26 Ноября 2018 года, 09:00
Ничем не примечательный конфликт воронежских компаний перерос в медиаскандал

Во вторник, 27 ноября, в Воронежском областном суде состоится очередной этап рассмотрения конфликта между компаниями «АгроСоРос Трейд» и «АгроЛига». Вероятно, о любом другом подобном деле местные бизнес-сообщество и общественность не узнали бы никогда — ни многомиллионных долгов, ни громких фамилий. Между тем, рядовой, казалось бы, хозяйственный спор активно обсуждается в местных СМИ и проходит уже на фоне усиливающихся информационных войн. Основываясь на информации из открытых источников, а также на данных, полученных от конкурсного управляющего «АгроЛиги» Артема Рукина, разбираемся в происходящем.


Большой конфликт для маленькой компании

Несколько лет назад между «АгроСоРос Трейд», компанией-поставщиком химикатов для сельскохозяйственных нужд, и компанией «АгроЛига» произошел конфликт. Его суть предельно проста: у «АгроСоРос Трейд» был заключен контракт на поставку химикатов с «АгроЛигой», а она, в рамках другого контракта, поставляла товар в белгородскую компанию «Держава». В какой-то момент «Держава» не расплатилась с «АгроЛигой», а та не смогла погасить кредит и оказалась на грани банкротства.

Документы и информация о финансовом положении компании — вещь запутанная, найти их и проанализировать их в деле о банкротстве оказалось делом не простым. Финансовый анализ, проведенный управляющим, говорит о наличии «финансовой дыры» на сумму более 50 млн рублей и признаков преднамеренного банкротства. Однако, Рукин утверждает: он якобы сумел добиться получения достаточных сведений и финансовых документов, в том числе от контрагентов и через суд. И это помогло в полной мере восстановить картину финансового неблагополучия компании.

Так, анализ сделок между компаниями «АгроЛига» и «ИнтегралАгро» приводит к вопросу наличии непогашенной задолженности по оплате товаров и услуг. Их сумма может составлять более 20 млн рублей. На момент совершения сделок директором обеих организаций являлся Антон Устиновский. Правда, стоит оговориться, что сейчас он отрицает факты существования долгов у кредиторов «АгроЛиги», требования которых официально установлены в деле о банкротстве. Также Устиновский выступает в судах в качестве приглашенного со стороны «АгроСоРос Трейд» свидетеля и доверяет юристам «АгроСоРос Трейд» защиту своих судебных интересов.

Позднее, получая необходимые документы у партнеров и через суд, Артем Рукин выяснил: миллионные права требования долгов «АгроЛиги» к «Державе» проданы за 10% от стоимости «АгроСорос Трейд». Таким образом, задолженность в 19 млн рублей куплена за 1,9 млн рублей, а долг в €44 тыс. — за 190 тыс. рублей. Это первый момент, который наводит на размышления: а насколько может быть выгодна такая сделка? Мог ли иметь место «джентельменский договор» между «АгроСоРос Трейдом» и директором «Агролиги»? Поскольку для учредителя и для самого общества эта сделка оказалась крайне невыгодным «сюрпризом».

«Это определенно еще одна ложь, о которой почему-то активно пишут в некоторых СМИ. Речь идет о подмене понятий: договоры цессии заключены не с дисконтом 10%, а за 10% — с дисконтом 90%. Фактически 10-процентная оплата по этим цессиям закрывалась не деньгами, а долгом «АгроЛиги» перед «АгроСоРос Трейд». А он в принципе не существует, потому что оплата полностью по этой сделке была произведена "Агролигой"», — объясняет Рукин.

При этом сумму сделки в 10% от номинала в арбитраже дистрибьютор обосновал оценкой, которая якобы была сделана перед продажей права требования долга, то есть в феврале 2014 года.

«"АгроСоРос Трейд" до сих пор позиционирует себя как порядочную компанию и утверждает, что оценка долга проводилась на дату заключения сделки, а долг был куплен по рыночной стоимости. История появления этой оценки очень интересная. В 2016 году прошло несколько судебных заседаний, в ходе которых речь об оценке не шла, однако в декабре 2016 года после вопроса судьи арбитража, представитель «АгроСоРос Трейд» неожиданно заявил: оценка все же была, и принес копию документа. Мы быстро обнаружили нестыковку, которая поменяла ситуацию. Как утверждал юрист компании, оценка проводилась в феврале 2014 года. Между тем, финансовые данные для нее не могли появиться в доступе ранее апреля 2014 года. После этого эксперт, проводивший оценку, сам отозвал документ из арбитража как недействительный. Оказалось, он составлял бумагу для корпоративных нужд компании, исходя из предоставленных ему данных и не знал, что она будет использована в суде», — рассказал Рукин.

Отзыв.jpg

Кроме того, по сведениям управляющего и сообщениям СМИ, «АгроСоРос Трейд» смог не только вернуть средства по сделке, но и фактически получить прибыль. В 2015 году компания продала права требования задолженности белгородской компании «Статус-Агро» за 60 млн рублей, 24 млн рублей из них — пени, которые были рассчитаны по цене 0,5% в день в валюте.


