20 Мая 2014 года, 02:54

Практически все консультанты по публичному поведению озвучивают своим клиентам главное правило выступлений: речь «по бумажке» – это плохо, по-возможности, необходимо от нее отказываться. Это аксиома. Но также верно и то, что многие спикеры не могут от нее отказаться. «Я все понимаю, но буду чувствовать себя гораздо увереннее, если в момент выступления со мной будет текст. Или хотя бы короткий конспект». Эту фразу постоянно слышит любой пресс-секретарь или советник по публичным коммуникациям. Психологический механизм такого явления понятен, но это не значит, что любой спикер может легко преодолеть этот барьер. Интересный факт: известный советский ученый, психолог Лев Выготский всегда выходил на свои лекции с листом бумаги. Располагал его перед собой и в процессе выступления иногда поглядывал на него. Каково же было удивление его студентов, когда они обнаружили, что этот лист был совершенно чист! Однако Выготский практиковал это на протяжении всей своей работы, которая, кстати, была посвящена изучению речевого мышления. На практике часто бывает так, что спикер поначалу своей публичной деятельности обязательно использует записи на выступлениях, но с течением времени и приходящим опытом отказывается от них, иногда частично, иногда совсем.

Есть несколько простых правил, проверенных опытом, которые помогут сделать использование записей для публичных выступлений наиболее эффективным.

Леонид Брежнев выходил на трибуну и в течение двух часов зачитывал доклад по напечатанному тексту, лишь изредка поднимая глаза и оглядывая зал. Люди старшего поколения помнят эти съезды и выступления политиков. Монотонное зачитывание написанного на листах бумаги текста навивает скуку. В современном мире тоже часто попадаются похожие примеры: менеджер, читающий текст презентации «с листа». Доклад чиновника, выступление руководителя… Отличие от советской эпохи в том, что на их фоне мы видим большое количество спикеров, которых слушать интересно. И они всегда либо не имеют конспекта на выступлении, либо используют его минимально.

Если все-таки спикер решил брать на выступление бумажку – то что на ней записать?

Первое правило настолько же просто, насколько и очевидно: по-возможности, никогда не читать полный написанный текст. Потому что спикер делает выступление, а не «чтение». Помимо того, что это неэффективно, это может привести к неприятным или курьезным моментам. Виктор Суходрев, переводчик и помощник нескольких руководителей СССР часто выполнял функции консультанта для своих «подопечных». По словам одного из членов Президиума ЦК КПСС: «С Виктором хорошо – что-то сморозишь, а он исправит». В видеофрагменте ниже Суходрев рассказывает забавный случай с Брежневым, который произошел именно потому, что Брежнев просто зачитывал полный написанный текст.

Итак, чтобы подобного не происходило, первое правило: не читать полный текст. А значит – не писать его на бумагу! Чтобы не сбиться, нужно не читать, а рассказывать. Чтобы не забыть, нужно не выучивать речь, амаксимально импровизировать: публичное выступление в современных условиях, чаще всего, ситуативно. Оно предполагает не жесткое следование задуманному порядку, а интерактив, реагирование на обстоятельства «здесь и сейчас». Записать можно только отдельные тезисы, в виде плана. Нечто, похожее на оглавление книги, основным содержанием которой и будет ваша устная речь. И тут работает второе правило: количество записей нужно минимализировать. Даже если предполагается долгое выступление. Записи служат только одной цели: напомнить выступающему какие-то содержательные части, которые он продумал заранее. Тогда спикер будет импровизировать по плану, и речь получится живой. Во всяком случае, по сравнению с чтением. Кроме того, в большом количестве записей легко запутаться и начать перебирать листы, возникает ненужная пауза.

Но из всех правил бывают исключения. В особо торжественных, ответственных случаях и тогда, когда спикер категорически не хочет выходить на публику, не имея полного текста перед глазами. Примером может служить торжественная речь на параде Победы 1945 года маршала Георгия Жукова. На снимке ниже две из уцелевших страниц, по которым Жуков читал речь.

Как мы видим, на листах напечатан полный текст, который оратор дословно зачитывает. С пометками «тише», «быстрее», «торжественнее», «суровее». Это работает, когда речь не очень длинная. Торжественные речи, как в этом случае, обычно записываются как песня, своеобразными «куплетами». Каждый такой «куплет» становится относительно законченным по смыслу и умещается в один ритмический и интонационный такт. В фонетике такому отрезку речевой цепи есть свое название: «синтагма». Такой способ записи существенно облегчает оратору задачу, по сравнению с речью, напечатанной сплошным текстом.

Третье правило для записей: во всех случаях, что бы ни было напечатано или написано на бумаге, это должно бытьотображено относительно крупным шрифтом. Настолько крупным, чтобы, бросив мимолетный взгляд, спикер мог в долю секунды разобрать необходимое ему предложение, не напрягая зрение. Иногда можно наблюдать, как выступающий щурится и приближает записи к лицу, чтобы разобрать написанное. Опять повисает ненужная в этом случае пауза. На примере текста Жукова видно, что шрифт, используемый в этом случае, довольно крупный.

Иногда спикеру бывает удобнее записывать тезисы не в виде списка, а в виде некоего графического представления.Своеобразная «маршрутная карта» выступления, на которой указываются основные содержательные пункты и связи между ними. Такой прием широко распространен на Западе, и многие авторы подробно описывают его и рекомендуют использовать. Например, известный американский специалист по публичным коммуникациям Рон Хофф: в его работах можно найти много информации по этому поводу. Практика работы с клиентами показывает, что немногим нашим соотечественникам удобен такой способ, особенно это касается представителей старшего поколения. Но в последние годы его используют чаще и чаще. Снимок ниже – это конспект длинной предвыборной речи одного из кандидатов на пост губернатора Красноярского Края. В этом конспекте отражены основные содержательные блоки, объединенные в более крупные главы, показаны связи между ними. Естественно, такая карта служит все той же цели: напомнить выступающему о том, что он уже и так подробно продумал и сформулировал. Некоторые ораторы и вовсе отказываются в этом случае от словесного выражения, используя удобные им рисунки или знаки. Подобная карта всегда очень индивидуальна.

Еще одно важное замечание. Чаще всего спикеры используют для записей листы формата А4. Это не только неудобно, но и некрасиво: сам вид стопки таких листов заранее настраивает аудиторию на то, что будет долго, нудно и неинтересно. Поскольку мы отказываемся от написания сплошного текста, то и формат листов может быть изменен в меньшую сторону. Оптимальным вариантом можно считать так называемые «карточки», форматом А6. Их удобно взять с собой и оперировать ими, даже если вы выступаете стоя. На каждом таком листке записан один законченный логический блок, их удобно перебирать, если запланированный порядок речи нарушился. В этом случае, как и во всех остальных, действует то же правило: чем меньше карточек, тем лучше. Но, конечно, их количество будет зависеть от продолжительности выступления, объема информации. На них удобно записывать нужные цифры и факты, образы и метафоры.

Конечно, в каждом конкретном случае количество, содержание, форма представления записей индивидуальны. Кому-то удобнее маленькие карточки, а кому-то план-оглавление. Каждый спикер определяет это для себя опытным путем. Если это дает уверенность, если есть положительный опыт использования, то записи помогут. Особенно, на первых порах. Но все же, лучшая бумажка – это ее полное отсутствие.

Автор: Алексей Пронюшин, консультант по публичному поведению


Комментарии