30 Июня 2014 года, 11:38

Для Abbott это была, похоже, единственная возможность быстро реализовать план по выходу на российский рынок.

Один из крупнейших мировых производителей лекарств — американская Abbott готова заплатить за российского производителя лекарств «Верофарм» ? 17 млрд руб. Продавец — компания «Гарденхиллс» Романа Авдеева и сама недавно стала акционером «Верофарма». Но меньше чем за год цена компании выросла более чем на 70% — примерно с 10 млрд до 17 млрд руб. Пока это крупнейшая сделка на российском фармацевтическом рынке.

В 1997 г. Артем Бектемиров и Сергей Кривошеев купили фармацевтические заводы в ВоронежеБелгороде и Покрове — так появился «Верофарм». Предприниматели занялись и аптечным бизнесом: создали ОАО «Аптечная сеть 36,6», превратившееся через несколько лет в одного из крупнейших на этом рынке игроков. Но кризис подкосил «36,6»: ее выручка стала падать, долг — расти, а «Верофарм» превратился в вечный залог по долгам аптечной сети.

Акционеры «36,6» не раз пытались продать «Верофарм». Рынок привык: «Верофарм» все время продается, но никак не найдет покупателя, вспоминает участник одной из несостоявшихся сделок. Он был продан лишь в сентябре 2013 г. — тогда 52%-ную долю за 5 млрд руб. купила «Гарденхиллс» Авдеева. Сейчас у нее 81,12% акций и планы перед сделкой с Abbott собрать 99,9%. Доход Авдеева от продажи компании может составить 7 млрд руб.

Почему же Бектемирову и Кривошееву не удалось то, что получилось у Авдеева? Возможно, дело в деньгах. Акционеры «36,6» всегда просили больше, чем был готов дать покупатель, рассказывали «Ведомостям» участники несостоявшихся сделок. Да и сам Авдеев меньше года назад говорил, что покупает компанию чуть дороже независимой оценки. Конечно, Abbott готова купить «Верофарм» с существенной премией к рынку, но едва ли выше биржевой оценки самых дешевых публичных восточноевропейских производителей дженериков (аналогов оригинальных лекарств, их производит «Верофарм»), говорит аналитик «ВТБ капитала» Иван Кущ.

Возможно, дело в «36,6» и ее акционерах. Прибыльный «Верофарм» по мере возможности спасал от убытков аптечную сеть. Бектемиров и Кривошеев так увлеклись ее спасением, что порой кредиты, выданные «Верофармом» ритейлеру, не одобрялись в надлежащем порядке. Иногда, говорит Кущ, для роста стоимости компании нужно просто сменить основного владельца. И правда: в день объявления о сделке с Авдеевым котировки «Верофарма» прибавили почти 16% и с тех пор не опускались ниже цены предшествовавшего ей дня. Рост мог бы быть выше, но Авдеев не знаком фармацевтическому рынку, полагает Кущ.

Все дело в звездах, уверен директор Центра социальной экономики Давид Мелик-Гусейнов. Abbott нужен был актив в России, и — после того как правительство отказало ей в покупке НПО «Петровакс фарм» — нужен еще вчера. У Авдеева этот актив был. И если это была единственная возможность быстро реализовать план по выходу на российский рынок, то вот еще одна причина феноменального роста стоимости «Верофарма» менее чем за год.


Комментарии