А жертвы кто?

Вероятно, потерпевшая сторона в конфликте вовсе не «АгроСоРос Трейд», а как раз кредиторы «АгроЛиги», вложившие значительные средства, считает конкурсный управляющий: «На самом деле, крайними в ситуации стали именно кредиторы: вложенные ими деньги были полностью утрачены и растворились в довольно сомнительных цепочках финансовых сделок. Все превратилось в затянувшееся судебное разбирательство. Логично, что кредиторы по своему законному праву обратились в суд».

Что касается обвинений некоторых СМИ в подсудности и нарушении преюдиции, то, как считает конкурсный управляющий, речь также может идти о подмене понятий. Представители «АгроСоРос Трейд» ссылаются на то, что с «АгроЛигой» был заключен контракт на поставку химикатов почти на 39 млн рублей. При этом они заявляют, что «АгроЛига» якобы не оплатила по нему 24,5 млн рублей. То, что «АгроЛига» оплатила 43 млн рублей, подтверждено банковской выпиской компании. При этом поставка товара была даже на меньшую сумму, то есть фактически компания даже переплатила, и задолженности 24 млн рублей не существует.

«АгроСоРос Трейд» ссылается на полученное в 2015 году решение суда о том, что они взыскали долг с «АгроЛиги», однако и эта ситуация вызывает очень много сомнений. Когда кредиторы компании подали апелляцию, а суд им отказал, дело ушло в кассацию. Там разобрались и вернули дело на дорассмотрение в Воронеж. То есть решение суда будет рассматриваться фактически заново. В этом же решении много и других нестыковок. Например, легитимность ряда документов лично у меня вызывает сомнения. Так, на платежном поручении, которое предоставлял «АгроСоРос Трейд» в качестве банка плательщика указан «Промсвязьбанк», а акцепт стоит «Россельхозбанка». Как? Этого просто не может быть! Значительной роли в финансовых аспектах этот факт не играет, но вопрос, как документ принял суд, остается открытым. Кроме того, сам «АгроСоРос Трейд» в апреле 2017 года предоставил в суд документы, которые свидетельствуют, что долги «АгроЛиги» перед компанией составляли 16 млн рублей по состоянию на апрель 2014 года. А в ноябре 2014-го они уже подали в суд иск на 24 млн рублей, хотя финансово-хозяйственная деятельность между компаниями прекратилась в феврале 2014 года», — объясняет Рукин.

Платежное поручение.JPG

Есть и еще один любопытный момент. «Когда «АгроСоРос Трейд» подавал исковое заявление об оспаривании сделки по установленному арбитражным судом требованию одного из кредиторов, он обратился в Советский райсуд. Представители компании объяснили это тем, что кредитор зарегистрирован в этом районе, однако если затрагивается вопрос подсудности, то требования кредитора устанавливаются арбитражным судом, а ранее это требование долга было рассмотрена другим судом, районным. То есть, чтобы оспорить это, «АгроСоРос Трейд» должен был обращаться в арбитраж и там подавать апелляционную жалобу. Важный момент: оспаривать сделку может либо кредитор, либо тот, чьи права нарушены. Ни тем, ни другим «АгроСоРос Трейд» не является. В этом случае по заявлению уже адвоката «АгроСоРос Трейд», компания подала иск с целью защиты своих прав в ответ на то, что кредитор подал иск в Центральный райсуд об оспаривании сделки между «АгроЛигой» и «АгроСоРос Трейд». То есть это основание, которое все равно не дает им право обращаться в районные суды для оспаривания этой сделки», — объясняет Артем Рукин.

Не углубляясь в каждый из эпизодов этого многостороннего дела — юридические тонкости вряд ли будут интересны кому-то, кроме непосредственных участников процесса, Рукин отмечает другое. Этот или любой другой подобный пример — прецедент, который может лечь в основу практики. По сути, ничем не примечательное разбирательство обратило на себя очень пристальное внимание воронежских СМИ. «На мой взгляд, совершенно очевидно, что вышедшие материалы призваны оказать давление на суд и общественность. Многие эксперты со мной согласны: это своего рода информационная кампания, которую можно расценивать как дискредитацию суда. Получается, если тебя не устраивает любое решение любого суда, то необходимо не отстаивать свои интересы законным способом, а целенаправленно подать в СМИ искаженные факты, параллельно вбрасывая обвинения в рейдерстве и коррупции. Суд примет свои решения, но помимо этого здесь есть и обширная фактура для рассмотрения в соответствующих правоохранительных, а также налоговых органах», — отмечает управляющий.

DF будет следить за развитием событий. Наблюдающие за ходом рассмотрением этого дела эксперты выражают надежду, что дружественные отношения между рядом участников процесса не повлияют на принятие судебного решения.


Комментарии