24 Марта 2015 года, 14:06
В 2014 году самая большая в мире годовая компенсация размером $350 тыс. досталась выпускнику Wharton. С учетом основного оклада его доход за 12 месяцев достиг $500 тыс. Сколько получают другие? Трудно ли им найти работу мечты? Ответы на эти вопросы – в обзоре Executive.ru.

Каждый выпускник бизнес-школы мечтает о том, чтобы как можно скорее устроиться на престижную, ответственную и высокооплачиваемую работу. Но каковы его реальные шансы на успех? Статистика трудоустройства выпускников является важнейшим показателем успешности программы MBA. Хорошая должность в надежной компании с достойной оплатой труда и большими перспективами роста – это и есть та самая цель, которая оправдывает далеко не маленькие средства, финансовые и временные, вложенные слушателем программы в собственное обучение.

Как составляются рейтинги

Рейтинги бизнес-школ обычно учитывают статистику трудоустройства выпускников на момент получения диплома и три месяца спустя. Этот показатель в процентном соотношении является одним из важнейших факторов, определяющих позицию школы в сводной таблице. Однако надо понимать, что три месяца – это произвольная цифра, взятая просто ради удобства подсчета. Не стоит думать, будто все пропало, если вам не предложили должность вашей мечты в течение ровно 90 дней после окончания обучения – история знает немало примеров, когда идеальная вакансия с завидным окладом находила своего соискателя и через четыре, и через пять месяцев после его выпуска…или через три месяца и два дня.

По подсчетам сайта Poets & Quants, в 2014 году 85,9% выпускников топовой десятки американских бизнес-школ получили предложения о работе сразу после выдачи диплома, 80,3% из которых были приняты. В течение трех месяцев после выпуска приглашения от работодателей успели получить 95,4% обладателей диплома, 91,9% из которых согласились занять предлагаемые должности.

Если рассматривать не 10, а 25 лучших учебных заведений, картина будет несколько иной. Работодатели обращались к 83,9% специалистов, 80,3% из которых с готовностью подписывали контракт, а через три месяца эти цифры вырастали до 94,2% и 91,3% соответственно. По мере продвижения вниз по рейтингу бизнес-школ количество случаев быстрого успешного трудоустройства постепенно уменьшается. Так, не более 89% выпускников образовательного учреждения, занимающего позицию в третьей или четвертой десятке рейтинга, могут надеяться приступить к работе в течение трех месяцев после получения диплома.

Показатели европейских школ на момент выпуска чуть хуже, чем у американских: лишь 77% обладателей диплома MBA в IESE, 68% в INSEAD и 64% в IMD получили предложение от работодателя одновременно с выдачей диплома. Однако через три месяца ситуация, как правило, улучшается: контракты к этому времени подписывают 91% бывших учащихся IESE, 95% в IMD и целых 96% в London Business School.

Здесь надо отметить один существенный нюанс. Если показатели той или иной школы в рейтинге неожиданно ухудшаются – это еще не повод паниковать. В ряде случаев это может свидетельствовать о том, что многие выпускники данного учебного заведения пытаются запустить собственные стартапы или идут работать в некоммерческие организации. Соответственно, если вы мечтаете о создании собственного инновационного бизнеса, возможно, вам следует обратить внимание именно на такую школу, в которой создана наиболее благоприятная среда для стартапов – а не на ту, чьи студенты подписывают выгодные контракты с крупными корпорациями.

Бизнес-школы – лидеры

Судя по статистике выпуска 2014 года, четыре бизнес-школы в США могут похвастаться тем, что 98% их бывших учеников приступили к работе через три месяца после окончания учебы: это Chicago Booth, Goizueta, Tuck и Wharton. Goizueta уже третий год подряд стабильно выдает этот показатель, являясь, таким образом, мировым рекордсменом по количеству учеников, успешно трудоустроенных через 90 дней после выпуска. Однако если смотреть на статистику трудоустройства на момент получения диплома, то международным лидером будет Tuck с 91%.

Любопытно, что школы отличаются и по готовности своих выпускников принять предложения о работе. Например, в Chicago Booth 98% обладателей диплома были в течение трех месяцев приглашены занять должность в той или иной компании, и 97% ответили согласием. В Columbia Business School предложения получили 97% бывших учеников, но приняли их только 91%.

На наивысший уровень дохода может рассчитывать соискатель, который обладает не только набором соответствующих навыков, но и внушительным опытом работы и впечатляющим портфолио с проектами, реализованными до поступления на MBA. Некоторые выпускники вправе ожидать стартовый оклад в $300 тыс. – именно такая цифра значится в контракте нескольких специалистов, в прошлом году покинувших Stanford, Wharton и Harvard и занимающихся инвестиционно-банковской деятельностью, частным акционерным и венчурным капиталом.

