27 Февраля 2018 года, 17:00
Сигарная в Воронеже.jpg

Как компания изменила рынок?

Сигарная история в Воронеже началась еще в 2009 году. Максим Волков основал Воронежский сигарный клуб, сегодня известный как Cigars36. Он представлял собой не конкретную площадку, а скорее сообщество любителей, которые собирались в различных заведениях, общались и выкуривали по нескольку сигар. У Волкова и членов его клуба была попытка закрепиться в ресторане «Босфор». Но, по его словам, собственник заведения не был готов к дополнительным вложениям, прежде всего в вентиляционное оборудование.

Николай Шалыгин сразу создавал специализированное заведение для единомышленников, ценящих, как он выражается, «вкус сигары, доброго напитка и приятной беседы».

В силу статусности увлечения заведение рассчитано прежде всего на владельцев бизнеса и топ-менеджеров высшего звена. Периодически Депозитарий проводит интеллектуальные вечера, среди последних — дискуссии на исторические и экономические темы со специально приглашенными спикерами. Нередки и совместные просмотры спортивных трансляций и научно-популярных передач.

 

Когда произошло изменение?

«Сигарный депозитарий 1931» открыт весной 2017 года.

 

Цена перемен

Николай Шалыгин отмечает, что инвестиции в проект составили 6 млн рублей. И это длинные деньги. Учитывая небольшое количество посадочных мест — всего 14, — вложения окупятся в течение 5 лет. Однако инвестициями выступают не только финансы. Ключевой, по мнению Шалыгина, вклад — «это время и энергия, которые наша команда отдает делу». Средний чек в заведении начинается от 1,5 тыс. рублей.

 

Что перемены дали самой компании

Сейчас завсегдатаев сигарной, по словам Николая Шалыгина, около 30 человек. Рынок только формируется, поэтому проект рассчитан на длительную окупаемость. При этом точка безубыточности была достигнута через 3 месяца.

 

Кто подхватил тренд?

«Со мной сейчас ведут переговоры о поставке сигар сразу 2 воронежские компании. Обе планируют открыть сигарные, под них уже выделено место. Но так как договоры еще не подписаны, а заведения не созданы, не могу раскрывать названия», — говорит основатель клуба Cigars36 Максим Волков.

 

Комментарий эксперта

Андрей Лоскутов, президент Российского сигарного союза

Мало продавать сигары. Важно удовлетворить потребность в интеллектуальных развлечениях

— Воронеж в этом плане долго запрягал: уже по нескольку сигарных появились не только в Москве, но и в других крупных российских городах — Владивостоке, Волгограде, Хабаровске. Более того, они стали открываться не только в областных, но и в районных центрах. Я был в «Сигарном депозитарии 1931». Действительно новая для города концепция, хотя и не новая в масштабах страны. И концепцию, безусловно, будут повторять. К нам в союз уже обращались за консультациями из Воронежа. Но если в первые же месяцы вся программа таких заведений будет ограничена продажей сигар, то их дни сочтены. Ценители сигар — те, кто зарабатывает своим интеллектом. И им нужны интеллектуальные развлечения. Так, в Московском сигарном клубе еженедельно проходят встречи с поэтами, художниками, большой интерес вызвала лекция врача о здоровом сне. Кто лучше попадет в эту потребность аудитории, тот и закрепится как лидер рынка.

 

Шалыгин.jpg «Формат men only уменьшает аудиторию в разы. Но мы его сохраним»

— Для определения концепции Депозитария мы изучили форматы ведущих английских и американских сигарных. И решили открыться в статусе мужского клуба. Как шутил кто-то из писателей, сначала Бог создал мужчину, потом создал женщину, потом Богу стало жалко мужчину, и он дал ему табак. Мы бережно охраняем мужские разговоры наших гостей, поэтому искусственно ограничили аудиторию. У нашего заведения мужской характер, и, как я заметил, гости благодарны нашей принципиальности в этом щепетильном вопросе. Так моя мечта о джентльменском клубе выросла в изю­минку Депозитария. Конечно, за время работы были курьезные случаи и огорчения, когда гостям приходилось отправлять своих спутниц домой, потому что «нельзя». Но в итоге мужчины друг друга хорошо понимают и приняли правила. Да и дамам страдать не приходится — они могут провести время в той же «Гармошке» по соседству. Добавлю еще, что ежегодно мы планируем проводить дни открытых дверей: накануне и после 8 Марта. Пусть дамы посмотрят, где пропадают их мужья! Но в целом от правила men only мы не планируем отказываться даже несмотря на то, что оно существенно уменьшило потенциальную аудиторию клуба.

 

«Я против статуса элитарного заведения»

— Слегка напрягаюсь, когда, говоря о Депозитарии, употребляют слово «элитарный». Это сигары и досуг с сигарой могут называться элитарными, но, как мы знаем, самые главные радости в жизни покупают не за деньги. С точки зрения ценовой политики у нас как раз все демократично. Чек у нас начинается от 640 рублей: сигара плюс кофе. Хотя, разумеется, есть и постоянные гости, которые выбирают редкую сигару и зрелый напиток под стать ей. Был случай, когда гости пожелали непривычных для формата вещей: обычного пломбира на палочке и пиццы. Что мы тут же и подали. Так что элитарность — это не когда «дорого». Элитарность — это еще и мой постоянный контроль ассортимента продукции для наших гостей; это когда к нам на встречи приезжают представители серьезных игроков сигарного и алкогольного рынков страны. Элитарность — это когда встреча с владельцем сигарных фабрик Артуром Шиляевым затягивается до утра, равно как до рассвета не стихают споры на историческом баттле Николая Сапелкина и Александра Богдашкина. При этом странно было бы представить, что наши дискуссии — это крики до хрипоты. Наш гость отпивает кальвадоса, выпускает кольца дыма и замечает: «Нет, коллега, я с вами не согласен!»

 

«У нас принято оперативно копировать форматы»

— Насколько я знаю, в Воронеже уже появляются сигарные комнаты в отелях и ресторанах. У нас принято оперативно копировать форматы. Соврет тот, кто будет утверждать, что не испытывает ревности, когда его бизнес копируют. Первопроходец тратит нервы, силы, первым проходит круги ада, протаптывает дорожку. Последователи рискуют гораздо меньше, убедившись на чужом примере, что тема выстрелила и работает. Но сейчас для нашей команды ситуация довольно комфортная. Наши коллеги по рынку не смогут демпинговать, ведь у нас наценка как в супермаркете — 20-40%. А средняя наценка в заведениях города — 150-200%. Рынок же широчайший: если в Америке за 2016 год выкурили 400 миллионов сигар, то в России только 2,5 миллиона. А ведь сигара — это не перекур, это определенный стиль жизни, образ мысли. Немассовый, несуетливый. И потому много профильных заведений в любом случае не будет. Так что рынок мы формируем сами прямо сейчас.


Комментарии