26 Июня 2013 года, 02:22

Полудетективная история, случившаяся на акционерном собрании «Аэрофлота», напомнила мне похожие события 12-тилетней давности. Я тогда работал в «Интерросе» и среди прочего занимался компанией «РУСИА Петролеум», которая обладала лицензией на Ковыткинское газовое месторождение. У «Интерроса» в то время был (кажется) 35%-ный пакет, и мы строили планы  по возможному его наращиванию до контрольного. Пришло время очередного акционерного собрания, и я полетел в Иркутск, где ….представителей «Интерроса» не допустили до участия в собрании, на котором наш пакет размыли. Все дело в том, что в это время шла затяжная корпоративная война «Интерроса» и ТНК-истов вокруг нефтяной компании «Черногорнефть»/СИДАНКО, и РУСИА стала одним из элементов того паззла. По сравнению с ТаНКистами «Интеррос» был травоядным и проиграл ту борьбу, по результатам которой ТНК получила и СИДАНКО, и пакет в РУСИА, и партнерство с ВР. Вспомнив эту историю, я решил посмотреть на ситуацию с «Аэрофлотом» под углом зрения «Cui prodest?», и у меня получилось, что главным бенефициаром стал менеджмент «Аэрофлота», который избавился от «занозы».
Я впервые был избран в состав Совета директоров осенью 2008-го года, т.е. работал в нем без малого пять лет. Больше чем любой другой член Совета. Это позволяло мне помнить предыдущие решения Совета и обещания менеджмента. Те условия, которые обсуждались при заключении той или иной сделки, и те планы, которые были связаны с ними.
Приход в «Аэрофлот» новой команды во главе с Виталием Савельевым сдвинул многие вопросы, которые не решались в компании в силу разных причин. Совет директоров самоорганизовался и, на мой взгляд, работал достаточно успешно, находя компромиссы по самым сложным вопросам. Была начата разработка долгосрочной  стратегии (до 2025 г.), на что ушло почти два года. Были нормализованы (введены в рамки процедур) процессы планирования бюджета и отчетности по результатам деятельности. Были выведены из парка самолеты советского производства и прекращена деятельность компании «Аэрофлот Карго», которая генерировала постоянные убытки. Был введен в строй третий терминал в Шереметьево, что позволило компании делать нормальные стыковки для пассажиров, и последовательно проданы все непрофильные активы, которые отвлекали внимание менеджмента, не принося никаких «пряников». Всё это сказалось и на финансовых результатах компании, которая даже кризис 2008-2009 гг. прошла с минимальными проблемами, и на признании пассажиров и рейтинговых агентств, которые стабильно ставят «Аэрофлот» в число лучших европейских компаний по качеству сервиса.
Но потом что-то начало «ломаться» (как-то полгода назад даже писал об этом). Сначала менеджмент, обойдя Совет директоров  (через дочернюю компанию) вложил десятки миллионов долларов в покупку акций самой компании, решив, что «цена акций не отражает реальной стоимости компании». То есть решили из авиационной компании стать финансовым спекулянтом. Естественно, купили на пике ….. Миллионные убытки менеджмент пытался скрывать сколько возможно. В итоге – неприятнейшее обсуждение на Совете директоров, который «простил» менеджмент. Ведь большинство в Совете устойчиво принадлежит представителям государства.
Потом началась эпопея с присоединением  авиакомпаний, купленных у «Ростехнологий» («Ростех»). Как показали последующие события, сделка, хотя и заняла много времени, прошла в спешке и без должного анализа состояния активов. Оказалось, что у пары купленных компаний имеется сверхдорогие лизинговые договора – с такими ставками самолеты в принципе не могут генерировать прибыль. Оказалось, что бывший владелец («Ростех») «забывал» откладывать деньги на так называемые тяжелые формы ремонта, оттягивая эти ремонты до момента «после продажи». Оказалось, что одна из продаваемых компаний  («Кавминводы») была настоящим банкротом, но, на счастье «Аэрофлота», стала реальным банкротом до момента продажи. Но всё перечисленное, всплывшее на поверхность после завершения сделки, никак не было отражено в цене покупки.