В последние годы все больше специалистов мечтают о работе с частным акционерным капиталом, так как за это предлагают весьма солидное вознаграждение. Однако спрос на выпускников MBA в этой сфере относительно невелик по сравнению с тем, что имеет место в консалтинге, банковском деле или работе с высокими технологиями. Рекрутеры набирают молодых профессионалов в очень ограниченном кругу престижных учебных заведений, и за место под солнцем в перспективной отрасли предстоит как следует побороться. В 2014 году выпускники Stanford, начавшие работать с частным акционерным капиталом, получали медианный оклад $170 тыс. – это рекордный уровень зарплаты для выпускника программы MBA за все времена. Сверх оклада эти специалисты получали стартовый медианный бонус в размере $40 тыс., а общая сумма компенсаций, выдаваемых им за год, составляла $175 тыс. в среднем и $300 тыс. в своем максимальном выражении.

Если говорить о бонусах, то в 2014 году самая большая в мире годовая компенсация размером $350 тыс. досталась выпускнику Wharton. С учетом основного оклада доход счастливчика за двенадцать месяцев достиг (а, возможно, и превысил) полмиллиона долларов. Согласно расстановке сил на сегодняшний день, за высокими бонусами в дополнение к зарплате следует идти в хедж-фонды: там ежегодная компенсация эффективным сотрудникам достигает $150 тыс. при окладе в $125 тыс.

Наиболее скромные зарплаты обычно предлагают в розничной торговле, здравоохранении, индустрии развлечений и СМИ. Не могут похвастаться феноменальными доходами и обладатели дипломов MBA, трудоустроенные в некоммерческие организации. Особняком стоят те специалисты, что отправляются работать в Азию или другие регионы мира, где в соответствии с местным уровнем жизни их зарплата более чем конкурентоспособна, но в пересчете на долларовый эквивалент кажется скромной. Так, в прошлом году выпускник Kenan-Flagler Business School, уехавший в азиатскую страну с развивающейся экономикой, начал получать всего лишь $23 тыс. Еще три выпускника таких школ, как Columbia, Michigan и Carnegie Mellon, стартовали с оклада в $24 тыс. – и это был рекордно низкий показатель для 2014 года.

Впрочем, следует понимать, что личные доходы – это очень деликатная тема. Большинство благополучно устроившихся выпускников если и предают что-то огласке, то, как правило, уровень зарплаты, но никак не размер бонусов. Некоторые бизнес-школы – в том числе Harvard – не публикуют зарплаты своих бывших учеников даже на условиях полной анонимности, ограничиваясь более абстрактными показателями (например, что 13% их выпускников, работающие с частным акционерным капиталом и левереджированным выкупом, могут рассчитывать на медианный бонус в размере $80 тыс.). Конспирация соблюдается с целью обеспечения приватности специалистов, а также ради того, чтобы у абитуриентов не возникало завышенных ожиданий относительно собственных перспектив.

Карьера важнее денег

Любопытно, что стартовый оклад и бонусы не являются главным мотивом новоиспеченных обладателей степени MBA при выборе работы. Согласно опросу, проведенному в прошлом году в MIT Sloan, ключевым фактором для 32,5% выпускников является потенциал для развития, который им даст их новая позиция. Для 16,1% респондентов важнейшее значение имеют их должностные обязанности, для 15,4% – сфера деятельности, для 12,8% – содержание работы, для 7,9% – человеческий фактор и корпоративная культура, для 5,2% – престиж работодателя и еще для 5,2% – географическое расположение компании. Только 3,6% выпускников ответили, что зарплата стоит для них на первом месте.

В целом, 2014 год был очень благоприятным для трудоустройства после MBA, и прогнозы на 2015 год ничуть не хуже. Официальные представители некоторых бизнес-школ утверждают, что перед выпускниками открываются широчайшие перспективы, еще невиданные после рецессии 2008-2009 годов. По данным MBA Career Services and Employer Alliance, 64% учебных заведений отметили рост числа случаев, когда работодатели забирали своих новых сотрудников прямо из кампуса (что на 23% больше, чем в предыдущем году). Более 75% школ сообщают, что их выпускникам стало легче устроиться на полный рабочий день. К аналогичным выводам пришли и в Graduate Management Admission Council, проведя опрос 169 работодателей и 33 стран. Участвовавшие в исследовании компании намерены нанимать больше выпускников MBA (72% по сравнению с 69% в прошлом году) и повысить им зарплату (в 47% компаний – в соответствии с уровнем инфляции и в 18% – выше уровня инфляции). Судя по всему, сейчас важно не упустить момент и успеть поступить на MBA, пока эта многообещающая тенденция не пошла на спад.

Источник: блог Елены Кочетковой обозреватель по вопросам бизнес-образования


Комментарии