2 Октября 2018 года, 11:53
Малый бизнес как часть стратегии по возрождению воронежской промышленности

индустриальные парки.jpg

Воронежская область официально задекларировала курс на возрождение промышленного сектора, в том числе и через поддержку малого бизнеса. Все ли гладко сейчас в отношениях промышленников и власти? И какие инструменты для развития отрасли могут быть эффективны?

 

Потенциал малого бизнеса больше, чем считали

Говоря о возрождении воронежской промышленности, часто имеют в виду главным образом уцелевшие гиганты советской индустрии. Но воронежская промышленность — это и сотни малых и средних предприятий. Похоже, это очень хорошо понимает новый руководитель региона. Первые его шаги на губернаторском посту были направлены именно на обозначение новых условий: было задекларировано содействие малому и среднему производственному бизнесу. Так, обсуждалось создание промплощадок, ориентированных на некрупные предприятия. Инициатива нашла отклик.

«Интерес государства в промышленной отрасли часто сводится к стабильной уплате налогов. Есть бизнес, есть генерация этих налогов, есть их поступление в бюджеты разных уровней. Но мне кажется, это неполный взгляд на отрасль. Мы способны решать задачи гораздо шире», — считает гендиректор УК «Рудгормаш» Владимир Заботин. Сегодня предприятие работает над созданием на собственных площадях индустриального парка для малого бизнеса.

По мнению исполнительного директора Ассоциации индустриальных парков Дениса Журавского, индустриальные парки за 8 лет существования в России показали отдачу. Например, за это время они совокупно привлекли более 1 трлн рублей прямых инвестиций.

«Площадкам brownfield, которые создаются на базе старых предприятий, в этом объеме принадлежит существенная доля. Площади там меньше, чем у greenfield (с нуля), но проекты демонстрируют большую эффективность по срокам реализации, поскольку не предполагают строительства масштабной инфраструктуры. Все инженерные сети уже существуют, что является большим преимуществом площадок такого типа, и это позволяет начинать работать с инвесторами практически сразу», — аргументирует эксперт.

При этом потенциал малого бизнеса в промышленности региона раскрыт не до конца, указывают сами промышленники.

«Малый и средний бизнес в нашей отрасли развивается, только если есть более крупные предприятия, — рассуждает гендиректор предприятия «Гелиос» Александр Носков, приводя в качестве позитивного примера кооперации с малым бизнесом как раз «Рудгормаш», а также индустриальный парк «Бобровский». — Чешскому резиденту «Агрострой Пелгримов» в Боброве будет нужна локализация, иначе продукция получится очень дорогой. Не возить же ему комплектующие из Чехии? Вот тут и подтянутся местные производители».

Но, по словам промышленника, так дело обстоит далеко не всегда. Чтобы работать с более крупными предприятиями, например из оборонки, малому бизнесу нужно получить столько документов, что их издержки могут оказаться куда выше, чем инвестиции в технологии и оборудование. Требуется и как минимум 5-6-летний опыт на рынке. Для компаний, где работает 20-30 человек, это почти непосильная задача, считает Носков.

 

Что не давало «быстрее бежать» воронежской промышленности?

Часть причин, не позволяющих малым промышленным компаниям работать максимально эффективно, характерна для ряда регионов (например, коррупция или бюрократия). Рассмотрим только специфику Воронежской области.

Причина 1. Требования властей к малым компаниям завышены. Основным критерием, на основе которого принимается решение о господдержке, остается объем налогов. Как правило, власти ставят планку по прогнозу на 10 лет вперед. Понятно, что гарантировать государству требуемую сумму на столь долгий срок в существующих экономических условиях малому предприятию нереально. На вопрос, какие меры поддержки промышленности реализуются в регионе, представители власти перечисляют пока довольно скромный список инструментов. Главным образом это субсидирование процентных ставок по кредитам. Однако, по данным самих промышленников, предприятия, получившие такую поддержку, можно сосчитать по пальцам. К тому же нередко это компании, явно переросшие рамки сегмента малого и среднего предпринимательства.

