6 Февраля 2015 года, 11:15
Некоторое время назад я приводил тут расчеты ориентиров обменного курса на конец года на основе регрессий для экспорта от цены нефти и импорта от обменного курса (оговаривая, что смотреть на них надо не более, чем на статистическое упражнение из-за нечёткости соответствующих зависимостей и необходимости дополнительных предположений о сальдо текущего счета, или, что примерно то же самое — об оттоке капитала и использовании резервов ЦБ для его покрытия). Так же, исходя из статистических связей, можно дать некий тест оценкам сжатия ВВП РФ в 2015 г. при той или иной цене нефти, частности — сравниться с цифрами прогноза МЭР.

610024_original.pngВыделяя в приросте ВВП внутренне-ориентированную (равную размеру конечных внутренних текущих/потребительских и инвестиционных покупок за вычетом импорта) и экспортную части, видим на графике, что первая достаточно тесно коррелирована с ценой нефти. Точнее, конечно, с реальным обменным курсом рубля. Но он с небольшими поправками на проводимую политику накопления (до 2008г.) или расходования (после) международной ликвидности довольно точно воспроизводил цену нефти. Укрепление рубля — в том числе и за счет расходования резервов и сжатия текущего счета, как это было в последние годы - вело к росту ВВП, завязанного на обслуживание импортных потоков и транзакции с ними. Девальвация — приводила к спаду.

С экспортной частью ВВП дело обстояло еще проще — экспорт рос по мере распада советской промышленности и высвобождения перемалываемых ей ресурсов для вывоза за границу. Эта структурная перестройка шла особенно интенсивно в 1999-2004гг., когда вклад экспорта в прирост ВВП достигал почти половины. С 2005г. возможности столь же быстрого наращивания вывоза сырьевых ресурсов стали заметно затухать, а также упираться в логистические ограничители. К счастью, эстафету подхватил взлет мировых сырьевых цен, запустивший внутренне-ориентированный рост с ещё более высокими темпами. Последний раз расширение объемов экспорта «блеснуло» во время восстановительного роста 2009г., когда оживление мировой экономики вновь, как и в 1999 г., за счет этого выдернуло экономику России из рецессии. После этого увеличения физобъемов экспорта уже не было вовсе, и темпы изменения ВВП России определялись только движением цены нефти и темпами раходования резервов, и больше ничем. Что облегчает статистическую оценку на 2015г. (см. график).

С учетом оцененного выше падения импорта можно оценить также вклад импортозамещения — т.е. производства некачественных товаров-пародий советского типа по высоким ценам взамен подорожавших импортных — в экономический рост, как разницу между прогнозируемыми темпами изменения ВВП и темпами конечных покупок. В истории импортозамещение по такому критерию (когда разница между темпами изменения ВВП и конечных внутренних покупок положительна) наблюдалась 3-жды — в 1998-99 и в 2009гг. Причем лишь в одном случае (1999г.) можно говорить о вкладе импортозамещения в рост ВВП, в остальных 2 случаях оно лишь позволяло слегка смягчить спад.

В 2015 г., если нас действительно ждёт среднегодовая цена нефти в 50 долл./барр. (а это было бы самое крутое падение среднегодовой цены нефти за последние 20 лет), вклад импортозамещения также слегка смягчит спад ВВП — до -4.5% при вдвое большем падении конечных внутренних покупок - до 9% в целом за год. При этом падение расходов домохозяйств и инвестиций в основной капитал в конце года к докризисному уровню 3-его квартала может составить 12-14%. Разумеется, ко всем этим цифрам тоже надо относиться не более чем к небольшому статическому развлечению. Прогнозировать экономические показатели трудно, особенно — на будущее.

Источник: блог журналиста медиахолдинга «Эксперт» Сергея Журавлева

Комментарии