27 Февраля 2018 года, 16:44
Онкоцентр-вывеска.jpg

Как компания изменила рынок?

Онкоцентр — первое частное медицинское учреждение в регионе по комплексной диагностике и лечению онкологических заболеваний. Помимо уже классических способов исследования (МРТ, КТ, УЗИ, анализы) в диагностическом отделении центра представлена позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ-КТ) используемая для выявления очагов новообразований на начальных стадиях, распространенности опухолевого процесса, контроля эффективности лечения (определяются опухоли размером от 3 мм). При этом она позволяет охватить практически весь организм в одном исследовании. Точность диагностики — 80-95%.

В лечении используются:

  • роботизированная система «Кибернож», высокоточная система радиохирургии,

  • установка «Томотерапия», которых в стране всего 2. Позволяет облучать опухоли большой протяженности без риска облучения здоровых тканей,

  • химио- и гормонотерапия.

Онкоцентр — также первый в регионе проект ГЧП в своей сфере. Квотами на бесплатное лечение пользуются жители Воронежской области. Центр оказывает медицинские услуги по ПЭТ-КТ за счет средств ОМС жителям всех регионов России.

 

Когда произошло изменение?

Онкоцентр был открыт в 2012 году.

 

Цена перемен

Инвестиции составили около 1,5 млрд рублей. Из них 900 млн рублей — собственные средства инвестора, 600 млн рублей — кредитные ресурсы.

 

Первое лицо

Инвестор — Андрей Благов.

 

Что перемены дали самой компании

Андрей Благов рассчитывал окупить проект за 10 лет. Но после скачка курсов валют этот срок, по его подсчетам, увеличился до 18 лет: не только оборудование, но и все расходники (кроме совсем простейших — перчаток и шприцов) закупаются за рубежом.

 

Кто подхватил тренд?

 

Проекты подобного масштаба в сфере частной онкологии в Черноземье пока не были открыты. Ближайший подобный онкоцентр находится в Москве.

 

Комментарий эксперта

Леонид Кораблин, главный врач ГК «Новые медицинские технологии»

Столь значимый проект — бессмысленный с коммерческой точки зрения

— Я не слышал про успешные случаи ГЧП в медицине. Хотя правильнее сказать — про выгодные для бизнеса. И думаю, что онкоцентр не исключение. С коммерческой точки зрения это бессмысленное вложение денег. И вряд ли найдутся последователи и появится целый рынок услуг по лечению онкологии. Скорее всего, этот проект так и останется единичным. Хотя не менее значимым от этого. С социальной точки зрения его роль огромна. Другое дело, что, на мой взгляд, лечением онкологии должно заниматься государство полностью за свой счет. Лучше отдать на откуп частным клиникам менее серьезные заболевания и исключить их из системы ОМС, но всех онкобольных лечить бесплатно.

 

Благов.jpg «Если бы не бюрократические проволочки, открылись бы почти на год раньше»

— Я не согласен, когда говорят о серьезном отставании методик лечения рака в России от западных. Например, «Кибернож» в нашем центре — всего третий в Европе. До сих пор ничего более современного не изобрели. Лечиться за границу едут скорее из стереотипа, что там якобы лучше. Да, у нас не уступающее европейскому оборудование. Но чего нам это стоило… По закону каждый медицинский аппарат должен пройти 5 лет клинических испытаний, прежде чем будет сертифицирован. А если он заграничный и ввозится на территорию России, то испытания начинаются чуть ли не заново. Собирается конгресс врачей, который определяет, можно ли его ввозить. Приходится добиваться разрешения на ввоз, платно регистрировать уже на территории нашей страны. До открытия мы получили около 38 лицензий. Если бы не столь жесткие требования, прежде всего бюрократические, мы могли бы открыться раньше на 8 месяцев.

 

«Нет смысла расширяться: государство не способно выделить столько квот на лечение»

— Пока мы справляемся с потоком пациентов. Но запись уже в конце декабря была до конца февраля. Мы серьезно ограничены квотами: они дают право пациенту только на одну бесплатную диагностику у нас. В то время как в идеале пациенту нужна диагностика как для постановки диагноза, так и сразу после операции, через определенные промежутки после нее. Заболеваемость растет, и ресурсов у госмедицины не хватает. И это не воронежская проблема, а общероссийская. Например, в Германии на медицину направляют 16% от ВВП, а у нас — 3-4. В таких условиях нет смысла расширяться, хотя такие планы сначала были. Сейчас и местному онкодиспансеру не хватает ресурсов, требуется увеличение площадей. Мы ни в коем случае не противопоставляем себя государственным клиникам и диспансерам. И не хотим перетягивать на себя одеяло. Мы их дополняем.

 

«Срок окупаемости проекта увеличился в 2 раза»

— Мы планировали построить отдельный лечебный корпус с гостиницей на 6 тысяч квадратных метров. Но сейчас не до этого. С покупкой оборудования инвестиции не закончились. Мы постоянно совершенствуем программное обеспечение. 99% расходников закупаем за границей. Оставшийся 1% — это шприцы и перчатки. И цены взлетели с ростом доллара ровно в 2 раза. Как и срок окупаемости проекта. Стоимость же услуг для пациентов мы просто не можем позволить себе поднять. Одно дело, если бы нас дотировали, как сельское хозяйство, и выдавали кредиты под 2-3%. Но мы кредитовались по практически максимальной на тот момент ставке — 12%. И то пришлось предоставлять солидные залоги, несмотря на высокий процент вкладываемых собственных средств. В целом я не вижу сейчас новых ниш для развития частной медицины.

Но я ни разу не пожалел, что вложил свои деньги таким образом. Люди пишут отзывы о том, как они вылечились у нас. А это дорогого стоит.


Комментарии