Причина 2. Предлагаемые бизнесу решения ориентированы на крупные предприятия. Главную ставку в промышленной политике регион ранее делал на крупный бизнес. Сейчас эта ориентация еще сохраняется. К примеру, власти надеются на привлечение в будущую ОЭЗ якорного резидента с объемом капитальных вложений не менее 8-10 млрд рублей, возможно зарубежного. Но сколько времени займут поиски такого инвестора? Вопрос остается открытым.

«Масловский» — это здорово! Но что сделает там малый бизнес? Им поставят условия: осваивай, строй все сам в соответствии с нашими требованиями. А если есть готовый корпус из 10 помещений, к которым подведены все коммуникации, — совсем другое дело. Поэтому областные власти должны поддержать начинания, когда частник сам создает условия для работы своих коллег по отрасли», — замечает гендиректор конструкторского бюро «Полюс» Анатолий Кузнецов. Среди положительных эффектов от тандема малых и крупных предприятий он выделяет возможность для резидентов начать зарабатывать в короткие сроки и получить стабильный долговременный заказ.

Причина 3. Отсутствие умеренного протекционизма. Возможна ли доля протекционизма в промышленной политике региона? Пример соседней Белгородчины показывает, что да. Однако опыт воронежских промышленников демонстрирует, что у нас пока такого не наблюдается. Скажем, у местного предприятия «Кодофон» есть перспективные разработки по информатизации общественного транспорта или внедрению цифровой связи в сельской местности.

«Почему бы не реализовать их в домашнем регионе в статусе пилотных проектов?» — недоумевает председатель совета директоров «Кодофона» Александр Гармонов. Но пока рынок телекоммуникаций остается закрытым для предприятия из Воронежа.

«На совещании в «Ростехе» сообщалось, что в Иркутской области местному радиотехническому предприятию было выделено 1,2 миллиарда рублей на информатизацию объектов региона, в Москве на те же цели — 8 миллиардов. Нельзя нам отставать даже от Иркутска», — обращает внимание Кузнецов.

 

ИП на крупных производствах — скорая помощь промышленности

По мнению промышленников, решить проблему эффективности малого бизнеса в отрасли может согласованная политика государства и крупных предприятий. В частности, руководители индустриальных парков должны быть заинтересованы, чтобы их арендаторы работали на якорного производителя.

«В индустриальных парках типа brownfield доля малого бизнеса наиболее высока. Предприятия, не готовые строить собственное здание, как правило, небольшие. Объем инвестиций в проект при этом у них составляет в среднем от 50 миллионов рублей», — отмечает Денис Журавский.

По данным руководителя Ассоциации индустриальных парков, в стране существует несколько десятков таких площадок, ориентированных на МСП. 15 из них были поддержаны субсидиями от Минэкономразвития. Среди них и площадки, созданные на базе якорного предприятия. Крупнейшая из них — индустриальный парк «КИП-Мастер» в Татарстане, на базе завода КамАЗ. Там сдан в аренду 1 млн м2 площадей. Есть подобные удачные примеры в Ярославской, Челябинской областях, Ставропольском крае и других российских регионах. Все шансы пополнить этот список есть и у Воронежа. Как видим, инициатива по этому направлению исходит не только «вертикально» (уровень региональной власти), но и «горизонтально» (сами промышленники готовы в этом участвовать). Остается надеяться, что эти векторы пересекутся под правильным углом и в нужное время.

 

Комментарий

Гусев-Александр.jpgАлександр Гусев, губернатор Воронежской области

Власти готовы содействовать появлению новых индустриальных парков

«В регионе запущена программа поддержки малых производственных предприятий, она реализуется на территории ИП «Масловский». Создана рабочая группа из руководителей муниципальных районов и чиновников департамента предпринимательства, экономразвития. При подготовке бюджета 2019 года на это также будут заложены средства. Поддержка малых предприятий касается не только размещения в индустриальных парках, но и мер господдержки. Преимущественно это будут административные меры и косвенная финансовая поддержка через инфраструктуру или привлечение заемных средств на разумных условиях.

Что касается индустриальных парков, то я сторонник их развития, в том числе и частных. Я буду рад, если такой парк будет создан, например, на территории «Рудгормаша», и готов помогать в его создании, но при условии активной позиции руководства и собственников завода. Они должны помочь малым компаниям инфраструктурой, заказами, а мы — мерами поддержки в виде льгот по налогам, содействием в привлечении инвесторов».


Комментарии