23 Июля 2014 года, 10:17

В последние несколько месяцев крымская проблема на Украине отошла на второй план. Что естественно — сложно вспоминать про полуостров, когда в Донбассе боевые действия активизировались настолько, что дело дошло до сбитых международных рейсов. Но это еще не значит, что про Крым забыли навсегда.

Петр Порошенко уже в своей инаугурационной речи подчеркнул, что Крым был, есть и будет украинским. Через месяц его слова подтвердил новый министр обороны Украины Валерий Гелетей, пообещав провести парад Победы в Севастополе. Надо понимать, это заявление было сделано для демонстрации уверенности правительства в скором решении восточной проблемы. Мол, сейчас закончим с «Новороссией» и займемся автономной республикой. Когда именно это произойдет, вопрос открытый, но то, что перспективы у «Новороссии» не радужные, сейчас понимают все. А значит, России стоит готовиться к новому фронту противостояния с Украиной — вокруг Крыма. 

Место

Где развернется борьба за полуостров, пока неясно. Но очень сомнительно, что сразу после решения восточной проблемы украинская армия отправит свои танки и самолеты в Крым. Да, Украина будет наращивать военный потенциал на границе с Россией. Да, она постарается начать информационную работу на полуострове. Да, она обязательно будет играть на крымско-татарском вопросе — благо для этого уже есть актив в лице Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова, национальных лидеров, изгнанных из республики. Но вступать в активный конфликт с Российской Федерацией никто не собирается, иначе Москва сразу же разморозит сепаратистское движение на юго-востоке. 

Театром военных действий, скорее всего, станет не Херсонская область и даже не Крым, а Брюссель. Главные битвы пройдут на площадках официальных дипломатических встреч, в переговорных кабинетах первых лиц государств. Толку от этого будет мало, однако крымский аргумент позволит Киеву решить множество внешнеполитических и внутренних задач. Например, получить помощь для организации военной инфраструктуры. Об этом уже шла речь в конце июня, когда Генсек НАТО Расмуссен заявил о создании целевого фонда, средства которого будут направлены на модернизацию украинских войск.

В принципе, это можно расценивать как первый шаг на пути к реальной интеграции Украины в Североатлантический альянс. Фактической целью фонда будет внедрение современной системы логистики, командования и управления войсками. Попросту говоря, НАТО хочет создать на Украине новую военно-административную структуру с контролируемыми финансовыми потоками, чтобы хоть что-то из выделенных донорами средств использовалось по назначению, а не разворовывалось чиновниками. 

Все идет к тому, что Украина перестанет быть внеблоковым государством. В перспективе на ее территории должны разместиться современные военные базы с «европейскими инструкторами». Они послужат противовесом усилившемуся военному контингенту России в Крыму. 

Скорее всего, эти военные базы не будут иметь формального отношения к НАТО, так как их официальный статус в сложившихся условиях можно закрепить только серией двусторонних межправительственных программ сотрудничества, скажем, в сфере национальной безопасности или борьбы с международным терроризмом. Но все будет организовано так, чтобы ясно дать понять, что Украина стала безбилетным членом Североатлантического альянса.

Желание

Теперь стоит разобраться, кто на Украине заинтересован в том, чтобы активно бороться за Крым. Может, политическое руководство страны? Скорее всего, нет. Дело в том, что полуостров всегда поддерживал пророссийские политические проекты: сначала КПУ, СДПУ(о) (Медведчук/Шуфрич), а потом Партию регионов. В 2010 году Крым стал одним из регионов, обеспечивших Виктору Януковичу победу над Юлией Тимошенко — во втором туре за него проголосовало 78,24% крымчан. Поэтому возможность избавиться от дотационной автономии, которая не представляет никакого электорального интереса для нынешней украинской власти, представляется политикам весьма выгодной.

Возможно, это необходимо народу Украины? Маловероятно, ведь в украинском обществе уже формируется образ крымчан как предателей. Кроме того, после восточной кампании и демонстрации всех ужасов войны в СМИ даже самые рьяные патриоты стали более сдержанными. Борьба с сепаратистами уже стоила стране слишком дорого. Украинцы не готовы платить за мифологию победоносной войны и единого государства новыми человеческими жертвами.

Хочет ли сам Крым, чтобы Украина за него боролась? Подавляющее большинство крымчан, конечно же, совершенно этого не хотят. Основную социальную базу поддержки Москвы составляют бюджетники, силовики и пенсионеры, которые после присоединения полуострова к России реально почувствовали увеличение собственных доходов. Учитывая информационную работу с населением полуострова, культ личности Владимира Путина, а также заряд негатива по отношению к новому украинскому правительству, ясно, что большинство крымчан сделает все, чтобы остаться в составе России. 

Тогда кому же на Украине нужен Крым? Майдану и политическим аутсайдерам. Майдан сейчас — это большой котел, в котором варятся разные общественные организации, небольшие партии, многочисленные силовые и политические деятели разного калибра, а также городские сумасшедшие. Каждый ищет что-то свое. Кто-то – возможность донести свою критику до власти, кто-то — возможность попиариться, кто-то — шанс свергнуть представителей власти и занять освободившиеся кресла.

Во всю глотку кричать о возвращении Крыма будут именно те, кто готов выйти на центральную площадь по одной из вышеуказанных причин. И в зависимости от обстоятельств Киев может поддаться этому охлократическому давлению.

Например, после президентских выборов серьезно прибавила в популярности Радикальная партия Олега Ляшко. В преддверии внеочередной парламентской кампании украинский аналог Жириновского делает ставку именно на критику нерешительности украинских властей. Вождь радикалов призывает жечь напалмом всех сепаратистов на востоке и повесить Сергея Аксенова на крымской сосне.

Подобные заявления будущего лидера парламентской фракции — лишь вершина айсберга. В таком же ключе высказываются и представители других политических сил, которые хотят выступить на выборах с жесткой позицией и чувствуют, что могут пролететь мимо парламента из-за рейтинга на уровне проходного барьера. Все они заигрывают с реваншистскими настроениями определенной части украинского общества, мечтающей вернуть Крым. 

Прежде всего, речь идет о двух других участниках зимнего Майдана: партии «Правый сектор» и ВО «Свобода». Так, Олег Тягнибок безуспешно лоббировал введение военного положения на полуострове (пока бессмысленно, но для рекламы сойдет), а Дмитрий Ярош вообще непрерывно вещает о возврате Крыма. 

Сейчас в Киеве прекрасно понимают: ближе к парламентским выборам стоит ожидать новых протестных акций, которые могут вновь возглавить уже знакомые всем лица. И в отличие от того же Крыма Майдан — это полноценный субъект украинской политики. Сегодняшний правящий класс, который прошел испытания «оранжевой революцией» и Евромайданом, еще долго будет с трепетом и заискиванием относиться к любому мало-мальски организованному протесту, призывающему вернуть «исконно украинские» земли. А начавшаяся милитаризация Украины только заострит ситуацию. 

Значит, необходимо готовиться к тому, что в будущем крымский кризис станет для украинцев, крымчан и русских перманентной угрозой, которая может развиваться по самому острому сценарию, если политическая целесообразность в который раз окажется важнее человеческих жизней.


Комментарии