20 Мая 2014 года, 02:47

Какой-то заразный вирус поселился в квартирах, офисах, коридорах власти и беспощадно косит социально активное половозрелое население с осложнением в виде добровольного и сознательного отказа заболевших от своего законного права принимать решения и святой обязанности отвечать за полученный результат.

Торжествует разделение труда: у теоретиков чистые руки, у исполнителей — чистая совесть. На вопрос «Кто шил костюм?» слышишь классическое: «Я пришивал пуговицы, к пуговицам претензии есть?» — и понимаешь, что автора не найти никогда. Эпидемия безответственности стремительно превращается в пандемию.

Но прежде чем приступать к эпикризу, давайте договоримся, что понимать под словом «ответственность». Предлагаю сегодня заострить внимание на следующей части определения: «Ответственность — это готовность к негативным последствиям...» Негативные последствия — плата за роскошь принимать самостоятельные решения. И именно готовность к негативным последствиям сегодня является глобальным дефицитом. И именно глобальный дефицит ответственности — причина такого же глобального кризиса.

От Хеопса до Ширака чиновники управляли от имени и по поручению кого-то. То есть приходилось признавать над собой хоть какой-то авторитет. А авторитет, в свою очередь, как громоотвод, принимал на себя всю полноту ответственности за результат. А в конце XX — начале XXI века случился «праздник». Были отменены все и всяческие объявленные тоталитарными идеологии. Отвергнуты все авторитеты. Никого и ничего, «во имя которого» или «во имя чего» требуется управлять. Можно не оглядываться на личности и догмы.

Механистическая бюрократия впервые в истории человечества получила возможность править от имени электората. «Ну теперь-то, — облегченно вздохнул электорат, — получится сделать все, чего не позволяли сделать высокомерные суверены и кондовые идеологи. Неограниченная власть = неограниченные возможности претворять в жизнь те идеалы (демократии), ради которых столько времени так усердно пришлось чистить небо над собой от всяких авторитетов».

Вот тут и произошел тотальный сбой. И как раз с идеалами возникла самая большая проблема.

Точнее, не с идеалами, а с их воплощением. А еще точнее — с руководителями процесса воплощения идеалов. То есть руководители готовы руководить, но категорически не готовы отвечать. Получилось совсем как в анекдоте про управление процессом парковки: «Левее-левее, а теперь правее... еще правее... А теперь иди и посмотри что ты натворил».

Разделение труда достигло своего апогея — освобожденные от необходимости соблюдать какие-то идеологические или иерархические рамки приличия, чиновники привычно поделили по-честному: народу — ответственность. Все остальное — себе.

И вот сегодня политкорректная и толерантная постиндустриальная бюрократия уже вообще не работает в привычном смысле этого слова. РАБОТАЮТ ДРУГИЕ, а она распределяет. И (как же я забыл!) несет политическую ответственность. Ах, эта чудная «политическая ответственность», изобретение современной правящей элиты... То же самое, что заочные роды по телевизионной программе «Здоровье». Причем элита принципиально отказывается признавать не только какую-либо другую ответственность, но и даже саму возможность такой ответственности.

«Либеральная демократия — это когда власть делится с народом ответственностью за свои ошибки и преступления». А политическая ответственность, как разновидность махровой и наиболее циничной безответственности, — та точка отсчета, после которой, как говорится в популярном анекдоте, чиновникам «карта и пошла». И так не обремененные какими-либо нравственными излишествами и моральными пережитками, государственные и полугосударственные управленцы ежедневно подтверждают справедливость замечания, что в наше время способность краснеть осталась только у гипертоников и алкоголиков.

«При этом для нынешних элит, по происхождению мародерских, давно разместивших свои активы, недвижимость, потомство и политическую лояльность за рубежом, вообще никакого риска не существует, ибо нельзя свергнуть власть, если она реально существует не как власть, а как система туземного управления, суверенитетом над которой обладает внешний хозяин».(Леонтьев.)

Гражданское общество, глядя на такие «именины сердца» «слуг народа», стало почему-то стремительно портиться и плохо пахнуть. То есть брать пример с тех же чиновников. Бюрократия, судя по всему, еще не поняла, что происходит и откуда такой пофигизм-нигилизм, и пытается бороться с ним старыми дореволюционными тоталитарными способами, чередуя репрессии и призывы к совести. Умилительно смотрятся экзерсисы чиновников, которые стремятся заставить граждан быть такими, какими они сами никогда не были и не собираются — инициативными и ответственными.

