21 Апреля 2015 года, 14:24

После новогоднего освежающего душа экономическая статистика вновь стала скучной, как моя жизнь, похожая на досматривание нудного затянутого фильма, где ничего интересного уже не покажут, но выйти досрочно из зала мешает деликатное нежелание причинять беспокойство соседним сидельцам.

644187_original.pngУровень потребления (розничных покупок) в марте с поправкой на сезонно-календарный фактор всё еще продолжал снижаться, адаптируясь к новым внешнеторговым условиям, правда, уже лишь на смешные 0,9%, не идущими в сравнение с падением на 10,6% за предыдущее 2 месяца. При этом падение товарного импорта в марте, исходя из предварительных оценок ЦБ, уже остановилось на уровне примерно на 35% ниже (сез. корр.), чем был до продуктового эмбарго и снижения цены нефти.

Следовательно, снижение покупок уже связано не с затянувшейся реакцией цен на курс рубля, а со сдвигом в потребительском поведении (в частности, сжатием кредита, об этом — следующая запись), который ЦБ, возможно, захочет подправить в следующий четверг ускоренным снижением ключевой ставки, скажем, сразу на 400 б.п., и тем самым приблизить нащупывание «дна» спада. А возможно — и не захочет (т.е. продолжит взятую линию на снижение по 100 б.п. за 1,5 мес.), рассматривая нынешнюю ситуацию как удобный повод для «мягкой посадки» после кредитного перегрева, и ускоренной нормализации инфляционных ожиданий.

643387_original.pngРост средней номинальной зарплаты в целом по стране (8?1% февраль к февралю прошлого года, до 31,325 руб.) вполне ожидаемо отстал от инфляции, как видим из графика внизу слева. Но так было не во всех сферах экономической деятельности. У работников банкови прочих финансистов, невзирая на показываемые в отчетах убытки, зарплата за год выросла на 31,2%. до средних 75,6 т.р., в науке и научном обслуживании — на 27%, до 56,5 т.р. (юноше, обдумывающему житье, на заметку!). Где-то между этими двумя цифрами расположились зарплаты нефтяников, нефтепереработчиков и перегонщиков нефти по трубам — удешевление жидкости вдвое в долларовом эквиваленте ничего не смогло поделать с ростом зарплат этих категорий трудящихся в рублях.

Самую низкую зарплату по-прежнему получают труженики (-цы) секторов, максимально выигравших от девальвации и контрсанкций — села (16,2 т.р.), кожевенно-обувной (16,1) и текстильно-швейной (14,25 т.р.) промышленности. Самый скромный рост зарплат был у госуправленцев, безопасников и военных, пострадавших от бюджетного аскетизма (1,7% за год) и у связистов (снижение на 2,4%). Снижение реальной пенсии замедлилось до 2,9% в годовом сопоставлении в феврале после проведенной индексации на 11,4%.

Рост уровня безработицы до некотором степени связан с включением с начала текущего года Крыма в расчет основного массива статпоказателей. Его доля в числе безработных в марте — 2,9% при доле в 1,5% в населении России с Крымом.  Вероятно, для Крыма это просто сезонный всплеск числа незанятых в обслуживании туристов. Но в итоге процедура коррекции сезонности это структурное изменение показателя отрабатывает неудовлетворительно, сопоставляясь с «докрымскими» данными и показывая рост уровня безработицы, вероятно, несколько больший, чем он есть на самом деле. Число официально зарегистрированных безработных (1 млн., из которых 75 тыс. — влияние сезонности) вернулось к уровню конца 2013г., превысив прошлогодние исторические минимумы процентов на 5-6.

643730_original.png

643894_original.png

Источник: блог журналиста медиахолдинга «Эксперт» Сергея Журавлева


Комментарии