18 Февраля 2015 года, 12:53

Плюс на минус не всегда дает минус. Главное — не умножать на ноль.

Audaces fortuna juvat*

*Смелым судьба помогает (Вергилий).

Кажется, уже никто, даже самые отчаянные оптимисты, не сомневается, что происходящее сегодня в России является полноценным экономическим и социальным кризисом. Сочетание целого ряда факторов привело к явлению, которое называется «идеальный шторм». С одной стороны — падение мировых цен на нефть, доходы от продажи которой составляют львиную долю поступлений в госбюджет. С другой — целый ассортимент разнообразных «пакетов» санкций, введенных странами Запада в связи событиями на Украине. Все это поставило народное хозяйство в очень тяжелое положение. Девальвация рубля, составившая за год уже более 100%, ударила по доходам и покупательной способности населения. Отрезанные от зарубежных рынков капитала хозяйствующие субъекты оказались на грани дефолта, что угрожает коллапсом целым отраслям. Резкое повышение ставок по кредитам на внутреннем рынке делает любые новые инвестиционные проекты нерентабельными.

Однако какими бы негативными ни были внешние факторы — объективно экономические или геополитические — они не оказали бы такого разрушительного воздействия на российскую экономику, если бы не ее субъективно слабое состояние и неготовность принимать вызовы времени. С начала ХХI века, когда цены на энергоносители резко пошли вверх, наше первое в мире по добыче нефти государство сняло сливки в виде более трех триллионов долларов США. Часть этих денег была потрачена на улучшение социальных стандартов (надо признать — россияне никогда в истории не имели такого высокого уровня жизни, как в последние десять лет), другая — на «стройки века» и помпезные проекты вроде Олимпиады, не дающие эффекта для экономики в целом, третья — попросту разворована коррумпированными чиновниками и приближенными к ним олигархами. К сожалению, правительства "тучных лет" не использовали свалившиеся на них бонусы для модернизации инфраструктуры, инновационной перестройки реального сектора и создания постиндустриальной экономики знаний. Россия, с ее архаичной моделью социально-экономического развития, ориентированной на экспорт сырья, так и застряла в прошлом, а «нулевые годы» (симптоматичное определение) стали эпохой упущенных возможностей. 

Правительство представило «программу антикризисных мер», причем несколько месяцев спустя после того, как надвигающийся шторм и его масштабы были очевидны. Оно особенно и не скрывает, что намерено, не мудрствуя лукаво, действовать по той же схеме и теми же инструментами, как и во время мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. В первую очередь — заливать дыры в балансе банков и «системообразующих предприятий» деньгами, уповая на то, что мировая экономика пойдет в рост, начнет расти потребление нефти, а вместе с ним и цены на черное золото. 

Такая парадигма представляется в корне неверной и опасной. В борьбе с рецессией Россия не может равняться на США и ЕС с их «количественными смягчениями», так как не является эмитентом мировой резервной валюты. Действительно, в отличие от приведшего к дефолту 1998 года падения цены на нефть, сейчас у России накоплены значительные золотовалютные резервы, сосредоточенные в суверенных фондах. Но никто не решится предсказать, сколько продлится дефляция на нефтяном рынке, и да и вообще начнется ли когда-нибудь рост цен. Резервы очень быстро закончатся, и правительство окажется не в состоянии выполнять социальные обязательства. Занимать деньги для покрытия дефицита бюджета в сложившихся условиях весьма проблематично.

С учетом всех остальных факторов это может загнать Российскую Федерацию в ту ситуацию, в которой оказался Советский Союз на рубеже 80-90-х годов прошлого века. Все мы помним, как депрессия, охватившая еще вчера раздававшую друзьям по соцлагерю миллиарды сверхдержаву, привела к социальному взрыву и закончилась тем, что Владимир Путин назвал величайшей геополитической катастрофой столетия.

