24 Декабря 2014 года, 13:30

Попытаемся без особых комментариев реконструировать событийную канву так, как она видна из публикуемой ЦБ статистики (последние данные по движению ликвидности и интервенциям на валютном рынке доступны пока по состоянию на начало недели, 22 дек.); это лишь один из возможных сценариев, а как оно было на самом деле, возможно, расскажут когда-нибудь непосредственные участники событий.

4 дек.: Послание президента федеральному собранию. Это в общем-то нейтральное мероприятие, где выступающий не только не наметил каких-либо мер противостояния надвигающейся финансовой катастрофе, но даже и «не заметил» её, возможно, стало спусковым крючком последующих событий. Начиная с 3 декабря видим (на 1-ом графике) резкое, в отдельные дни более чем на 400 млрд., сокращение операций ЦБ по предоставлению ликвидностив сравнении с ситуацией на конец ноября. Возможно, они намеривались держать курс рубля путем этого зажима, и, возможно, потому, что в связи с Посланием президента ФС их крепко просили что-то сделать с курсом вокруг этой даты (вряд ли мы когда-либо узнаем нюансы).

original.png

Доллар действительно тогда немного подешевел 4 декабря, и не сильно рос до конца недели. Однако отток денег с корсчетов банков в наличные (тогда еще небольшой, 74 млрд. за первую неделю декабря, возможно просто в связи с выплатой зарплат) и интервенции ЦБ на валютном рынке (тоже еще скромные – 2.6 млрд. долл. за неделю, изъявшие 138 млрд. руб.) в сочетании с «зажимом» ЦБ вызвал серьезное напряжение на денежном рынке. Началась распродажа облигаций. В некотором смысле это напоминало печальный опыт 1998г., когда ЦБ также боролся за удержание курса в коридоре путем зажима ликвидности, что привело, в числе прочего, к ускорению развязки с падением цен ГКО, невозможности их размещения и приближению дефолта; к счастью, сегодня госбюджет не столь критично зависит от финансирования с помощью облигаций, хотя Минфин также воздерживается от их размещения.

К.И. Сонин обратил моё внимание и дал ссылку (спасибо!) на падение цен облигаций Роснефти в первую неделю декабря, что в связи с последующими событиями вокруг займа этой компании, может показаться подозрительным. Но примерно так же падали цены, т.е. росла доходность к погашению, и на все другие ликвидные облигации, в частности доходность ОФЗ, приведенная на 2-ом графике. ОФЗ продавались с бескупонным дисконтом в 12-13%/год., притом, что в пределах аукционных лимитов с их помощью можно было тогда получать рубли под 8%/год. с небольшим. Что также свидетельствует о стремлении ЦБ «поджать» ликвидность, не прибегая к внеочередной коррекции заниженной на тот момент ключевой ставки.

11 дек.: Размещение облигаций Роснефти на 625 млрд. руб. Как видим из 1-ого графика, этому предшествовала «закачка» значительных сумм на корсчета банков в этот и предыдущий дни, благодаря чему размещение прошло успешно, несмотря на массированную распродажу банками облигаций в предыдущую неделю. Этот факт, а также и то, что на следующий день (в пятницу) Совет директоров ЦБ включил этот выпуск в ломбардный список (это позволяет гарантированно обменивать такие бумаги на деньги через РЕПО по ставке в интервале от ключевой до ключевой + 1 п.п.), тогда как обычно для этого требуются месяцы, создало у участников рынка ощущение сильного инсайда при проведении этой сделки, и представление, что ЦБ обязали проводить эмиссию для поддержки оказавшихся в тяжелом финансовом положении госкомпаний.

_original.png















И хотя в конечном счете влияние этой сделки на корсчета и денежную базу было нейтральным, а дополнительные вливания ликвидности ЦБ были необходимы вне зависимости от этой операции для нормализации ситуации с остатками на корсчетах (видим это на графике 2), видимо, именно она послужила спусковым крючком для панической скупки валюты, «набегов на банки» и магазины электроники и автосалоны, разразившихся со следующей недели. Возможно, ЦБ предпочел не комментировать ситуацию, т.к. неизбежно возник бы вопрос о его ограниченной независимости в вопросах денежно-кредитной политики (что, конечно, и без того очевидно).

Следует также подчеркнуть, что по влиянию на валютный рынок это размещение также не было нейтральным, даже если принять заверения И.И. Сечина (а сомневаться - нет оснований), что эти деньги не были использованы для покупки компанией валюты. Ясно, что сейчас Роснефть нуждается в рублевых кредитах, замещающих поступления от продажи валюты, которую, она, наверняка, не продает в прежних объемах - как из-за падения объемов экспортной выручки, так и огромных выплат по долгу в декабре.

