целом сейчас наблюдается ее избыток, делающий нынешнюю ситуацию отчасти схожей с посткризисной ситуацией 2009-10гг. Тогда регулятор использовал в качестве ключевого инструмента денежно-кредиткой политики ставку абсорбции избыточной ликвидности банков в депозиты в ЦБ, тогда как ставка предоставления кредитов Банков России не имела слишком большого значения ввиду отсутствия спроса на такие кредиты. Темпы роста денежной базы (т.е. внутреннего долга Банка России) достигали в первой половине 2010г. 50 и более процентов, что имело много общего с технологией «количественного смягчения», хотя ключевая ставка оставалась ненулевой. Лишь к осени 2011г., спустя примерно 3 года после острой фазы кризиса ситуация с ликвидностью нормализовалась, и заработали обе границы ставок по операциям ЦБ с ней.

1.png1.pngВ нынешних условиях резкое сокращение спроса на рефинансирование ЦБ стало прежде всего результатом значительного сокращения наличных рублей в обращении, до совершенно нехарактерного для этого времени года уровня. Это — результат значительного роста рублевых вкладов на краткосрочный период (от месяца до года), привлеченных высокими ставками, тогда как долгосрочные вклады сжались. А также и общего значительного сокращения сбережений в наличных рублях в связи с ухудшением финансового положения домохозяйств.

В то же время фактор, который должен в течение остальной части года внести наиболее существенный вклад в наводнение банковского сектора ликвидностью — продажа 3 трлн. руб. из Резервного фонда Центральному банку —  в апреле пока еще работал в очень ограниченной мере из-за длительной процедуры утверждения скорректированного бюджета. Главной же причиной избытка ликвидности у банков стало уже упомянутое торможение роста кредитного портфеля в первом квартале почти до нуля (с поправкой на сезон и исключением курсовой переоценки). В целом в текущем году основной банковской операцией станет направление средств на депозиты в ЦБ или в валюту, а также активный поиск заемщиков, дефицит которых сохранится, даже когда ставки упадут.
1.png1.png

Источник : блог журналиста медиахолдинга «Эксперт» Сергея Журавлева

Комментарии