11 Марта 2019 года, 12:30

Главный воронежский налоговик — о подходах к предпринимателям

Игорь Понкратов ФНС.jpg

Первый полный год работы в Воронежской области под руководством Игоря Понкратова позволил региональному управлению ФНС показать впечатляющие результаты. Налоговые поступления в бюджеты всех уровней выросли на 22% — до 119 млрд рублей. А количество проверок при этом снизилось сразу на треть. За счет чего ведомству удалось этого достигнуть и — главное — как дальше оно выстроит работу с бизнесом? Рассказывает сам Понкратов, для которого встреча с коллективом редакции DF стала первой в подобном формате.

 

Почему снизилось количество проверок

De Facto: Почему собираемость налогов в регионе выросла, а количество проверок снизилось?

Игорь Понкратов: Придерживаюсь мнения, что благодаря расширению информационной базы и изменению подходов к оценке налоговых рисков удалось сработать результативно не только в Воронежской области, но и в целом по России.

Да, действительно, эффективность администрирования возросла. Это подтверждают цифры. При снижении проверок за 3 года на треть поступления растут по всем видам налогов, по проверкам эффект 1,7 млрд рублей. Результат за счет применения рискоориентированного подхода. В его основе — аналитическая работа. Для этого есть и информационная база из внешних источников (банки, таможня, ГИБДД, Росфинмониторинг и многие другие), и аналитические инструменты. Критерии рисков общедоступны, и бизнес имеет возможность самостоятельно оценить уровень прозрачности деятельности и самостоятельно уточнить свои обязательства.

DF: Как это происходит?

ИП: Анализируем деятельность организации, формируем источники налоговых рисков, а затем приглашаем бизнесменов и предлагаем подать уточненную декларацию: заплатить долг без штрафов, чтобы избежать претензий со стороны налоговой службы в виде налоговой проверки. Это невероятно эффективный метод, который дисциплинирует бизнес, делает его более прозрачным с точки зрения налогообложения! Многие компании в сотни раз увеличили текущие поступления за счет отказа от применения схем. Общий рост поступлений составил почти 1 млрд рублей. За год самостоятельно уточнили обязательства более чем на 300 млн рублей. Выездные проверки тоже эффективный инструмент, по ним поступает более 75% от выявленных сумм нарушений. Это хороший результат, в том числе если сравнивать с показателями по России. В абсолютных цифрах это более 1,7 млрд. По этому показателю мы входим в первую тридцатку в стране. Но добровольное уточнение обязательств и отказ от схемных операций снижают прежде всего издержки бизнеса.

Какие отрасли в прицеле ФНС

DF: Есть тезис, что бизнес в затяжном кризисе и платить налоги ему нечем и не с чего. Как вы относитесь к такому мнению?

ИП: Деньги есть, вопрос в том, насколько люди готовы с ними расставаться. При этом — и это наш второй новый подход — мы используем отраслевой принцип администрирования. Бизнес сам стал инициатором «обеления» рынка производства и переработки сельхозпродукции. В мае 2017-го запущен процесс мониторинга аграрного сектора. Ряд компаний организовали Хартию в сфере оборота сельхозпродукции, в которой обозначили основные принципы деятельности. За 1,5 года предприятия сферы АПК принципиально пересмотрели свои подходы к налоговым обязательствам, чтобы удовлетворять критериям добросовестного бизнеса. Сегодня Ассоциация добросовестных участников рынка АПК совместно с ФНС запустили систему информирования о налоговых разрывах. Участники рынка дают согласие на раскрытие налоговой тайны, включают в договоры дополнительные формулировки. Бизнес готов работать по цивилизованным правилам.

Понкратов ФНС Воронеж.jpg

В конце прошлого года мы начали проект по оздоровлению рынка клининга и технической эксплуатации — например, только в Воронежской области у этой отрасли оборот 14 млрд рублей в год. Такой же отраслевой подход позволил снять основные претензии к крупнейшим застройщикам Воронежа. В настоящее время идет процесс точечных проверок дорожников, которые осваивают государственные средства. Расход бюджетных средств должен быть прозрачным и эффективным. В этом направлении мы активно сотрудничаем с правоохранительными органами.

