23 Июня 2017 года, 09:32
Как не потерять доброе имя в конкурентной борьбе

Воронежская «Кулинарная лавка Варвары» может лишиться своего наименования из-за незаконного использования чужого товарного знака. Соответствующее дело по признакам недобросовестной конкуренции возбуждено региональным УФАС в апреле этого года. В последнее время антимонопольщикам все чаще приходится рассматривать дела такого рода. Эксперты полагают, что разбирательств будет еще больше, и советуют предпринимателям серьезнее относиться к вопросам интеллектуальной собственности. Времена беспорядочных заимствований остались в прошлом.

По словам временно исполняющего обязанности руководителя УФАС по Воронежской области Андрея Логошина, разбирательства в сфере правообладания товарным знаком теперь не редкость. Статистика арбитражных судов также демонстрирует рост количества дел по защите интеллектуальной собственности — в среднем на 20% в год. Спрос на правосудие в этом сегменте указывает на то, что нематериальные активы бизнеса повышаются в цене, а механизм их правовой защиты становится все более эффективным. Раньше предприниматели из регионов свободно копировали и воплощали бизнес-идеи столичных коллег, вплоть до названия и логотипа. Но постепенное укрепление института интеллектуальной собственности влечет за собой кардинальную смену правил игры, требуя осторожности и ответственности в выборе средств идентификации.

«Как грустно и очень обычно все вышло»

Когда в 2012 году в Воронеже открывалась первая «Кулинарная лавка Варвары», столичная сеть «Кулинарных лавок братьев Караваевых» отмечала свое пятилетие. Первое заведение с таким наименованием было создано ресторатором Евгением Каценельсоном еще в 2007 году. Тогда же в коммерческий оборот впервые вошло само словосочетание «кулинарная лавка» (существовали прежде лавки мясные, бакалейные, кондитерские, а вот именно такой не было). С 2013 года обозначение «Кулинарная лавка братьев Караваевых» перешло под государственную охрану, а еще через год Роспатент принимает документы и впоследствии регистрирует право на отдельный товарный знак «Кулинарная лавка».

Так удивительно совпало, что пока Евгений Каценельсон в Москве отстраивал новый ресторанный формат, схожая бизнес-идея посетила воронежских основателей «Кулинарной лавки Варвары». У открытого ими заведения оказалось не только близкое — до степени смешения — название, но и похожий интерьер и даже оборудование.

Кулинарная лавка братьев Караваевых.jpg

Так выглядит «Кулинарная лавка братьев Караваевых»

Кулинарная лавка Варвары.JPG

А вот так выглядит «Кулинарная лавка Варвары»

Страсти по «Варваре»

В сентябре прошлого года московское ООО «Селена», принадлежащее ресторатору, потребовало от воронежской сети прекратить использование защищенного словосочетания «Кулинарная лавка». Как пояснила нам руководитель юридического отдела «Селены» Ольга Новикова, достаточно было заменить его, например, на «кулинарию», как это сделали предприятия в других городах, оказавшиеся в подобном щекотливом положении, и конфликт был бы исчерпан. Воронежцы же ответили на претензию неожиданным отказом и даже перешли в контрнаступление. В интересах «Кулинарной лавки Варвары» Патентное бюро Василенко и партнеров направило в Палату по патентным спорам возражения против предоставления правовой охраны зарегистрированным товарным знакам «Селены».

Интерьер Кулинарной лавки братьев Караваевых.jpg

Интерьер «Кулинарной лавки братьев Караваевых»

Настоящая драма развернулась в публичном пространстве. О притеснении «местного производителя» начали активно писать СМИ и блоггеры, вызвав бурные обсуждения в соцсетях. Судя по количеству публикаций, внимания к этому делу привлеклось не меньше, чем к резонансному процессу Воронежского УФАС против ЕПСС. Однако если та история затрагивала кошельки сотен тысяч воронежцев, то чем так всколыхнуло общественность дело «Кулинарной лавки Варвары», непонятно.

Зато тон задаваемой риторики понятен хорошо: «Руки прочь от Варвары», «Как москвичи берут Воронеж через антимонопольный дымоход» и так далее. «Селену» обвиняли и в том, что она, таким образом, хочет получить денег с воронежской «лавки», и в попытках «отжать» местный бизнес, и даже в покровительстве Воронежского УФАС.

«Так, конечно, могут заявлять только люди, не знакомые ни с содержанием претензии, ни с материалами дела, — комментирует Ольга Новикова. — Но мы не будем их разубеждать. Наша позиция при этом остается неизменной: есть закон, и его нужно соблюдать, нравится это кому-то или нет».

Покушение на «святость»

«Даже если полностью исключить версию искусственного ажиотажа, налицо признаки психологии ксенофобии — когда чужое априори воспринимается как враждебное, — рассуждает психолог Елена Казакова, знакомая с ситуацией. — «Воронеж-Москва» как устойчивый архетип «своего-чужого» прочно засел в коллективном бессознательном воронежцев, что доказывает характер обсуждения конфликта в комментариях к публикациям и в соцсетях. Москва-Воронеж — не догонишь: это всегда соперничество. Свое — святое, его не тронь. И это состояние является благоприятной почвой для манипуляций, которые мы, к сожалению, здесь наблюдаем».

В науке это называется феноменом «ингруппового фаворитизма», подробно описанным британским психологом Гарри Тэджфелом. Его смысл заключается в том, что человек более позитивно и наименее критично воспринимает информацию, полученную в собственной группе. Практически любое внутреннее утверждение становится истиной, а заявление со стороны — ложным. Поэтому среднестатистический воронежец быстрее поверит в то, что Каценельсон «ест на завтрак детей», чем согласится с фактом, что ООО «Селена» никому вообще не выставляло материальных претензий. И что обращение в УФАС было вынужденной ответной мерой на действия «Варвары».