Между тем этот мрачный сценарий не является безальтернативным. Как сказал Фридрих Ницше, все, что нас не убивает, делает нас сильнее (или, как говорят в России, не было бы счастья, да несчастье помогло). России сегодня представился уникальный шанс соскочить с нефтяной иглы и кардинально поменять модель развития. Благодаря стечению неблагоприятных обстоятельств российская политическая и деловая элита вынуждена очнуться от разлагающего дурмана халявы и начать думать о выживании. С учетом темпов разворачивающегося кризиса у руководства страны сейчас нет времени на глубокие структурные реформы — эффект от них может наступить через годы, если не десятилетия. Однако есть ряд мер, которые могут быть реализованы немедленно. Что, на мой взгляд, можно и нужно сделать:

Во-первых, как это ни банально прозвучит, покончить с коррупцией. Сегодня это уже не просто одна из актуальных проблем, а вопрос сохранения государства. В сложившихся условиях всеобщее мздоимство погубит любые попытки обеспечить внутренне производство, а разворовывание выделяемых на антикризисные мероприятия средств окончательно добьет экономику. Поэтому борьба с распилами, откатами, заносами и взяточничеством должна быть публичной и беспощадной. 

Существующие правоохранительные структуры не в состоянии справиться с этой задачей, так как основным занятием их экономических подразделений последние два десятилетия было крышевание и "разводки" коррупционеров, то есть они сами по себе являются элементом коррупционной системы. Поэтому единственный выход из ситуации — создание с чистого листа новой силовой структуры, наподобие реорганизованного в 1960 году премьер-министром Сингапура Ли Куан Ю Corrupt Practices Investigation Bureau (Бюро по расследованию коррупции). 

Эта спецслужба должна быть наделена широчайшими полномочиями и подчинена непосредственно президенту, а одной из главных ее задач должен быть контроль не столько за доходами, сколько за расходами чиновников и членов их семей, а также раскрытие их аффилированности с бизнес-структурами. Причем объектами разработки этой службы должны быть не только госслужащие, но и топ-менеджеры государственных банков, компаний и корпораций, где коррупция процветает в таких же, если не больших, чем во власти, масштабах. 

Во-вторых, навести порядок в финансовой сфере. Вместо того чтобы обеспечивать функционирование экономики, сформировавшаяся в нулевые банковская система превратилась в механизм масштабных хищений и отмывания сотен миллиардов долларов грязных денег. По признанию бывшего главы ЦБ РФ Сергея Игнатьева, большинство из более чем двухсот канувших в Лету банков были искусственно обанкрочены. 

Схема каждый раз одна и та же: владельцы и менеджеры (все эти Пугачевы, Бородины, Алякины, Булочники, Иващенки, Романовы, Антоновы…) выводят средства клиентов на свои подставные компании, после чего банки закрываются под предлогом «неблагоприятной рыночной конъюнктуры», а расплачиваться с вкладчиками приходится государству в лице Агентства по страхованию вкладов. 

Возник целый слой аферистов, который паразитирует на некачественном регулировании и некомпетентности правоохранительных органов, призванных привлекать их к ответственности за совершенные преступления. Само по себе количество банков в России является избыточным. Поэтому необходимо увеличить размер минимального уставного капитала — с тем, чтобы на рынке остались только крупные и устойчивые финансово- кредитные учреждения. Контроль за их деятельностью со стороны Банка России должен быть жесточайшим. 

Что касается уже похищенного, то здесь огромное поле работы для силовых структур. Необходимо заново проанализировать случаи банкротств банков за последние десять лет, открыть уголовные дела и начать преследование мошенников. Причем целью этого процесса должно быть в первую очередь возвращение похищенного. Так как основная часть грязных денег была выведена за рубеж и отмыта в офшорных гаванях, такая работа неизбежно выйдет на международный уровень. К сожалению, страны Запада, которые лицемерно изобличают Россию в коррупции, сами предоставляют беглым коррупционерам и аферистам убежище и возможность легализовать преступно нажитое. Однако это не мешает пострадавшей стороне — российскому государству и гражданам — подавать в зарубежные суды иски о возмещении ущерба и добиваться экстрадиции преступников.