 Дальше – хуже. Из четырех купленных компаний (еще одна была перепродана вскоре после покупки) три сгенерировали огромные убытки в течение 2012 года, которые (убытки) съели практически всю, весьма приличную, прибыль, заработанную «Аэрофлотом». Особенно «отличилась» компания «Владавиа», которую «Аэрофлот» поддержал ни много ни мало на сумму более 200 млн.долларов и ….опять-таки в обход Совета директоров, хотя компетенция генерального директора ограничена 100 млн.долларов.

 Хуже того, ситуация с «Владавиа» не позволяла менеджменту «спрятать все концы в воду» - в течение года я три раза выносил на Совет предложение о рассмотрении ситуации с этой компанией, каждый раз оно вносилось в повестку дня, и … каждый раз перед рассмотрением менеджмент просил отложить этот вопрос по тем или иным обстоятельствам. И большинство Совета снова его поддерживало.

 Итоговый «разбор полетов» состоялся на заседании Совета во время рассмотрения итогов 2012-го года при подготовке материалов к годовому акционерному собранию. Несмотря на мои настойчивые требования менеджмент так и не рассказал о том, что происходит с «Владавиа» (как, впрочем, и с «Россией» и «Оренэйр», убытки которых хоть и поменьше, но тоже не радуют) и, самое главное, что он собирается сделать, чтобы остановить процесс генерации убытков этой компанией. Чтобы окончательно спрятать ситуацию с этой компанией был заключен договор, который позволяет ей быть формально безубыточной, естественно, за счет «Аэрофлота». Этот договор, как можно догадаться, не был вынесен на рассмотрение Совета директоров, а отправлен без каких-либо пояснений на утверждение акционерного собрания. Моё требование раскрыть его содержание и параметры для членов Совета вновь не было поддержано большинством Совета. И акционеры утвердили этот договор.

Подозреваю, что моё упорство (или упрямство) в защите интересов всех акционеров (в успешном развитии, в росте стоимости акций и в дивидендах заинтересованы все акционеры, а не только те, кто голосовал за меня на прошлом акционерном собрании) «достало» менеджмент. Тем более, что вот-вот на Совет вынесут (потенциально) весьма сомнительную сделку по лизингу 50 «Боингов». Почему сомнительную? Потому что  изначально второй стороной сделки была  госкорпорация «Ростех», которая не обладает ни опытом лизинга воздушных судов, ни финансовыми ресурсами, чтобы сделать эту сделку более выгодной для «Аэрофлота», чем мог ли бы сделать другие лизингодатели. А теперь, несколько дней назад, выяснилось, что этот контракт был (или вот-вот будет) перепродан компании «ВТБ-Лизинг», которая Совету директоров «Аэрофлота» хорошо известна. Тем, что именно она сдала компании «Россия» «Аэробусы» по нереально высоким лизинговым ставкам. Которые делают эту компанию убыточной и будут сохранять убыточной еще несколько лет.

Цена вопроса? – спросите вы. По моим оценкам, каждый «Аэробус», взятый «Россией» у ВТБ-Лизинга обходится компании примерно на $80 тысяч дороже среднерыночных ставок, т.е. примерно на миллион долларов в год. «Боингов», как известно, будет 50; а лизинговый договор будет лет на 10-12. Умножить сами сможете? Или помочь?

А теперь, ответьте на вопрос: кому было выгодно отстранить представителя Александра Лебедева от голосования на акционерном собрании? И обратите внимание: менеджмент "Аэрофлота" никак не комментирует случившееся на собрании. Как, впрочем, и представители главного акционера, которые много говорят о высоком уровне корпоративного управления в госкомпаниях.

Источник: блог saleksashenko


Комментарии