13 Сентября 2013 года, 11:05

В начале лета меня много спрашивали об ослаблении рубля, которое началось в самые последние дни мая. И тогда я говорил, что пока не вижу никаких радикально новых  тенденций, выходящих за рамки последних лет. Но одновременно говорил и о том, что в состоянии платежного баланса России произошли серьёзнейшие изменения, которые (при стабильных ценах на нефть) могут повлиять на динамику курса рубля. Одним словом, предлагал подождать и посмотреть. И вот лето прошло, кажется, можно сделать определенные выводы. 

Как-то незаметно, без каких-либо объявлений и заявлений одновременно со сменой Председателя Банка России он, т.е. Банк России, изменил свою стратегию поведения на валютном рынке. С (примерно) начала лета 2010 г. он заявлял о переходе к режиму плавающего курса рубля. Этот режим предполагал, что Банк России будет воздерживаться от участия в валютных торгах (за исключением тех редких моментов, когда он считал необходимым сгладить резкую несбалансированность рынка).

За эти три года было три эпизода, когда Банку России приходилось отказываться от введенных самоограничений: вторые кварталы 2011 и 2012 гг. (когда Банк России в силу действия сезонных факторов выступал в качестве покупателя валюты на рынке, не давая рублю укрепляться) и осень 2011-го, когда напуганный решением Владимира Путина вернуться в Кремль капитал рванул из России, как ошпаренный.

Последний эпизод – осень 2011-го – с точки зрения тенденций, обсуждать не имеет смысла. А вот вторые кварталы каждого года (за исключением 1996-го и 1998-го) были всегда благоприятными для Банка России. Он всегда в это время наращивал свои валютные резервы. И вот то, что в феврале-апреле текущего года Банк России не покупал валюту на рынке навело меня на гипотезу об изменениях в состоянии платежного баланса. И прошедшие три месяца, похоже, подтвердили её правоту: с 30 мая не было ни одного (!) дня, когда бы Банк России не продавал валюту на рынке, а рубль впервые после кризиса 2008/2009 «пробил» границу 38 рублей за бивалютную корзину и продолжает дешеветь. Это означает, что российская экономика проела целиком запас прочности платежного баланса при нефтяных ценах на уровне $105/барр. Вот как менялся курс рубля с 2011 года:

Ежедневная продажа валюты Центральным банком означает, что он отказался от режима плавающего курса и настойчиво сдерживает скорость ослабление рубля. С одной стороны, нельзя сказать, что эта поддержка курса обошлась Банку России очень дорого: совокупный объем интервенций составил около 15 млрд.долларов, т.е. примерно 4,3% его собственных валютных резервов (ЗНАТОКИ СТАТИСТИКИ, спокойно: я не хуже вас знаю, что объем золото-валютных резервов составляет 507 млрд.долл., но одна треть (172 млрд.) это средства Минфина, Резервный фонд и ФНБ).

 Но при этом, во-первых, в эти три месяца объем интервенций Банка России устойчиво нарастал (возможно, в силу усиления тех же самых сезонных факторов: август-сентябрь для Банка России неблагоприятны с точки зрения спроса-предложения валюты на рынке), а, во-вторых, Банку России пришлось всё-таки согласиться с неслабой девальвацией рубля.

С середины мая рубль подешевел к бивалютной корзине на 7,5%, скорость падения рубля 30% в расчете на год, т.е. если такая тенденция продолжится, то к маю 2014 г. бивалютная корзина будет стоить более 46 рублей, а доллар – около 41 рубля (при текущем курсе евро/доллар). Вот как росли объемы валютных интервенций Банка России (в млрд.рублей, скользящая 5-тидневная):

Есть ли стратегическое будущее у такой политики Банка России? Иными словами, может ли она проводиться бесконечно долго, года 3-4-5? Боюсь, что нет. Скорость снижения валютных резервов Банка России выросла практически до 1,5 млрд.долларов в неделю. А 1,5 млрд.долларов в неделю это почти 80 млрд.долл. в расчете на год, т.е. примерно четверть собственных валютных резервов Банка России. Поскольку физические объемы экспорта сырья из России существенно вырасти не могут, то вся надежда на рост экспортной выручки связана только с ростом мировых цен. (Супер-оптимисты в Кремле-Белом Доме-Неглинной могут надеяться, конечно, на приток капитала, но со 121-м местом в рейтинге глобальной конкурентоспособности по качеству институтов и финансовой инфраструктуры и со 133 местом по защите прав собственности ….. без комментариев!).

Тем временем продолжающийся (пусть и медленный) рост спроса на импорт и устойчивый рост неторгового текущего сальдо (услуги+зарплаты+проценты и дивиденды) будут поддерживать стабильный рост спроса на валюту.

Я не склонен предсказывать ужас-ужас-ужас. Любые тенденции в экономике есть лишь повод для того, чтобы задуматься и понять, что МОЖЕТ произойти, но не гарантия того, что произойдет на деле. Однако одно могу сказать уверенно: если раньше для благополучия рубля достаточно было не удешевления нефти, то теперь без её последовательного подорожания рубль будет слабеть-слабеть-слабеть.

Насколько быстро?  Не спрашивайте, не знаю. Ответ на этот вопрос теперь (снова) целиком и полностью зависит от руководителя Центрального банка.

источник: Сергей Алексашенко - Интеррос, Антанта Капитал, Merrill Lynch.


Комментарии