В-третьих, провести тотальную дерегуляцию в сфере бизнеса, работающего в реальном секторе. Сегодня значительную долю затрат любого хозяйствующего субъекта, создающего блага, составляет так называемая «административная рента». Следует максимально исключить контролирующие функции государства в производственной сфере и ликвидировать проверяющие структуры, оставив их только там, где речь идет о жизни и здоровье граждан. Это позволит не только увеличить рентабельность (а следовательно, возможности дальнейших инвестиций и развития бизнеса), но и значительно сократить бюрократический аппарат, который в современной России превратился в самовоспроизводящегося монстра.

Оценивать качество товаров и услуг должны не чиновники, а потребители — для этого и существует конкуренция. В случае нарушения их прав и интересов предприниматель ответит в суде. Что касается малого и среднего бизнеса, то здесь необходима не только дерегуляция, но и освобождение от всех налогов — как минимум до окончания рецессии.

Наконец, сегодня самый подходящий момент для того, чтобы государство реализовало свой самый большой и самый ценный актив — землю. В стране, обладающей самой большой в мире территорией, сложилась абсурдная ситуация: участок земли для индивидуального жилищного строительства в российской глубинке стоит больше, чем аналогичный в Европе или в США! Аномалия объясняется все той же коррупцией: площадь земель, оформленных под ИЖС, крайне мала (в европейской России всего 1 млн из 400 млн га), а сделано это, разумеется, искусственно — большая часть этих участков через подставные фирмы контролируется чиновниками, которые кровно заинтересованы в том, чтобы спрос многократно превышал предложение и цена оставалась как можно более высокой. 

Одновременно государство контролирует огромный земельный фонд, в который входят сельхозугодья и земли, зарезервированные под госнужды. При этом значительная часть площадей никак не эксплуатируется. Если взять хотя бы пятую часть этих земель, перевести их в ИЖС и выбросить на рынок - цена упадет в разы, и приобрести себе участок сможет семья даже с небольшим достатком. Воспользоваться такой возможностью смогут миллионы людей — у населения еще достаточно большие накопления, а в условиях кризиса и девальвации рубля земля — лучший объект для инвестиций.

Так как распродажа будет носить массовый характер, государство, даже несмотря на бросовые цены, получит триллионы рублей. Эти деньги оно должно вложить в создание инженерной инфраструктуры поселений — дорог, канализации, электросетей, газопроводов, обеспечив тем самым заказы для естественных монополий. Так как они по большей части контролируются самим же государством, деньги вернутся обратно в виде выручки. Став собственником земли, граждане начнут строить дома, стимулируя строительную отрасль, привлекать малый бизнес к отделке и благоустройству, покупать мебель, технику и т.д. Таким образом, возникнет мощный мультипликативный эффект, который может дать до 3% ВВП страны. 

Общеизвестно, что США при Рузвельте выкарабкались из Великой депрессии не только благодаря общественным работам, но и потому, что каждая американская семья начала строить себе индивидуальную крепость. 

Таким образом, четыре вышеперечисленных решения позволят переломить кризисный тренд и кардинально изменить повестку дня развития страны. В отличие от «антикризисной программы» правительства они не требуют никаких затрат со стороны государства и стоят не больше бумаги, на которой будут отпечатаны соответствующие законы и решения исполнительной власти. Напротив, их реализация привлечет огромные дополнительные ресурсы. Для того чтобы воплотить их в жизнь, необходимо только одно — политическая воля. В отличие от арифметики в экономике положительные усилия не всегда нивелируются негативными обстоятельствами, а при грамотном исполнении дают результат. Главное сейчас не сидеть сложа руки — сам по себе этот кризис не рассосется. А если уж плыть, то не по течению, а против него. 

Источник: блог предпринимателя, председателя совета директоров ЗАО «НРК»


Комментарии