Аналогичный всплеск рублевого корпоративного кредитования наблюдался и в марте на фоне новости о вступлении РФ в войну с Украиной (или как теперь выражаются телекомментаторы – с Обамой, пожелавшим отторгнуть Украину от России, и присоединить её к Штатам, вероятно; но потерпевшим фиаско). Правда, тогда баланс валютных поступлений и расходов был несравненно более благоприятным, и экспортёры просто придерживали ее на счетах до завершения периода политической турбулентности. Нет нужды напоминать, что сам по себе тяжелый внешний долг нефтегазовых госкомпаний компаний и госбанков, приведший к нынешнему кризису – следствие политики концентрации активов и контроля над денежными потоками в руках государства, т.е. правящего олигархата, причем с задействованием как силовых методов, так и общественных средств (бюджетных буферных фондов). Ясно, что и потенциальная возможность использования эмиссионных возможностей ЦБ вполне укладывается в эту схему, и говорить о доверии к национальной валюте и институтам в такой обстановке очень сложно.

15 дек. (понед.): Валютная паника. Результатом становится ночное решение ЦБ о повышении ключевой ставки до 17%, что, однако, производит весьма слабое впечатление на валютный рынок. ЦБ вместе с федеральным казначейством продают на валютном рынке 5,264 млн. долл. (в т.ч. 920 млн. – из бюджетных фондов, поскольку «собственных» свободных резервов для интервенций у ЦБ уже почти нет), что является максимальным недельным объемом интервенций с последней недели октября (тогда было продано 13,153 млн. долл., после чего Банк России «сдался» и объявил об отмене операционного интервала для курса).

16 дек. (вт.): Паника на денежном рынке. Ставки овернайт на межбанке взлетают к 30%/год., почти туда же отправляется доходность облигаций, что свидетельствует о нарастании взаимного недоверия банков и развале межбанковского рынка на сегменты. Назревает банковский кризис, на следующий день ЦБ спешно публикует заявление о мерах поддержки банковского сектора в критической ситуации.

18-19 дек. (чт.-пт.): «Набег на банки». За 2 дня сумма наличных рублей вне ЦБ возрастает на 699.8 млрд., 22-го - еще на 118 всего – с начала декабря на 1,080 млрд. руб. (график 1). За те же 2 дня ЦБ пришлось закачать в банки 679 млрд. руб. дополнительной ликвидности, так что задолженность банков перед ЦБ за 3 недели выросла более чем на 1.5 трлн. руб. Если сюда приплюсовать чистый спрос на наличную иностранную валюту, который мог достичь за 3 недели в декабре 10 млрд. долл. (для сравнения – в относительно еще спокойном октябре чистые покупки валюты населением – 6.6 млрд. долл.), то получается, что население изъяло из банков порядка 1.6-1.7 трлн. руб., долл., причем, возможно, порядка триллиона или более в последние 2 дня прошлой недели и 1-ый текущей.

Экстренно принятый пакет мер по спасению банковской системы включил в себя (помимо повышения страхового лимита физлицам вдвое, до 1.4 млн. руб.):

ЦБ, столкнувшись, видимо, с дефицитом залогового обеспечения у банков, поднял планку предоставления ликвидности через валютный своп с 2 до 10 млрд. долл., т.е. ликвидировал ограничение, введенное им в начале ноября;

В пятницу Госдума приняла в первом в первом чтении закон о дополнительной рекапитализации банков на 1 трлн. через АСВ с использованием специального выпуска ОФЗ, окончательное утверждение проекта намечено на этой неделе. Поддержка, по-видимому, будет доступна с 2015г., рекапитализация не будет превышать размер капитала банка, подробности отбора на ясны, но вероятно будут основаны на системной значимости банков. Сбербанк не будет получателем этих средств, но, скорее всего получит поддержку от ЦБ РФ, который, как ожидается, преобразовать 500 млрд. руб. выданного в 2009г. субординированного кредита в капитал первого уровня до конца с.г., что может открыть дверь для дальнейших субординированных кредитов Сбербанку, в случае необходимости;

Дума также одобрила в третьем чтении законопроект, который дает возможность депонировать до 10% от ФНБ (394 млрд. руб.) в банки с капиталом не менее 100 млрд. руб. (таких банков 9), которые в свою очередь должны направить эти средства на финансирование инфраструктурных проектов.

Все эти меры должны усилить доверие к банкам, но после нового года они могут столкнуться со второй волной кризиса из-за спада деловой активности и нарастания неплатежей по кредитам.
22-23 дек. Рост поставок валюты экспортерами (вероятно, после «уговоров» президента) на фоне начавшегося налогового периода привели кнекоторому укреплению рубля, и его наблюдаемые значения могут рассматриваться как близкие к равновесным (при 60 долл. за барр. и СТО в 6% ВВП, без учета номинального ослабления за счет инфляции). Что, однако, может привести и к негативным последствиям, поскольку уже неплохо просчитывающее валютные циклы население может воспользоваться нынешней «паузой» для «долларизации» предновогодних доходов.

Источник: блог журналиста медиахолдинга «Эксперт» Сергея Журавлева


Комментарии