9 Ноября 2018 года, 13:17
Главный архитектор Воронежской области — о том, когда прекратится точечная застройка, архитектурном бандитизме и комфортной городской среде

Еренков.jpgРуководитель управления архитектуры и градостроительства Воронежской области Андрей Еренков на творческой встрече с воронежцами рассказал о том, каким видит архитектурное будущее области и ее центра.


О том, когда в Воронеже прекратится точечная застройка

— Я не считаю, что точечная застройка как явление — абсолютное зло. Например, в Европе она присутствует в большинстве городов. Другое дело, как именно она появляется, и какая это застройка. Я думаю, что в перспективе мы сможем гораздо более тщательно это контролировать, предугадывать последствия, когда у нас появятся новые механизмы регулирования. Например, к таким можно отнести объемно-пространственный регламент. Как раз он позволяет отслеживать, какой эффект произведет появление здания на определенной территории. Пилотные проекты уже тестируются в ряде регионов России. Думаю, в течение нескольких лет его могут принять на федеральном уровне как новый вид граддокументации, как эволюционную форму Правил землепользования и застройки. И тогда вероятность появления точечных зданий, которые нарушают уже сложившуюся застройку, будет сведена практически до нуля. Сейчас же у меня нет прямых рычагов влияния на эту ситуацию.


Об архитектурном бандитизме

— Бизнесом согласование архитектурного облика воспринимается как дополнительный барьер. Застройщики говорят: «Не мешайте нам строить». Потом же спрашивают с главных архитекторов. И появляется термин «архитектурный бандитизм». Хотя давайте будем честными, он ни с архитектурой, ни с архитекторами ничего общего не имеет. Ситуация же непонимания строительного бизнес-сообщества и контролирующих органов будет продолжаться, пока не будут приняты более четкие формулировки для отказа в согласовании архитектурного облика. Сейчас они не совершенны. И застройщики такие отказы довольно успешно оспаривают. Эти отказы или согласования выдают не роботы, фактор субъективизма присутствует. Но при разработке новых критериев нельзя и извращать идею согласования архитектурного облика. Одно дело требования к зданию в центре, а другое дело к складским помещениям на окраине. Не нужно перегибать палку.


О сверхзадаче главного архитектора

— Я вижу своей сверхзадачей при работе с городской средой выстроить процесс взаимодействия между властью, архитекторами и местными жителями. Концепции развития территорий должны проходить полный цикл — от предпроектной проработки, исследований и работы с жителями — до контроля за ходом «присвоения» пространства горожанами. Кроме авторского надзора архитекторов должна выслушиваться критика непрофессионалов. Но я считаю, что у нас уже есть довольно успешный опыт реального учета мнения горожан при создании концепций общественных пространств. Примеры — реконструкция Советской площади, парк «Орленок». Сейчас мы работаем над проектом проспекта Революции. И я надеюсь, что он станет как раз тем проектом, на котором мы эту схему взаимодействия окончательно отработаем.

 

О том, какой должна быть комфортная городская среда

— Не секрет, что я пришел работать в архитектуру без профильного образования. Поэтому я могу рассуждать с позиции обычного воронежца. Лично для меня комфортная среда — это та, в разработке которой я поучаствовал сам. Где спросили мое мнение, как жителя. Городская среда никогда не станет комфортной, если она будет навязанной. Например, вопрос благоустройства общественных пространств мы выносим на голосование. И иногда получаем неожиданный результат. Так, вопрос благоустройства парка «Южный» не стоял для нас в приоритете. Но мы получили огромное количество пожеланий по нему от жителей соседних микрорайонов. И было принято решение о его реконструкции, нашим Нормативно-проектным центром была специально разработана концепция его развития.


О регионе, на который стоит равняться

— В прошлом году 2 города нашей области вошли в число победителей Всероссийского конкурса малых городов и исторических поселений. Калач и Острогожск получили от Минстроя России 55 и 75 млн рублей соответственно. Они смогут направить эти деньги на развитие общественных пространств. И это замечательно, это настоящая золотая жила для развития таких городов. Потому что региональных денег, увы, на всех не хватит. На первый взгляд, такие вещи в контексте глобальных градостроительных задач, таких, как, например, Генплан Воронежа, могут казаться незначимыми. Но меня никто не переубедит в том, что развитие небольших городов не менее важно, чем областной центр. Люди везде заслуживают одинаковых стандартов качества среды. Но я бы хотел акцентировать внимание на другом. Из 5 млрд рублей, которые разделили между победителями, почти 1 млрд забрал Татарстан. И это не какие-то особые условия или лобби. Это действительно заслуженная победа. Даже в городках по 20 тысяч жителей там создаются прекрасные парки, скверы, которых нет даже в самом Воронеже. Сначала для разработки проектов по благоустройству территорий в Татарстан приглашались именитые эксперты. Например, Наталия Фишман, которая сегодня — помощник президента республики. Но вскоре в Татарстане поняли, что работа исключительно с приглашенными специалистами обойдется слишком дорого. Эти деньги можно вложить в сами территории. Стали активно развивать сообщество местных проектировщиков и архитекторов, привлекать молодых специалистов. Думаю, что Воронежской области следует присмотреться к этому опыту.


Комментарии