Проблема, как всегда, пришла оттуда, откуда не ждали. Разрушив до основания промышленность и промышленную оппозицию, подавив и подчинив оппозицию «свободных интеллигентов», бюрократия разрушила ту часть гражданского сообщества, с которой можно было о чем-то договариваться и у которой было что отбирать.

Гражданское общество, выросшее на руинах индустриального, правильнее будет назвать интернет-публикой. Особенность интернет-публики состоит в том, что ею можно довольно легко манипулировать, правильно выбрав момент и тему. Но ею совершенно невозможно руководить. В тот момент, когда интернет-публика чувствует, что ею начинают управлять, она рассасывается мгновенно и без остатка.

А присваивать результаты труда интернет-публики у чиновников категорически не получается сразу по двум причинам — по причине отсутствия доступных для присвоения результатов, а также по причине почти полной независимости виртуального гражданина от реальной бюрократиии. Ловля фрилансеров налоговиками напоминает попытки ловли комара ломом. Чрезвычайно эффектно но абсолютно неээффективно.

Результаты последнего опроса населения по поводу отношения к правительству:
— послать на ............. 46%
— послать к ............. 29%
— послать в ............. 14%
— не определились, куда ... 11%

Самая печальная печалька у новой власти случилась с молодежью. Вот где идет «обратка» по полной программе. Вот где чиновники могут смело смотреться, как в зеркало. О бумеранге безответственности, запущенном властью и возвращаемом к ней же подрастающим поколением, очень проникновенно пишет умница Рыська:

["РАБОТАТЬ БУДУТ ДРУГИЕ"]


— Доктор, я буду жить?
— А смысл?

Ответственность в том виде, в котором она прописана в словарях — единственный цивилизационный инструмент прогресса. Убери этот инструмент — и здравствуй, деградация — как личная, так и общественная! И тут, как всегда, есть две новости:

1. Нынешняя элита и созданные ею условия общественного обитания не оставляют ни единого шанса на развитие производственных, а вместе с ними и всех остальных отношений, потому что вообще не подразумевают хоть какой-то ответственности у наделенных правом решать.

2. Эволюцию не остановить, и если нынешняя элита ничего не сделает (а она ничего и не собирается делать), скорее всего нас ждет весьма эмоциональная по форме ее смена на более вменяемую и прагматичную (правда, не факт, что более гуманную), которой все равно придется заниматься реинжинирингом управленческих процессов и налаживать более-менее вменяемые производственные отношения.

Чего не хватает сегодня, но что обязательно будет присутствовать при НОРМАЛЬНОМ ОТВЕТСТВЕННОМ управлении государством, обществом, предприятием:

1. Абсолютно естественным будет понимание того, что «в случае, если для выполнения своих обязанностей Менеджер не имеет четких инструкций, а равно если ситуация вышла за рамки формализованных процедур, Менеджер обязан действовать таким образом, чтобы результат его действий минимизировал расходы и увеличивал доходы и безопасность обслуживаемого Менеджером объекта (коллектива, общества, территории)».

2. В матрице ответственности горизонтальные должности, будут пересекать ныне неведомые управленцам вертикальные «гвозди»:

а) Социальный заказ конечного потребителя (миссия Исполнителя)
б) Запросы конечного потребителя на качество работы исполнителя
в) Измеряемые показатели качества работы исполнителя
г) Измерение и верификация показателей качества работы исполнителя

3. В должностных инструкциях бюрократов появятся такие еретические сегодня записи, как «Исполнитель несет полную материальную ответственность за качественное и своевременное выполнение своих обязанностей, возложенных на него и измеренных в соответствии с процедурами, указанными в (соответствующей) матрице ответственности».

4. Политическая ответственность рано или поздно будет заменена материальной (в виде компенсации убытков, нанесенных стране и конкретным гражданам), административной (в виде запрета на политическую деятельность), уголовной (после признания мошенничеством невыполнение предвыборных обещаний).

5. Точно так же никуда не деться от коренного изменения ответственности избирателя и замену эфемерной коллективной ответственности вполне конкретной личной — солидарной материальной ответственностью за деяния своего избранника. Более подробно смотрите тут.

Ах да... тайна волеизъявления... Так вот именно эта тайна волеизъявления вкупе с политической (то есть никакой) ответственностью политиков и коллективной (то есть такой же никакой) ответственностью избирателя и составляют бермудский треугольник безответственности, который порождает нынешние чудовища негласной круговой поруки безответственных политиков и безответственного электората.

