26 Июня 2014 года, 12:40

Почему награды снижают вашу эффективность? Как усложнение задания помогает вам меньше отвлекаться? Какие преимущества в тайм-менеджменте у тех, кому за сорок? Читайте о возможностях вашего мозга на E-xecutive.ru.

Недавно компьютерная программа впервые успешно прошла тест Тьюринга: в процессе электронной переписки искусственный интеллект убедил треть своих живых собеседников в том, что он тоже человек. Возможно, роботы заменят людей не только на заводах, но и в офисах скорее, чем мы думали. И все-таки человеческий мозг еще рано списывать со счетов.

По статистике Всемирного экономического форума, в 2011 году развитие информационных технологий обогатило глобальную экономику на $200 млрд и сформировало 6 млн рабочих мест. К сожалению, ВЭФ не предоставляет более свежих данных, но о предполагаемом росте этих цифр можно судить хотя бы по тому, насколько за последние несколько лет увеличилась мировая интернет-аудитория: почти на миллиард пользователей, если верить отчету Международного союза электросвязи. В этом свете рейтинг профессий с самыми быстрорастущими зарплатами, обнародованный статистическим бюро Министерства труда США, бросает вызов вроде бы вполне обоснованным ожиданиям.

Аналитик по информационной безопасности — единственная специальность из рейтинга, напрямую связанная с IT, — не попала даже в первую десятку, затерявшись на скромной шестнадцатой строчке. В то же время, наиболее динамично растущими доходами на родине Кремниевой долины может похвастать не кто иной, как организационный психолог, чья средняя зарплата, по прогнозам счетоводов из американского Минтруда, увеличится на 53,4% до 2022 года.

Все это прекрасно иллюстрирует одно парадоксальное обстоятельство нашего времени: в век высоких технологий значение пресловутого человеческого фактора не просто не снижается, а, напротив, растет. Свежие исследования, посвященные особенностям познавательных процессов у человека, раскрывают наши не всегда очевидные слабости и предлагают подчас неожиданные методы борьбы с ними.

Отупляющая радость

«Дофамин и негативное влияние обещанного вознаграждения на когнитивные функции» — так называется работа международной команды ученых под руководством старшего исследователя университета имени св. Радбуда (Нидерланды) Эстер Аарц. Заголовок у исследования сам по себе обескураживающий: поощрение, которое, казалось бы, должно мотивировать и толкать вперед, может, оказывается, ухудшить умственную активность.

К необычному выводу психологи пришли после серии тестов на группе волонтеров, перед каждым из которых была поставлена следующая задача: нажимать на клавишу направления «вправо» или «влево» в зависимости от того, какое из этих двух слов покажет монитор. Сигнальные слова демонстрировались вписанными в стрелки, причем значение слова и направление обрамляющей его стрелки то соответствовали, то не соответствовали друг другу. Разумеется, в последнем случае испытуемые справлялись с заданием существенно хуже.

После анализа снимков активности мозга ученые смогли выделить группу аутсайдеров, куда попали респонденты с двумя характерными особенностями: во-первых, перед тестом им пообещали финансовое вознаграждение, во-вторых, их уровень дофамина был относительно высоким еще до начала испытаний.

Дофамин — это выделяемое мозгом химическое вещество (нейромедиатор), с которым связаны все наши положительные эмоции: хорошее настроение, чувство удовлетворения и удовольствия вплоть до эйфории. Ученые считают, что фактор вознаграждения привел к «передозировке» этого вещества у некоторых испытуемых, что в итоге отрицательно сказалось на эффективности умственных усилий. Вот и получается, что на отдельных людей — веселых и жизнерадостных, полных дофамина — материальное поощрение может оказать обратный эффект. Задумайтесь над этим, прежде чем выписать улыбчивому сотруднику премию. Ну или над тем, стоит ли улыбаться и хохмить в присутствии начальства, если вы и есть тот самый сотрудник-весельчак.

Завораживающая сложность

Любой современный офис (особенно в формате open space) с его неизбывной болтовней, звонками и треньканьем из наушников или колонок в качестве фона — это рассадник отвлекающих факторов. Что с этим делать? Распихивать всех по отдельным кабинетам? Ставить надзирателей с собаками? Шведский исследователь Никлас Халин предлагает более деликатный, хотя и неочевидный, способ ослабить пагубное воздействие отвлекающих явлений: по его мнению, задачу, которую вы ставите перед подчиненным, следует намеренно усложнить — ровно настолько, чтобы ее выполнение потребовало от исполнителя неосознанно сконцентрировать свое внимание на работе.

Вооружившись гипотезой о том, что усложнение задачи будет способствовать фокусировке внимания даже у наиболее подверженных отвлечению испытуемых (обладатели относительно небольшого объема кратковременной памяти), ученые провели тест на студентах. Участники испытания были разделены на две группы, каждой из которых предложили к прочтению текст об особенностях и обычаях незнакомой студентам культуры. Процесс чтения проходил под неумолкающий аккомпанемент речи, доносящейся из установленных в аудитории динамиков. По результатам итогового анкетирования на оценку усвоенных знаний группа, которой достались тексты с трудночитаемым шрифтом, показала лучшие результаты. Халин с коллегами планирует развивать свои наработки в приложении к трудовой практике.

Бездумный трудоголизм

Прокрастинация, или иррациональное откладывание важных и не очень приятных дел на потом, — многие из нас хоть раз да становились жертвой этой губительной слабости. Ученые из университета Пенсильвании уверены, что прокрастинация связана с другим, противоположным по характеру, но не менее опасным явлением — прекрастинацией. «Большинство людей испытывает непрерывный стресс от груза ответственности: многочисленные перечни задач мы записываем не только на бумаге или в смартфонах, но и фиксируем в собственных головах, — говорит руководитель группы ученых Дэвид Розенбаум. — Наше исследование позволяет сделать предположение о том, что желание освободить кратковременную память от этой информации может привести к переутомлению и повышенной толерантности к риску».