Вообще манипуляции общественным мнением в этой истории происходят регулярно. Например, после обращения в Роспатент бюро Василенко зачем-то публично заявило о своей победе. Хотя на самом деле исключительные права на «Кулинарную лавку» в сегменте «кафе, рестораны, клубы и прочие места общественного питания» оставлены Роспатентом за ООО «Селена». И в чем тогда заключается победа?

А 15 мая Воронежским УФАС для всестороннего рассмотрения дела был инициирован соцопрос. Сначала «Варвара» попыталась мобилизовать сторонников, разместив на своем сайте прямое указание: «Если вы голосуете за Кулинарную лавку Варвары, выбирайте пункт НЕТ», хотя антимонопольщики всего лишь спросили, создается ли впечатление о наличии связей между организациями. Затем идея опроса и вовсе была высмеяна в прессе, несмотря на то, что во всем мире вынесение ключевых тем на общественное обсуждение является обычной правовой практикой.

Лавка на лавку

Давая стороннюю оценку событиям, некоторые предприниматели, не пожелавшие раскрывать своего имени, считают, что в защите все средства хороши. Другие говорят, что так можно скатиться до полного попрания деловой этики и потерять свое имя быстрее, чем его отберет суд.

Если же отбросить суждения и сосредоточиться на правовых аспектах спора, то у любого бизнеса в подобной ситуации не так много возможностей для маневра. Можно попробовать разобраться, кто первым ввел в оборот коммерческое обозначение, или попытаться доказать недостаточную степень смешения между ними. Юристы «Варвары» не оставляют надежд поставить под сомнение отличительный характер наименования «Кулинарная лавка». Попытка оспорить его регистрацию в Роспатенте успехом не увенчалась, но по-прежнему не умолкает тезис о том, что «кулинарная лавка» все равно что «книжная лавка» или «торговый центр» — лишь обозначение вида организации.

Интерьер Кулинарной лавки братьев Караваевых 2.jpg

Интерьер «Кулинарной лавки братьев Караваевых»

Воронежский адвокат Станислав Рывкин, специализирующийся в области авторских и смежных прав, с этим не согласен. По его словам, прежде чем осуществить регистрацию товарного знака, Роспатентом проводится тщательная экспертиза, которая в том числе определяет, не является ли описательным характер заявленных на регистрацию словесных элементов и обладают ли данные элементы различительной способностью.

«Например, словесные обозначения типа «магазин», «книжная лавка», «торговый центр» и аналогичные никогда не пройдут регистрацию в Роспатенте, — объясняет он. — Они давно находятся в обороте и не могут выполнять функцию индивидуализации товара или услуги. В отличие от них словосочетание «кулинарная лавка» не было распространено до появления «Братьев Караваевых» и в связи с этим обладает различительной способностью. Я говорю именно о словосочетании, поскольку иногда отдельные слова, не имеющие различительной способности, вполне могут складываться в словосочетания, такой способностью обладающие. В частности, слова «мясной» и «базар» по отдельности не смогут стать зарегистрированными товарными знаками, а в сочетании — вполне».

Исключительно, по закону

Говоря простым языком, наименование ресторана Александра Раппопорта «Мясной клуб», ассоциирующееся с конкретной фирмой, и расхожие обозначения типа «футбольный клуб», «мужской клуб», «ночной клуб» на одни весы не положишь.

Ближайшее заседание Комиссии по рассмотрению дела в отношении «Кулинарной лавки Варвары» состоится во вторник, 27 июня. Для специалистов регионального УФАС это заседание, пожалуй, обещает быть одним из наиболее сложных за последнее время. Чиновникам придется принимать решение под давлением обстоятельств: с одной стороны — общественное мнение и нападки журналистов, с другой — требования закона (первое и второе в данном случае почти не пересекаются). Наверное, проще было бы вообще вывести спор из-под действия антимонопольного законодательства. Достаточно признать, что «лавки» между собой не конкурируют — и дело направится в арбитраж. Но действие товарного знака распространяется на всю территорию России, и антимонопольщикам об этом, конечно же, известно.

Как предполагает Станислав Рывкин, антимонопольная служба еще не раз окажется меж двух и более огней. Количество споров вокруг интеллектуальной собственности растет, и задавать темп в этом вопросе будут именно москвичи как наиболее наученная опытом и дисциплинированная категория бизнесменов. Предпринимателям же из регионов следует всерьез пересмотреть свое отношение к проблеме как в плане использования уже введенных в оборот коммерческих обозначений, так в части правовой защиты собственных.

Адвокат надеется, что в бизнес-практику войдет традиция перед выбором наименования осуществлять мониторинг имеющихся в обороте обозначений и проверку предполагаемых вариантов на тождество и сходство: «Считаю, что ответственный бизнесмен поступит именно так, а не будет полагаться на авось, рискуя нарваться на обвинение в плагиате, не говоря уж о возможных, штрафах, исках, а то и уголовном преследовании. Подобные пренебрежения расшатывают правовую систему, лишая смысла регистрацию товарных знаков в принципе. В конечном счете, страдает рядовой гражданин, потребитель, поскольку при всем многообразии рынка индивидуализация товаров и услуг остается для него едва ли не единственным критерием выбора. Если игнорировать это существенное обстоятельство, то вся система правоотношений погрязнет в неминуемом хаосе. Впрочем, хочется надеяться, что времена беспорядочных заимствований уже в прошлом, а к бизнесу начинает приходить понимание, что за чужое доброе имя можно в любой момент потерять свое — если уж не по решению ФАС или суда, то махом — в глазах делового сообщества».

Игорь Мастикин