DF: Какие успехи УФНС в борьбе с обналичкой?

ИП: Объемы серой экономики в Воронежской области, наверно, не сильно отличаются от общероссийских. Конечно, точную цифру никто вам не назовет. Обналичивание — это компетенция силовиков, но мы тоже не остаемся в стороне. Эффективным инструментом, который отслеживает цепочки формирования НДС по сделкам в масштабах всей страны, является программный комплекс «АСК НДС2». Казалось бы, это чисто налоговая тематика, но по факту оказывается не так. Для формирования налоговых разрывов и «площадок» по обналичиванию используются фирмы-однодневки. И хотя, по нашим оценкам, в регионе их всего 2%, у них очень короткий жизненный цикл. В прошлом году мы ликвидировали около 8 тысяч таких фирм, но одни сменяются другими. Поэтому на сегодня совместно с силовиками мы выявляем организаторов, которые предоставляют услуги по созданию однодневок для схемных операций.

Часто толчком становятся совместные выездные проверки. В 2018-м мы провели 45 совместных проверок, среднее взыскание на одну такую проверку — 17 миллионов рублей.

Про дробление бизнеса и малые предприятия

DF: Еще одно наблюдение со стороны: видится, что ФНС каждый год выбирает для себя приоритет. Например, вчера это борьба с обналичкой, сегодня — с дроблением бизнеса. Так ли это и чего ожидать завтра?

ИП: Во-первых, любая незаконная деятельность должна пресекаться, для этого мы и работаем, и приоритетов тут быть не может. Нарушил — отвечай по закону. Если и говорить о дроблении, то для Воронежской области такая проблема остро не стоит. Если говорить о налоговых схемах, то чаще всего центр принятия решений или выгодоприобретатель находится в другом регионе, а у нас «хвосты» из однодневок. Методы и инструменты пресечения такой деятельности мы активно применяем. Наша задача — формировать в Воронежской области благоприятный инвестклимат, поэтому к нарушителям — самые жесткие меры.

ФНС Воронеж

DF: Некоторые бухгалтеры говорят о новом тренде. Если у тебя небольшой бизнес, а у налоговой возникли вопросы, то ведомство обратит на взыскание твои личные активы. Даже называется этот «порог повышенного интереса»: скажем, 500 тысяч рублей на депозите. Соответствует ли эта информация действительности?

ИП: Действительно, благодаря IT в последние годы мы обладаем большим количеством информации о налогоплательщиках: Росреестр, ГИБДД, ФМС и другие ведомства перешли с нами на электронный документооборот. Мы имеем возможность оперативно мониторить деятельность малого бизнеса и проводить адресную работу с нарушителями. А вот массовых проверок тех, кто трудится на спецрежимах (УСН, ЕНВД, патенты и пр.), нет и не предвидится. Люди действительно заняты делом, и не надо им мешать. Мы имеем возможность оценить их поведение в общих показателях отрасли: участие в профильных объединениях, декларирующих законопослушность (по примеру зерновой хартии), реальность выпуска продукции и т. д. Так что малый бизнес может спать спокойно. При соблюдении закона, разумеется.

DF: Готово ли воронежское УФНС идти на компромисс в отсрочках по уплате налогов ради спасения предприятия?

ИП: Да, если предприятие готово гарантировать свою порядочность на нашей налоговой комиссии. Также смотрим на отрасли, которые сегодня имеют стратегическое значение для страны, — например, структуры из оборонного комплекса. Впрочем, это может касаться только местных налогов. Если же речь про федеральные налоги, то мы не уполномочены давать отсрочки. К тому же для одобрения отсрочки на уровне региона должно быть одобрение и региональных властей. Соответствующие документы мы им направляем с нашей резолюцией, но решение принимать им.

Комментарии