Нет, господа, ответственность будет ответственностью, только если она будет персональна и материальна! А все остальное — это фикция, повод для анекдотов, ручной тормоз прогресса и радость для жуликов всех мастей и рангов.

Проблемы хозяйствующих субъектов, которые легко становятся общими проблемами всего населения, имеют те же родимые пятна безответственности, что и политические процессы. Я даже посмею себе утверждать, что режим безответственности упорно навязывается государством частному бизнесу через искусственное создание невыносимых условиях существования честным предпринимателям.

Есть такое понятие «виктимное поведение жертвы». Так вот, ограничение ответственности в коммерческом обороте — это виктимное поведение общества, провоцирующее активность в первую очередь жуликов. Даже больше: ограничение ответственности в коммерческом обороте — это уже мошенничество.

Жулики под личиной некомпетентных управляющих и просто некомпетентные управляющие обязаны нести полную материальную ответственность за негативный результат своей деятельности. А то ведь до анекдота доходит! Менеджер, разбазаривший миллионы чужих денег, наказывается увольнением с должности... Вы его еще скидочной карты в «Чили-пиццу» лишите! Тогда точно осознает. Естественно, что такую неестественную для коммерческого оборота безответственность народ исправляет по-своему, что резко повышает криминализацию общества и снижает раскрываемость преступлений против личности.

И еще раз — для тех, кто в танке: солидарную ответственность с автором отрицательных результатов управленческих манипуляций должен нести тот, кто его на эту должность поставил. Акционеры — за директора, избиратели — за депутата. Вот тогда все будет по-честному. Без дураков и округления глаз в стиле «ой, а я и не подумал даже, ведь такой обаятельный молодой человек (как вариант — «такой солидный, пожилой джентельмен»).

Кстати, о негативных последствиях, то есть — о наказаниях.

Непонятные наказания за вполне понятный ущерб очень напоминают нашу же налоговую систему, которая покрывает конкретные расходы, выраженные в абсолютных и понятных цифрах, частью непонятной никому прибыли неизвестного количества предприятий.

Так и тут — на вопрос: «А почему это преступление «весит» 6 лет лишения свободы, а не 5,5 и не 7?» ученые мужи начинают пучить глаза и нечленораздельно мычать, а самые находчивые спрашивают настороженно: «С какой целью интересуетесь?..»

Давайте я отвечу за них: «Придуманные уголовные наказания (так же как и придуманные ставки налогов) не имеют никакого внятного обоснования по причине базовой безответственности законодателей. Собственная личная безответственность не может позволить бюрократам обосновать хоть какую-то часть государственного вмешательства, потому что обоснование это будет неизбежно экстрополировано на их собственное существование с вполне предсказуемым результатом».

Итог налицо — безответственное государство развращает и прививает (навязывает) безответственность собственному населению, а привитое им население гробит базис, на котором паразитирует безответственное государство. И те, и другие не замечают при этом, что эти фееричные отношения противоречат таким базовым инстинктам, как инстинкт самосохранения и размножения, противоречат цивилизационной эволюции в целом. Змея кусает свой хвост, хотя зубы ее чувствует каждый здравомыслящий человек.

Что делать?

Наблюдаемые противоречия могут разрешиться двумя радикальными способами.

1. Технологическим прорывом туда, где зависимость личности от государства (читай — от бюрократов) будет резко снижена за счет повышения личной автономности, а чиновники будут вынуждены руководить в основном друг другом. Приметы этого нового уклада — виртуализация общественной жизни с одновременным технологическим апгрейдом — дешевые источники энергии, ожидаемый холодный термоядерный синтез, 3D-принтеры, полностью автоматизированные агротехнологии, независимые средства коммуникации.

2. Старым проверенным способом — через глобальный конфликт с обнулением социальных обязательств чиновников, долгов государства перед гражданами и утилизацией непроизводственного населения. (Прошедший войну дядя рассказывал, что наиболее безответственных командиров, по странному стечению обстоятельств, пуля находила быстрее, чем тех, кто относился к объекту управления бережно и рачительно.)

Я лично — за первый вариант, поэтому как могу продвигаю сам и помогаю продвигать другим закрывающие технологии, стараясь переделать в их наименовании слово «будущие» на слово «настоящие». Хотя понимаю, что реализация их без решения проблемы взаимно ответственного отношения государства и гражданина к делу, семье, обществу, просто невозможна. Но «если вы не строите свою мечту, кто-нибудь обязательно заставит вас строить свою».

Источник: блог пользователя seva_riga, блоггер


Комментарии