Иными словами, вместо того, чтобы задвигать дела в долгий ящик, человек зачатую стремится от них избавляться. Пусть это будет тяжело, рискованно и некачественно в плане результата — главное, как можно скорее поставить мысленную галочку о выполнении напротив соответствующей задачи. Феномен был обнаружен и описан в ходе серии из девяти экспериментов с одинаковыми условиями: испытуемому предлагалось пройти по дорожке, попутно захватив и пронеся до финиша расположенное на определенном расстоянии от линии старта ведро. Каждый участник теста мог выбрать одну из двух дорожек: на первой ведро было легче и располагалось ближе к финишу (но дальше от старта — это важно!), тогда как на второй ощутимо более тяжелый груз исследователи поставили ближе к старту, но, соответственно, дальше от финиша. В большинстве случаев испытуемые выбирали второй, менее рациональный вариант: взять тяжелую ношу раньше и пронести ее дальше, чем потребовалось бы с легкой.

Самый распространенный ответ на просьбу объяснить свой выбор: «Просто хотел(а) поскорее выполнить задание». По мнению ученых, во многом такое противоречащее здравому смыслу поведение было обусловлено спецификой тестовой выборки: молодые и уверенные в своих силах студенты просто не потрудились должным образом оценить ситуацию. Дэвид Розенбаум полагает, что люди старшего возраста менее склонны к прекрастинации и лучше контролируют свою кратковременную память. Чем не аргумент против дискриминации сотрудников и соискателей, которым, к примеру, за сорок, по возрастному признаку?

Вымученный позитив

Прекрастинация — это частный случай воздействия стресса на нашу память. А как он влияет на другие когнитивные функции, к примеру, принятие решений? Профессор университета Южной Калифорнии Мара Мазер считает, что вопреки негативным переживаниям, с которыми обычно ассоциируются острый стресс, это состояние может стимулировать повышение уровня дофамина (уже упомянутое здесь вещество, активирующее «центры удовольствия» в мозге), буквально настраивая человека на оптимистический лад. Прежде чем прийти к такому заключению, ученые провели несколько экспериментов, воссоздающих условия острого стресса для испытуемых.

Так, в одном из них, студент-волонтер должен был подготовить и произнести речь, в другом — решить математическую задачу перед многочисленной аудиторией. В обоих случаях находящийся в состоянии стресса испытуемый уделял больше внимания положительному отклику со стороны слушателей, закрывая глаза на негативные моменты. Мазер применяет свои наблюдения к процессу принятия трудных, связанных с мощным эмоциональным напряжением решений и утверждает, что человек склонен предавать большее значение положительным последствиям, тенденциозно игнорируя или принижая значимость противоположных доводов — точно так же, как испытуемый безотчетно для самого себя игнорировал или принижал значение неодобрительных комментариев из зала. По мнению исследователя, это явление особенно опасно для мужчин, поскольку в отличие от женщин, представители сильного пола склонны отвечать на стресс рискованным поведением.

Осознанная слепота

Чем больше мы знаем, как работает наш мозг, тем более осознанными становятся наши реакции на стрессы при принятии решений, на отвлекающие факторы, на материальные поощрения и так далее. Иначе говоря, все, что было изложено в этом тексте до сих пор, в той или иной мере способствует осознанности — этим словом психологи обозначают стремление человека постоянно отслеживать, а значит контролировать, собственные мысли и переживания. Исследователь Челси Стилмэн из университета Джорджтауна (США) выяснила, что у осознанности тоже есть свои минусы (которые, простите за каламбур, тоже было бы не лишне осознавать).

Собранная Стилмэн группа прошла два этапа испытаний: по итогам первого ученые установили уровень той самой «осознанности» у волонтеров, с помощью второго — протестировали их способность к имплицитному познанию, то есть неформализованному, подсознательному усвоению информации (пример — овладение иностранным языком через погружение в языковую среду, без учебников и уроков). Методика тестирования заключалась в измерении скорости реакции, с которой испытуемый нажимает кнопку при демонстрации точек на мониторе: появление точки определенного цвета, допустим, зеленой в нижнем левом углу являлось сигналом к нажатию, при этом за неуловимые доли секунды перед ней в правом верхнем углу всегда загоралась красная точка.

Распознавшие это скрытое предупреждение участники исследования показали самую высокую скорость реакции, что, по мнению Стилмэн, и стало индикатором имплицитного познания. Испытуемые с меньшим показателем осознанности набрали наибольшее количество баллов. Выходит, чем менее сконцентрирован на задании был испытуемый, тем эффективнее оно выполнялось.

Рабочие, юристы, переводчики, водители, пилоты, фармацевты, клерки, няньки, спасатели, космонавты, солдаты и даже новостные репортеры — для каждой из этих профессий уже существует автоматизированное решение, призванное заменить человека. Два года назад основатель портала How It Works Маршалл Брэйн прогнозировал, что к настоящему моменту в мировой промышленности будет занято более 1,2 млн роботов. Да, пока маловато, чтобы захватить мир и поработить человечество. Но сама среда, в которой мы живем и работаем, становится все более сложной и требовательной к нашим собственным «биокомпьютерам». И если в ближайшее время цивилизацию не отбросит в новое Средневековье, зарплаты организационных психологов продолжат расти. Может быть, не только в США. Максима «Познай себя», встречавшая посетителей Дельфийского Оракула более двух с половиной тысяч лет назад, когда на пике технологий был театр с его deus ex machina, сегодня актуальна как никогда.


Комментарии